О ТАК НАЗЫВАЕМОМ АЛЬТЕРНАТИВНОМ ЗРЕНИИ

ИЛИ ФЕНОМЕНЕ ПРЯМОГО ВИДЕНИЯ

Институт мозга человека РАН, г. Санкт-Петербург

Международная академия развития человека, Москва

Международная академия человековедения, г. Санкт-Петербург

Вызванные потенциалы (продолжение)

Испытуемый В.Б.Первоначально исследования проводились при открытых глазах испытуемого. В первых сеансах мы столкнулись с неожиданно большим количеством ошибочных классификаций (до 40%), нараставшим к концу сеанса, при этом субъективно испытуемый считал задание нетрудным и на укороченных пробных сериях работах без ошибок. По-видимому, это объяснялось недостаточным вниманием к казавшемуся нетрудным заданию, потерей концентрации на восприятие изображений. После соответствующих разъяснений в следующих сеансах испытуемый работал практически без ошибок (1-2 ошибки на 240 проб). Для усреднения в этом и других случаях после визуального контроля записей оставлялось порядка 55-65% проб, остальные пробы исключались ввиду присутствия в них выраженных потенциалов ЭОГ, двигательных или мышечных артефактов.

Вызванные потенциалы (ВП) с достоверно отличающимися от престимульного интервала отсчетами имели место в большинстве отведений (исключение составляли правые передне- и средневисочные отведения), однако характер их был неодинаков в различных зонах. Так, в лобных зонах были выражены среднелатентные (латентность порядка 200-300 мс) компоненты ВП на предъявление анализируемого изображения и практически отсутствовали ВП на предъявление разрешительного знака. В центральных и теменных зонах эта разница была менее выражена, еще менее она была заметна в затылочных зонах. Однако в затылочных зонах достоверные ответы имели и более коротколатентные (латентности 100 мс и менее) ВП (см. рис. 3), которые принято считать отражающими процессы именно в зрительной коре. Подобные компоненты можно было заметить и в левой, и в центральной теменной коре, однако там они маскировались остаточным шумом а-активности, хорошо выраженной у испытуемого даже при открытых глазах, и не достигали уровня достоверности.


В начале работы с маской у испытуемого возникли трудности, выражавшиеся в большом проценте ошибок классификации и недопустимо большом количестве артефактов движения глаз (большое количество проб с выраженными потенциалами ЭОГ). Поэтому в исследованиях был сделан перерыв, использованный для дополнительных тренировок испытуемым в условиях наложения под маску марлевых прокладок с целью уменьшения количества движений глаз. В дальнейшем с этой же целью было также добавлено наложение пальцев правой руки испытуемого на наружные углы глаз поверх маски. Экспозиция изображений была увеличена до 200 мс.

Рис. 3. Примеры вызванных потенциалов (ВП) затылочных отведений (зрительной области) испытуемых при выполнении ими заданий на классификацию зрительных изображений. 1 - без маски; 2 - в маске; 1-П - разности ВП в условиях 1 и 2.
По оси ординат - амплитуда в мкВ, по оси абсцисс - время в мс (цена деления 50 мс).
Вертикальными пунктирными линиями отмечены моменты начала и окончания экспозиции основного зрительного стимула (классифицируемого изображения) и разрешения на ответ (знака вопроса).
На горизонтальную ось под осью времени выводятся метки статистически достоверных отличий отсчетов усредненных ВП от престимульных участков (для условий 1 и 2) и статистически достоверных различий отсчетов ВП в условиях 1 и 2 (для разности ВП и условиях 1 и 2).
Минимальная высота метки соответствует вероятности 0.05<р<0.01, максимальная высота метки соответствует вероятности р< 0.001.

Сравнение результатов накопления ВП в условиях 1 (открытые глаза) и в условиях 2 (работа с маской) выявило следующее. Характер средне-латентных компонентов ВП на предъявление классифицируемых изображений в лобных, центральных и теменных зонах не изменился. Наиболее заметным было различие ВП в затылочных зонах (рис. 3). Здесь в условиях 2 относительно коротколатентные компоненты ВП, которые были достоверно выражены в условиях 1. не были сколько-нибудь заметны. К сожалению, мы не имели технических возможностей статистически сравнить ВП, зарегистрированные в разных исследованиях. С целью проверки повторяемости результатов и статистической оценки различий, было решено вести дальнейшие исследования таким образом. чтобы в одном сеансе имела бы место работа испытуемого и без маски (условие 1), и в маске (условие 2).
С испытуемым В.Б. были проведены два таких сеанса. В первом сеансе испытуемый выполнял 120 проб без маски, затем 240 проб с маской и еще 120 проб без маски.
Во втором сеансе последовательность работы с маской и без маски была обратной. Была восстановлена первоначальная экспозиция изображений - 100 мс. При рассмотрении результатов первого сеанса обратило на себя внимание сглаживание видимых различий ВП в условиях работы с маской и без маски. Прежде всего следует указать на отсутствие видимых относительно коротколатентных компонент ВП в затылочных зонах и большую выраженность среднелатентных компонент ВП на разрешительный сигнал в условиях 1 по сравнению с ранее полученными данными. При общем качественном сходстве ВП в условиях 1 и 2 можно было видеть среднелатентные компоненты разности реакций на предъявление классифицируемых изображений в лобных, центральных и теменных зонах, достигавшие уровня достоверности в отведениях Cz, C4, Pz, P4. Двухфазный характер компонент разности показывает, что в условиях 1 в этом сеансе реакция проявляется быстрее, а в условиях 2 она развивается позже, но более сильна (большая амплитуда ВП).

При рассмотрении результатов второго сеанса стало видно, что имела место дальнейшая нивелировка реакций в условиях 1 и 2, и разностные компоненты ВП вообще перестали проявляться в фоновом шуме, хотя бы визуально заметным образом.

Испытуемая К.З.При регистрации с открытыми глазами ВП на фоне остаточного шума слабо проявлялись в большинстве отведений. Исключение представляли затылочные зоны О, и О2, где присутствовали достоверные ВП с высокоамплитудными волнами латентностью около 100 мс на оба стимула.

К работе с маской в следующем сеансе испытуемая перешла без видимых затруднений, количество ошибок классификации достоверно не изменилось. Характер ВП в общем сохранился, при уменьшении на 20% амплитуды в затылочных отведениях.

В ходе следующего сеанса с чередованием условий (без маски и с маской) внутри сеанса испытуемая к концу исследования отметила, что изображения стали чередоваться "слишком быстро". При апостериорном редактировании выяснилось, что нажатия кнопки имели место в произвольные моменты времени. Таким образом, получить пригодный для анализа материал в этом сеансе не удалось.

Дальнейшие два сеанса были успешными с точки зрения выполнения и правильности классификации.

В первом сеансе (120 проб без маски, затем 240 проб с маской и еще 120 проб без маски) изменился общий паттерн ВП на поверхности головы по сравнению с характерным для этой испытуемой в предыдущих сеансах: ВП в передних, центральных и теменных зонах превысили в своих пиках установленный порог достоверности отличия от фона, сохранилась достоверность различий основных пиков ВП в затылочных зонах (рис. 3).

Сравнение ВП в условиях 1 и 2 в этом сеансе показало, что ВП на классифицируемое изображение при наличии маски подобны ВП при ее отсутствии, но амплитуда их, как правило, меньше. ВП на разрешительный стимул при этом не заметны вообще. Поэтому разностные ВП (группа проб без маски минус группа проб с маской) визуально выражены, достигая достоверности различий в отдельных отсчетах, и в первом приближении подобны ВП при условии 1.

В следующем сеансе (120 проб с маской, 240 проб без маски, 120 проб с маской) сохранились достоверные ВП только в пробах без маски. По пробам с маской достоверных пикон не было, по-видимому, за счет увеличения остаточного шума - возрастания амплитуды фоновой 'З'ЗГ. Соответственно в этом сеансе были фактически неразличимы в шуме и разностные ВП.

Испытуемая Н.М. Испытуемой Н.М., также как и К.З., не потребовалось специальной адаптации к условиям исследования. Уровень ошибок классификации не превышал 5% в первом же сеансе как без маски (первые 240 проб), так и с маской (следующие 240 проб). Паттерн ВП по пробам без маски (условие 2) у испытуемой характерен в этом сеансе наличием достоверных относительно высокоамплитудных монофазных ВП с латентностью пика 250 мс в теменной и затылочной областях. В затылочной зоне, контралатеральной больному глазу, ВП на тестирующий стимул имеют приблизительно ту же амплитуду и латентность, но заметно меньше по длительности ("уже"). ВП по пробам с маской при сохранении общего паттерна имеют несколько большую латентность (на 20 мс в теменных и затылочных областях и на 50 мс в центральной области). Соответственно разностные ВП хорошо различимы и достигают уровня статистической достоверности как в затылочных, так и в ряде фронтальных, центральных и теменных отведений (рис. 4).

Во втором сеансе (с чередованием условий по схеме: 120 проб без маски, 240 проб с маской, 120 проб без маски) ВП по пробам без маски в теменных и затылочных зонах по сравнению с предыдущим сеансом уменьшились и в затылочных зонах потеряли свой монофазный характер. ВП в передних и центральных зонах заметным образом не изменились. Характер ВП по пробам с маской сохранился с уменьшением амплитуды ВП в теменных и затылочных областях. Разностные ВП приобрели более симметричный характер в затылочных областях и менее симметричный - в теменных. В передних и центральных областях разностные ВП практически не изменились.

В третьем сеансе (с чередованием условий по схеме: 120 проб с маской, 240 проб без маски, 120 проб с маской) у испытуемой во второй половине сеанса ухудшилось общее самочувствие, появилась головная боль. Это сопровождалось большим количеством ошибок (40 ошибок в последней серии из 120 проб) и несвоевременным нажатием кнопки ответа. Поэтому количество проб, пригодных для накопления по пробам с маской, оказалось недостаточным для адекватного сравнения ВП. Что касается ВП по пробам без маски, то по сравнению с предыдущим сеансом заметных изменений не произошло, за исключением дальнейшего отклонения формы ВП от монофазной в теменных областях.



Бронников
Вячеслав Михайлович
автор метода развития альтернативного видения
подробнее 1

....

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Следует сразу сказать, то для раскрытия мозговых механизмов феномена альтернативного - прямого - видения необходимы дальнейшие исследования. Настоящая публикация должна рассматриваться как сугубо предварительное пилотное исследование. Авторы считают, что данная статья является целесообразной попыткой первого научного ответа на целый ряд публикаций в популярной прессе.

При визуальном наблюдении за поведением исследуемых лиц действительно создается убедительное впечатление о наличии у них способности видения при закрытых глазах, т.е. наличии альтернативного или прямого видения.

Исследование с испытуемой К.З. в лаборатории С.В. Медведева показало, что человек в состоянии видеть изображения на экране с полностью закрытыми маской глазами. Использование изготовленной в лаборатории маски и двойного слепого контроля существенно уменьшает возможность подтасовки результатов испытуемыми или их учителями. Возможность подтасовки, кроме того, маловероятна, если принять во внимание, что контингент испытуемых составляли в основном подростки, причем некоторые - с серьезными дефектами зрения. Таким образом, следует сделать вывод о существовании феномена "альтернативного видения".

Возможность передачи (научения) способности к такому видению означает, что можно говорить о методе, а не только о феномене.

Таким образом, проведенная работа не опровергла, а, наоборот, подтвердила наличие альтернативного видения у обученных испытуемых. Мы говорим об "альтернативном" видении как альтернативе обычному и используем термин "прямое" видение, чтобы подчеркнуть возможность видения "в обход" зрительного пути (без проекции изображения на сетчатку глаза).

Обсуждая результаты инструментальных методов исследования, следует отметить, что испытуемые охотно шли на контакт и старательно выполняли задания. Тем не менее, при выполнении заданий появилось очень большое количество артефактов, существенно снижавших мощность статистического оценивания.

Данные ЭЭГ подтверждают перестройку мозга на другой режим функционирования при проведении функциональных проб с "рассматриванием" предметов с завязанными глазами. В этом режиме важная роль принадлежит в-зктивности. Появление в-активности в экспериментах у испытуемого В.Б. лишь в неоптимальных условиях (утомление) свидетельствует, по-видимому, о том, что в-ритмом характеризуется определенная, хотя и длительная фаза становления феномена - все остальные испытуемые имели существенно меньший срок обучения и становления феномена. Не исключено, что в тех же целях мозг может использовать и волны условно-патологического возбуждения (комплексы "острая волна-медленная волна") у части испытуемых. Возможно, эти перестройки ЭЭГ отражают режим работы мозга в условиях, когда осуществимо использование его сверхвозможностей [3]. Наличие сходных изменений ЭЭГ у разных лиц (при исходном различии их ЭЭГ) косвенно свидетельствует о том, что речь идет не об уникальном феномене, а о воспроизводимом, обучаемом процессе (явлении).

Явление существует, оно воспроизводимо и может изучаться физиологическими методами.

Результатом проведенных исследований можно также считать апробацию методики вызванных потенциалов применительно к исследуемой проблеме. Полученные результаты носят нетривиальный и неоднозначный характер. Они показывают, в частности, что исследование поставленной проблемы осложняется нестационарностью реакций испытуемого в процессе исследования, индивидуальными различиями в паттернах ВП, возможным влиянием процессов адаптации к условиям исследований. На данном этапе наиболее вероятной представляется гипотеза о том, что по мере адаптации к условиям исследования использование испытуемыми механизмов альтернативного (прямого) видения может вносить существенный вклад, может быть даже превалировать и в ситуации, предполагающей использование обычного зрения. У испытуемого В.Б. в начале исследований имела место, по данным ВП, более четкая дифференциация обычного зрительного и альтернативного, прямого видения. У него, напомним, в начале исследований с хорошей достоверностью проявлялись относительно коротколатентные ВП в затылочных областях при работе без маски, переставшие даже зрительно обнаруживаться при работе с маской. У испытуемых К.З. и Н.М., относительно меньше владеющих методом, изменения ВП при изменении условий исследований без маски-в маске носили скорее количественный (но достоверный!), а не качественный характер. То же имело место и у В.Б. на последующих стадиях исследования, вплоть до полного исчезновения сколько-нибудь заметных различий ВП в условиях без маски-в маске.

Мы оцениваем серьезность представленных положений. Если явление динамики ВП в затылочной области, отражающее "приход и неприход" информации в эту область по традиционному пути, будет и далее подтверждаться, придется более настойчиво изучать способы альтернативной передачи зрительной информации. Возможно ли это принципиально? Мозг отгорожен от внешнего мира несколькими оболочками, он достаточно защищен от механических повреждений. Однако, через все эти оболочки мы регистрируем то, что происходит в мозге, причем потери в амплитуде сигнала при прохождении через эти оболочки удивительно невелики - по отношению к прямой регистрации с мозга сигнал уменьшается по амплитуде не более чем в два-три раза [4].

Возможность прямой активации клеток мозга фактором внешней среды и, в частности, электромагнитными волнами, что осуществляется в процессе лечебной электромагнитной стимуляции, легко доказывается развивающимся в этих условиях клиническим эффектом. Как один из вариантов можно, по-видимому, допустить, что в условиях формирования альтернативного - прямого - видения результат достигается действительно за счет прямого видения, прямой активации клеток мозга факторами внешней среды. Нельзя полностью исключить и локационный механизм феномена, однако и то, и другое требует по крайней мере еще нескольких открытий в области механизмов мозга.

Не настаивая на истинности рабочих построений, с наименьшими выходами за рамки известного, по-видимому, можно предположить также сугубо предварительно, что альтернативное зрение осуществляется с помощью кожи. Прямых доказательств этому пока нет, но есть ряд косвенных.

Эти соображения базируются на следующем.
1. Кожа формируется в онтогенезе из одного зачатка с нервной системой.
2. В обучении альтернативному видению важным этапом является сопоставление ощущений кожи с цветом и другими свойствами предметов.
3. Ослабление первичных ВП в затылочной области может происходить при усилении ВП в соматосенсорной области.
4. В природе существует феномен зрения поверхностью ("кожей") тела - у некоторых морских беспозвоночных, у бабочек [5].
5. И наконец, феномен "чтения, опознания" кожей контактно предъявляемых слов, цифр, изображений известен широко, воспроизводим практически у всех и при повторении усиливается. Кстати, хотя официально "принят" не был, но не был опровергнут феномен Розы Кулешовой (50-е годы XX в.) - опознание цвета кожей пальцев рук.

Возможно, в процессе обучения альтернативному видению происходит не только проявление потенциальных свойств кожи, но и переобучение мозга, может быть, как проявление одной из его сверхвозможностей.

Мы все-таки приводим здесь эти соображения как возможные материальные механизмы явления, как антитезу заманчивого нематериалистического представления механизма феномена альтернативного видения. Следует отметить, что, основываясь на результатах представленного пилотного исследования, не представляется возможным выдвинуть убедительную гипотезу о физиологических механизмах альтернативного видения. Тем не менее, представленные результаты свидетельствуют о целесообразности проведения дальнейших исследований в этой области.

ВЫВОДЫ

1. Экспериментально показано существование феномена так называемого альтернативного видения.
2. Показано, что "включение" альтернативного видения изменяет характер ЭЭГ.
3. Наблюдаются статистически достоверные разности компонент ВП, зарегистрированных при классификации изображений в условиях обычного и альтернативного видения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Бронников В.М. Познай себя. М.: Культура. 144К. 95 с.
2. Бронников В.М. Системные технологии развития человека, 1 ступень обучения. М.: Культура. 1448 46с.
3. Бехтерева /7./7 Мозг человека — сверхвозможности и запреты // Наука и жизнь. 2001. № 7.
4. Бехтерева Н.П. Биопотенциалы больших полушарий головного мола при еупратенториальных опухолях. М.: Медгиз, 1960. 187 с.
5. Aizenberg I., Tkachenko A.,  Weiner S. et al. Calcific microlenses as part of the photoreceptor system in Brittestars // Nature. 2001. V. 412. Р. 819.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить