Открытая встреча Аркадия Петрова и Александра Шатанова
с жителями  Крыма в Симферополе 19.09.2008

Стенограмма

Шатанов АП: Дорогие товарищи, встреча у вас сегодня с Аркадием Наумовичем Петровым. Я здесь присутствую потому, что он не любит один находиться в президиуме. Поэтому не расстраивайтесь от того, что нас здесь двое. Вопросы обращайте к Аркадию Наумовичу.

Традиционная форма встреч, которые мы проводим, следующая – сначала показываем фильм, после этого отвечает Аркадий Наумович на вопросы. Или же, когда Аркадия Наумовича нет, то отвечаю на вопросы я или другой сотрудник Фонда Аркадия Петрова. В последнее время мы на таких встречах показываем фильм "Разум побеждает смерть". Он завершён несколько месяцев назад, причём это первый фильм, производство которого было финансировано государством.

К сожалению, сегодня не сложилась возможность показать этот фильм. Но, тем не менее, несколько экземпляров этого фильма здесь имеется, и я думаю, что вы найдёте возможность его посмотреть  самостоятельно. А сейчас Аркадий Наумович скажет несколько вступительных слов о нашей деятельности. Имеется в виду – о деятельности Фонда Аркадия Петрова и личной деятельности Аркадия Наумовича. После этого Аркадия Наумович ответит на Ваши вопросы. Вопросы желательно подавать в письменном виде. Слово предоставляется Аркадию Наумовичу Петрову.

Петров АН: Ну, во-первых, хочу сказать, что мне очень приятно быть на Украине и, в том числе, в вашем городе

Шатанов АП: Я вижу, что несколько человек в зале включили диктофоны. Слышимость на диктофоне будет плохая, если он далеко от выступающего. Поэтому, если Вы хотите, чтобы запись была качественной, вы можете положить диктофоны на стол, стоящий на сцене.

Голос из зала: Надо говорить громче. Аркадий Наумович, у нас первая встреча с Вами, поэтому мы не предусмотрели микрофон.

Петров АН: Это мне ещё повезло, что зал не очень большой. Если бы он был длиннее, например, вдвое, что бы тогда было? Может быть, тем, у кого плохой слух, переместиться ближе к сцене?

Я ещё раз повторю то, с чего начал. Мне очень приятно быть на Украине и объясню почему. Потому что Украина одной из первых так широко и мощно откликнулась на те знания, на те технологии, которые мы несём сейчас, можно сказать, даже в МИР. Потому что то, что сейчас происходит, и те отклики, которые идут на применение наших технологий, уже стали приобретать международный характер не только, так сказать, на Украине, но и во многих европейских странах.

Практически во всех странах постсоветского пространства технологии уже применяют, уже получают результат, уже убеждаются   в том, что это всё действует. Собственно, сама задача, которую мы перед собой ставим, заключается именно в том, чтобы пробудить в каждом человеке веру в свои собственные возможности. В этом отличие наших знаний от всех других. Ведь всегда говорят: "Вот вы куда-то придёте, там есть какой-то специалист, он что-то там такое сделает, и Вам станет хорошо".

Мы делаем совершенно противоположное. Мы говорим, что каждый человек, буквально каждый человек, может это делать. Даже в детском возрасте это доступно, потому что у нас есть дети, которым семь-восемь лет, которые получают замечательные результаты, в том числе по регенерации органов.

Мы около двенадцати лет латентно, то есть, скрыто, развивали наши технологии. Почему латентно? Потому что развившись, эти технологии угрожают, на самом деле, очень многим благополучным ныне отраслям. И если бы мы заявляли о них раньше времени, я думаю, что мы сейчас бы в этом зале с вами  не общались, просто бы не общались. А сейчас, когда очень много результатов, когда много публикаций, мы уже, не скрывая, публикуем  наши технологии и в газетах, в книгах.

Сейчас сложилась ситуация, когда уже очень много учеников, много последователей. Как в известном студенческом анекдоте: "Вместе с заочниками нас семьсот тысяч - всех не перемучаете!"

Вот так развивалась ситуация. Это в какой-то мере  проясняет, почему всё возникло как бы внезапно. Ещё два-три года назад никто об этом как бы ничего не знал. Но это не значит, что два-три года назад всего этого не было. Мы работаем и получаем результаты уже двенадцать лет, понимаете? Просто мы о них ничего не сообщали. Это было- ну, на уровне сообщений ТОС (Тётя Одна Сказала) понимаете - не ТАСС, а ТОС. Люди приходили, получали помощь, рассказывали кому-то, приходили другие люди. И мы горды тем, что за это время, не опубликовав ни одного рекламного призыва, никак, так сказать, себя явно не обнаружив, мы за это время набрали сотни очень значимых, просто феноменальных результатов и по лечению онкологии, и по восстановлению утраченных органов, и практически по всем заболеваниям.

Но при этом мы постоянно подчёркиваем, и хотим, чтобы вы тоже это поняли и акцентировали в себе – мы не лечим. Мы действительно не лечим людей. Мы им даём знания. Это не потому, что мы не можем вылечить. А потому что каждый человек должен соучаствовать в процессе, ибо процесс этот духовный.

Помните библейскую историю о том, как Иисус воскрешал Лазаря? Давайте задумаемся. Он воскрешал известного Ему человека. Он сначала помолился за него. Он сначала обратился к Отцу, что Он знает этого человека. Он был, как бы, ходатаем за этого человека. Ведь Он помогал не каждому. Сколько рук к нему тянулось. Но ведь не каждую руку Он пожимал и не на каждый призыв отвечал. Почему?

Давайте зададимся этим вопросом. Проходил через селения, где сотни людей собирались со всей округи, чтобы увидеть этого чудотворца и получить от Него помощь, а Он подходил к одному, который в пять утра ещё залез на дерево, сидел на этой ветке. Попробуйте столько часов просидеть на этой ветке. Значит, какова у него была вера и ожидание Иисуса. И Иисус к нему подходил и говорил: "Сегодня у Тебя будем вечерять, Заведей". А потом этот Заведей шел за Ним, как ученик. Значит, Он помогал в первую очередь тем людям, которым это было необходимо в связи с духовным развитием.

Вот представьте себе – сидите вы на берегу моря. Вам легко это сделать, благо оно у вас тут недалеко. Вдруг из моря выходит водолаз. Качается, падает на песок. Понятно, что надо оказывать помощь. Кому Вы будете оказывать помощь? Скафандру, который на нём, или тому человеку, который внутри? Вот в этом вся суть вопроса. Если человек верит, что мир создан Богом, если он начинает действовать во всём так, что с какого-то момента устремляется к Богу, то у этого человека начинается духовный этап развития. Вот такому человеку помощь и приходит в первую очередь.

Потому что в каждом человеке есть Бог, в каждом. Мы все дети Бога. Но мы задавили в себе эту Божественную искру. Стали у животных перенимать повадки. Они грызутся, и мы грызёмся. Они друг друга когтями рвут, и мы тоже. Они друг с другом не по-человечески разговаривают, а только на уровне рыка и оскала, и мы делаем то же самое. Разве не так? Да ещё и в международном масштабе. Да ещё и по религиозным признакам, по национальным и другим.

Поэтому в человеке есть как бы два начала – природное и божественное. В человеке есть всё. И Бог, и Дьявол. Вот есть такое слово ДЖИХАТ.  Так вот ДЖИХАТ надо действительно вести – но против себя неверного. Не против какого-то неверного там где-то в другом месте, а в себе найти вот этого неверного, и объявить ему ДЖИХАТ. И вести эту войну каждый день. Это не сразу получается. Это вообще очень трудная борьба на самом деле. Но каждый день делать хотя бы что-то, помня о том, что надо поступить по-человечески, а не как поступают звери.

Мы очень много делаем на зверином уровне. Мы говорим о том, что у нас есть обыденное сознание, а есть ещё некие возвышенные уровни сознания, называем их – расширенные, духовные, истинные. А у нас ещё на самом деле от обыденного сознания более низкая ступень – обыдленное сознание. К сожалению. И вот поэтому, когда мы начинаем работу с человеком, мы хотим, чтобы он проходил этот путь одновременно с нашей работой, чтобы искренне начал развитие своё духовное в сторону идеала, потому что Бог – это идеал, он совершенен. Иисус тоже говорил: "Будьте совершенны, как ваш Отец". Почему? Потому что только на этом пути устремления к совершенству мы изживаем в себе всё наше звериное начало.

Иисус въезжал в Иерусалим помните на чём? На осляти. На животной душе. А улетал на Пегасе, на коне крылатом. Вот каждый человек должен в себе этот путь пройти, потому что в каждом человеке Бог.

Это не то, что вот я приехал, или кто-то ещё, и какие-то все исключительные. Нет. Мы не исключительные.

Александр Петрович сказал, что я не люблю сидеть один в президиуме. Более того, я вообще не люблю сидеть в президиумах, понимаете? Вы видели, нас уже тут подняли как бы чуть ли не насильно, потому что, мне гораздо проще стать среди вас и разговаривать с вами, и чувствовать, что я не какой-то исключительный, а такой же, как вы. И эту мысль я пытаюсь при каждой встрече внушить каждому человеку, что всё то, что делаем, например я, и то, что сейчас так удивляет людей, и это начинают, как бы возносить как феномен – не есть личная уникальность. На самом деле, в какой степени феномен? Только в той степени, в какой другие не сделали усилия к тому, чтобы делать то же самое.

Помните, есть история у Ричарда Баха? Живут некие животные в реке, цепляются за водоросли. Один говорит: "Я вот отцеплюсь,  и буду плавать". Другие кричат: "Ты что сумасшедший? Тебя разобьёт, ты разобьёшься, тебя понесёт по течению". Он, все-таки это делает. Они видят, что ничего не происходит, кричат "Ты Бог". Он говорит: "Да я не Бог, я просто отцепился от этих водорослей. Сделайте тоже самое, и плавайте на поверхности. Вот я вас к этому призываю. Отцепитесь от всех своих стереотипных представлений, что вы ничего не можете. Вы можете всё".

Наш организм так создан Создателем, что уже всё есть для исцеления. Нет только одного.

Голос из зала: Веры!

Петров АН: Именно. Нет веры и нет управляющего импульса – мы не управляем событиями в своём организме. Как же они будут происходить, если хозяин организма, человек, ничего в этом организме, в плане управления, не делает? Как это будет происходить?

Многие из вас уже, наверное, прочитали книгу "Сотворение мира", видели какие-то фильмы. Вот этот фильм, диск которого вам сейчас показывал Александр Петрович, "Разум побеждает смерть", это первый государственный фильм, который вышел. Перед отъездом сюда вышел ещё академический, медицинский журнал с рассказом о нас.

Это очень мощный прорыв, то есть коллективное сознание начинает меняться. Ведь в редколлегии журнала сплошь академики медицины, и если они начинают пропускать такие материалы, это говорит о том, что им уже сдерживать такую информацию  стало невозможно. Их сметают факты. Факты очень мощные. Их очень много. Некоторые врачи, профессора, уже применяют наши технологии.

Например, здесь есть газета "Древо Жизни". На первой полосе рассказывается о человеке, которому регенерирована почка. Это художник из Самары. Причём добавлю, что его почка, удалённая, когда ему было девятнадцать лет, давно – в юном возрасте, была  помещена в анатомический музей. Он мог ходить и смотреть на удалённую у него почку. А пятьдесят с лишним лет спустя ему восстановили  почку. Получено медицинское подтверждение. И в этой газете он сам рассказывает о том, что с ним произошло.

Но я хочу показать вам в этой газете ещё и другой материал. Нейрохирург, он из Алма-Аты, это в Казахстане. Он у нас три года назад обучался, и вот здесь он рассказывает о том, как применил наши технологии и регенерировал двум женщинам репродуктивные органы. И эти женщины родили детей.

Ведь что важно. Не только то, что они восстановлены, но и то, что они безупречно выполняют свои функции, понимаете? На самом деле объяснение здесь не такое сложное, почему это произошло. Я сейчас, буквально несколько минут спустя, объясню вам, как это происходит, но что важно – эти факты уже нельзя отрицать. Человек,  находящийся далеко от нашего Фонда и даже от нашей страны, по сути дела, применяет эти технологии и достигает таких выдающихся результатов. И что с такими фактами можно сделать? Можно, конечно, какое-то время изображать неведение, как это власти и медицинская наука нередко делают у нас в России, хотя  не очень-то и получается.

Если говорить о регенерации органа, то она возможна, как я вам говорил, при идущем процессе духовного развития, если говорить о главном условии. С другой стороны, она возможна потому, что в наших ДНК, в хромосомах есть уже план и знания о том, как строится орган. Ведь когда появляется зигота, клетки начинают строить целый организм – они же знают, как это делать. Клетка же не вызывает какого-то академика, чтобы он ей рассказал, какое она должна сделать первое действие, действие второе. Ей, клетке, это не нужно. Она такая маленькая, но в ней есть все  знания о мире, и она знает, как построить такой сложный, действительно сложный биологический объект, как человек, и она его строит. И эта информация есть в хромосомах каждого ДНК.

Мы извлекаем её своим импульсом. Для этого надо тренировать импульс, потому что, поймите, что любое дело сразу не получается. В любом деле нужна тренировка. Многие, так сказать, думают, что у них не получится, а на самом деле они ещё и не пытались ничего сделать. Так вот у нас разработан тренинг, когда мы включаем в активную работу дополнительные участки нейронов головного мозга, коры головного мозга.

У нас, как правило, один процент активных нейронов, и мы создали вот такую цивилизацию – корабли космические летают. А если включить десятки процентов нейронов дополнительных в работу? Но только осторожно, зная, как это делается. Например, с помощью  человека, который обладает ясновидением. Тогда и у вас тоже появляется инструмент, с помощью которого вы сможете работать.

Вот на столе лежит магнитофон, допустим. Если я возьму пучок ваты и попробую включить какую-то кнопку и вообще руководить процессами управления в этом магнитофоне и что-то переключать там, то у меня, скорее всего, ничего не получится. Но если я возьму какой-то стержень  металлический или авторучку, то у меня получится.

То есть наше сознание, если оно не натренировано, оно как вата. И мы не можем порой сразу добиться результатов, но это не значит, что если не получается сегодня, то не получиться завтра.

То есть надо работать. У нас эта работа тоже занимала немало времени. Можно ли сказать, что мы всего достигли? Нет. Скорее всего, мы только начали понимать, насколько сложен и насколько более обширен мир, чем мы себе представляли. Он многоуровневый. Мы работаем только в одном определённом диапазоне. Красный и наверху фиолетовый. В ультрафиолет или в инфракрасную среду мы уже не можем войти и ничего не можем видеть. Электромагнитные волны существуют в мире изначально.  Но мы о них узнали только недавно. Мы жили как-то без них тысячелетия, но это же не значит, что их не было. Это значит только то, что мы  о них ничего не знали. Так и о самих себе мы знаем не так уж много. И вот к этому надо устремить своё внимание, своё время, свои усилия. Потому что на самом деле нет важнее вот этого, недаром на древних храмах писали эту великую фразу Анаксагора «Познай себя, и познаешь мир». Нет ничего важнее  этого.

Мы на этом пути готовы помогать. Мы разработали такую систему обучения, в которой есть возможность обучаться всем. Например, мы прекрасно понимаем, что у многих людей нет финансов. Для этого есть Интернет обучение, газеты, книги, и люди могут или самостоятельно, или, обмениваясь друг с другом знанием, идти этим путём.

Мы не создаём никакого частокола вокруг знаний, которые сейчас у нас есть. Мы их не защищаем патентами, не грозим кому-то палкой, что если вы их возьмёте, то мы вот на вас накинемся или кого-то на вас натравим. Мы делаем прямо противоположное. Мы  говорим "Возьмите, используйте и добейтесь результатов. Станьте здоровыми".  То есть совершенно прямо противоположное.

Даже там, где у нас в Интернете выходят эти материалы, мы пишем, что это всё результат труда, и всё, конечно, имеет какую-то цену. Если есть возможность, ну что-то заплатите. Если нет такой возможности, можете не платить ничего, никаких претензий нет, мы понимаем, что у каждого своя ситуация. А вот здоровье, право на здоровье есть  у каждого человека. Каждый человек должен быть здоровым. Не должно быть никакой преграды, никакой стены у человека на этом пути. Разумеется, если нужна помощь специалистов наших, здесь какая-то оплата должна быть. И вы должны понимать, что вообще специалиста подготовить – на это требуется, как правило, пять лет. Сколько людей вообще вокруг работает, вокруг этого специалиста, чтобы он мог куда-то поехать, что-то сделать. Это же целый процесс – офис снимать, за всё платить.

Здесь уже каждый  человек сам решает. Если есть у него такая возможность – он пользуется помощью специалиста. Нет у него такой возможности – он выбирает вот этот простой и ясный путь. Он, конечно же, может быть более долгим, но ведёт он в точности туда же, к этому же самому результату.

Вот, вкратце я рассказал о том, что мы сейчас делаем, чего достигли.

Надо сказать, что наконец-то наступает перелом в общественном сознании, коллективном сознании. Как это ощущается, покажу на таком смешном примере: год назад газета "Комсомольская правда" обрушилась на нас с огромной статьёй на целый разворот, это был разгромный материал по мне и Игорю Витальевичу Арепьеву в том плане, что вот, мол, последыши Грабового, что есть какие-то недобитые, надо добить.

Они же, по сути, не смотрят – ну такое у "комсомольцев" боевикастое мировоззрение – что мы делаем, кто вылечился. Если, например, взять фильм "Разум побеждает смерть", то его авторы взяли кинокамеру и пошли по всем, так сказать, городам и весям к тем людям, о которых решили рассказать. Они каждого сняли, с каждым поговорили. Сходили в больницу, где они были зарегистрированы. То есть они провели расследование. И это расследование настолько, например, режиссёра этого фильма окрылило, что он написал песню, которая в начале фильма звучит. Режиссёр сам как композитор выступил, как поэт и как исполнитель. Он сам её поёт. И прекрасная песня родилась. У него душа пела. Он увидел, что в жизни человека появился, так сказать, масштаб, обозначилась впереди какая-то перспектива, причём очень-очень большая и очень значимая перспектива, потому что здесь всё: не только излечение, но и процесс омоложения, и смена мировоззрения.

Это же всё заложено в процесс регенерации. Появляется новая клетка в организме с полным набором теломерных окончаний. Теломерные окончания – это как два усика на конце хромосомки, которые при каждом митозном делении клетки укорачиваются. И, совершив  примерно пятьдесят делений, клетка больше делиться не способна, после этого может только стареть. Она может стареть иногда двадцать лет, иногда тридцать лет, но это всё равно процесс угасания. Если же в человеке появляется новая клетка через регенерированный орган, он начинает молодеть. Потому что эта клетка, новая клетка, начинает перепрограммировать все клетки вокруг и восстанавливать теломерные окончания на всех хромосомах. Появляется новый цикл жизни у человека. Вот ведь ещё сколько новых проблем уходит в связи с развитием этого процесса.

Закончу мысль по "Комсомольской правде". Они опубликовали против нас эту статью, обругали нас, и никто не заступился в СМИ, ни одного голоса в защиту не было. Недавно они повторили этот наезд, но в этот раз уже в какой-то  маленькой заметочки – такой жалкой, уже не сравнимой по той огнестрельной мощи, которая была год назад. И вдруг десять газет и два медицинских журнала дали положительный материал, прямо так сказать в противовес тому, что напечатала "Комсомолка".

Это говорит о больших изменениях, понимаете? Не малозначимое событие. Люди стали понимать, и даже специалисты стали понимать, и даже как-то выступать в защиту. Это свидетельствует о том, что процесс стал очень активно происходить, и многое меняется. И меняться процесс стал в положительную сторону, потому что с нами на контакт постоянно выходят и медицинские академики, и специалисты Звёздного городка и очень известные люди, причём со всего мира звонят. Это говорит о том, что эта латентная фаза развития заканчивается. И вместе с ней период неопределённости.

И мы надеемся, что, принеся вам эти знания, передав их вам, мы поможем вам подготовить специалистов, чтобы не надо было ездить в Москву, чтобы вы на месте здесь могли всё это решать и распространять через новые знания новые процессы – процессы спасения. Здесь это точное слово. Человек, который обретает новое мировоззрение, миропонимание, – он спасает себя и в духовном плане, и в физическом плане, потому  что у него уходят любые проблемы. Любые проблемы на самом деле уходят, если человек начинает себя воспринимать как неотъемлемую часть Мира.

Не хочу сказать, что каждая новая проблема, которая встаёт перед нами, решается как грызть семечки. Нет. Нам приходится очень много работать. Даже вот регенерацию зубов, которую мы запускали, надеялись решить быстро и просто, а это оказалось серьёзной задачей. С нами приехал один из ведущих специалистов Института молекулярной биологии РАН Андрей Игоревич Полетаев. Его нет сейчас в зале, он сегодня отъехал в Севастополь. Вот он в своё время принёс идею – технологию регенерации зубов. Это было уже достаточно давно. Много лет назад. Мы по этой технологии, хотя она была выстроена с научной точки зрения, начали работать. Но соединить с нашей практикой не удалось – она не пошла, она не развилась. Вот если бы сейчас он был здесь, кстати, может быть он ещё подъедет к вечеру, он мог бы рассказать об этом.

Потом был второй вариант. Нам его привезла женщина – специалист-нейрохирург из Санкт-Петербурга. Была предложена кольцевая закладка. Мы делаем вначале зубную закладку, она предложила кольцевую закладку делать. Мы стали работать по её технологии, и вы знаете, зубы стали расти, но, как правило, кривые.  И мы это тоже прекратили.

И потом, в конце концов, разработали свою технологию, которую сейчас запускаем, и по которой идёт сейчас много положительных откликов.

Причём в некоторых случаях процесс шёл настолько аномально быстро, что даже невозможно это объяснить с научной точки зрения. Никак невозможно, потому что всем понятно, что цикл клеточного митоза, объём, за сколько времени там клетки могут заполнить определённый объём легко определить. Вообще зуб растёт полтора года в норме. А у нас были случаи, когда они уже за четыре месяца вырастали.

Один случай был просто потрясающим. В Красноярске у человека сразу начался очень активный рост зубов. Вырастали буквально за две недели, но они вылезали чёрные. И все перепугались, потому что у всех духовная практика, тут всё начинают в сознании соединять. Чёрные зубы полезли, представляете, это же "караул" с точки зрения духовного восприятия. Мы обратились в Институт молекулярной биологии, как раз к Андрею Игоревичу Полетаеву. Там прикинули: он говорит, что это возможно, и именно потому, что быстро растёт. То есть они нашли причину. Мы в Красноярск звоним, чтобы успокоить, а они нам говорят, что зубы уже побелели и они уже сами все успокоились.

Бывают случаи сотрудничества с Академией наук, в котором официальная наука может быть очень полезна. Мы очень много, например, узнаём у Андрея Игоревича Полетаева, а он блестящий официальный учёный Российской академии наук. И я ничего зазорного не вижу в таком контакте. Я думаю, что тут нужно не противостояние, а взаимопомощь. Люди должны понимать, что мы делаем, и стараться помочь нам. Ведь гораздо больше на этом пути можно приобрести, чем потерять. Хотя для некоторых, допускаю, это проблема.

Однажды мы выступали в Ростове-на-Дону, и подошёл к нам доктор медицинских наук, он в этом городе один из самых известных учёных, подошёл просто познакомиться. Потом ещё раз подошёл, после моего выступления, на котором я так же, как и вам, рассказывал о том, что делаем – это было в ТЮЗе, в театре, там была очень большая аудитория. Буквально всё было заполнено. И балконы, и зал основной. И когда мы вышли после выступления в фойе, этот же доктор подошёл к нам, и он был совершенно пьяный.

Мы спрашиваем: "Почему, что с тобой?" Я прямо, напрямую его спросил, почему он совсем недавно был трезвый, а сейчас напился. И он тоже честно ответил: "Если вы можете всё, то зачем же тогда нужны мы?"

Понимаете? Для многих это вопрос, который они не могут перешагнуть. А перешагнуть-то очень просто, на самом деле. А не проще ли с нами взаимодействовать, учиться, вот как врач-нейрохирург из Алма-Аты Бокен Жантенов. Для него вопрос не станет – зачем он нужен.  Он знает, зачем он нужен. Он нужен  для того, чтобы помогать людям. Он взял новые знания, самые передовые.

И он не мучился никакими пьедесталами. Это вопрос пьедестала на самом деле. Мол, нас не обойдёшь, не объедешь.  Все дороги ведут к нам. И без нас никуда. Но извините, и с ними-то никуда на самом деле с пьедесталами. Уже статистика это показывает. В Европе, в Америке, в Израиле во время всеобщих забастовок врачей люди выживали на тридцать-пятьдесят процентов больше, чем когда этих забастовок не было. То есть врачи, здесь, в этом процессе, не очень-то и нужны. Не благодаря им, а вопреки их участию выживают люди. Почему? Потому что у людей внутренняя установка в этот момент на себя, и они понимают, что помощи нет. Эти ребята в белых халатах руки умыли и бастуют. К ним не подойдёшь. Помощи нет. И тогда у человека, на уровне его души срабатывает, что он может только на себя рассчитывать, оказывается, вот этого импульса хватает, очень многим людям хватает, чтобы выжить.

В фильме, который киностудия "Дорога времени" недавно выпустила о работе нашего Фонда, рассказывается, кстати, об одной женщине из Омска. У неё была тяжёлая форма рака, а сейчас она благополучна, здорова, возглавляет региональное отделение нашего Фонда. Она собрала очень большую группу. Это притом, что она сама профессиональный врач. То есть товарищ как бы из другой реальности.

Когда пришла к своим коллегам, врачам, у них просто шок был. Они говорят: "Ты что? Мы посчитали – ты уже семь месяцев, как должна быть на кладбище". У них по их учебнику нельзя ей жить и всё. В их сознании канон – нельзя ей жить. Вот почему мы настраиваем людей на то, что каждый должен жить  и выстраивать впереди не пессимистическую, а оптимистическую фазу своего развития. А они уже всё сосчитали – по науке ей жить нельзя. По их науке. А у нас наука другая.

Вы знаете, сознание-то давит. И многие проблемы выходят у нас из-за врачей. Понимаете в чём дело? Я знаю, что мы сейчас находимся в медицинском учреждении, и в зале сидят медицинские работники. Но я скажу мысль, которую не могу скрыть от вас. На уровне ясновидения видно, например, что когда в организме появляется так называемые онкоклетки, они не сразу становятся источниками заболевания. Они, в общем-то, появляются каждую секунду и каждое мгновение. Но как происходит сам процесс закрепления? Это очень интересный момент. Сама клетка ещё не больна, а над ней есть информация, как плёночка,  как кадрик, который наложили на неё, как налепили на неё информационно-энергетическую структуру, что идёт развитие заболевания, хотя сама негативная информация ещё не соединилась с клеткой. Идут на обследование – а картинка-то болезни есть, и врач-то уже говорит – "хана", и сознание-то человека, который слушает врача, отозвалось.

И как только сознание отозвалось, вот эта плёночка, вот на эту клеточку – раз, она как налипает на неё, и пошёл процесс уже на физическом уровне. Понимаете, что произошло?! Незнание того, что делают врачи, приводит к тому, что уже в массовом порядке идёт эпидемия онкологии.  Через врачей. Здесь ни белыми халатиками, ни отмытыми ручками никуда от факта не уйдёшь. Это просто незнание энергоинформационных и нейро-лингвистических закономерностей. Просто неведение. Кстати, это единственное, чем ещё можно их оправдать. Но невозможно оправдать их в том, почему они, зная о том, что новые знания уже существует, не меняют своё мировоззрение, не приобретают эти новые знания, не берут их себе на вооружение. Ведь знания же им дают. И никто не ограничивает их в этом. Берите, пользуйтесь и помогайте другим людям. Надо же как-то останавливать это самоубийство человечества. Посмотрите, научных знаний всё больше, лекарств неимоверной сложности всё больше, оборудование всё сложнее, а здоровых людей не осталось. Это как? Почему? И кто виноват?

Теперь перехожу к ответам на вопросы.

Вопрос: Ну вот здесь пишет одна женщина, что она, как бы, восстанавливает аппендицит, идёт регенерация, и она уже ощущает, что он уже появился, и она спрашивает, как теперь узнать о восстановлении?

Петров АН: Мы всем нашим учащимся, ну, как бы учащимся, потому что мы не называем больными тех, кто у нас учится, рекомендуем пройти стандартный медицинский осмотр, обследование. У нас никакого противопоставления в этом плане нет. Я сам, у которого регенерировано два органа, желчный пузырь и аппендикс, прошёл, точнее сказать, последовательно проходил, в течении довольно длительного времени, медицинское обследование. Я просто по этапам наблюдал, как восстанавливается орган. У меня все документы и выписки есть. И по ним даже видно, что происходило с врачами, которые регистрировали восстановительный процесс. Напротив нашего офиса в Москве расположено научно-производственное объединение "Квант", регистрация проходила в их поликлинике.

Когда я первый раз пришёл, они шутили по поводу меня. Я им честно сказал, что мы восстанавливаем, регенерируем желчный пузырь. И мы хотели бы, чтобы врачи сопровождали этот процесс наблюдением. А они стали хихикать: "Ну, больные всякие бывают. Поскольку за ваши деньги, ну давайте, пойдём вам навстречу. Какая разница, давайте смотреть, есть  или нет".

Посмотрели. Пишут, там есть графа, что желчного пузыря нет. Сам главный врач смотрел. Он говорит мне: "Ну, раз отрезали, значит отрезали". И так снисходительно улыбается: мол, а чего ты хотел?

Я прихожу через некоторое время опять, они снова смотрят. Но уже у них какие-то сомнения появились, но такие, которые как бы не разбивали прежнего убеждения – они всё равно пишут, что желчного пузыря нет.

Прихожу в третий раз. Вдруг появилась тень на месте удалённого органа. Они в недоумении. Там, где желчный пузырь, знак Z ставят, но в конце бланка всё-таки пишут, что появилась тень. Я их наивно спрашиваю, то есть как человек наивный, я спрашиваю: "Тень от чего?"

Они отвечают: "Не знаем, от чего там тень, но тень есть". Тут я понял, что их наука – дело тёмное.

Потом вдруг тень приобрела плотность, стали стенки просматриваться. У меня семь таких снимков. А когда уже приобрелась плотность, врачи мне стали телефоны домашние оставлять, им стало очень интересно: "Ну, если что, ты прямо мне домой звони". То есть прямо на обороте их заключений, где они подписи и печати ставят, появились их домашние адреса, телефоны. Тоже о чём-то говорит, о чём-то свидетельствует. И так до самого конца, пока полностью не восстановилась желчь. Тогда всё уже писали как положено. И очень последовательно всё описывали. Поэтому мы рекомендуем всем стандартную медицинскую диагностику.

Единственное, что желательно учитывать, что у врачей может быть шок. Вот, например Острецов, когда пошёл на обследование, схитрил.  Он попросил обследовать почки. А они видят у него шов, начали выпытывать, откуда шов. Он говорит, что у него ранение когда-то было, не сказал, что отрезали почку. Врачи стали смотреть эту почку – почка замечательная. Всё описали, всё как положено, функционирует нормально.

А если прямо скажешь, что произошло, сознание у врачей негативно сработает. Не всякий врач сможет своё сознание перешагнуть. Андрей Игоревич Полетаев, который во многих случаях наблюдал эту ситуацию с диагностикой, может рассказать ну просто анекдотические ситуации. Там такие были пассажи, там пишут такие заключения…. Например, что в области желчного пузыря наблюдается "как бы желчный пузырь". Стенки нормальные, желчь нормальная, всё нормально, но слово "как бы" всё равно стоит. Ну никак они через это своё сознание не перепрыгнут.

Были интересные случаи, когда, описав восстановленный орган и узнав, что его ранее хирургически удалили, – врачи бросались к пациенту отнимать свои же собственные заключения.

Вопрос: Будут ли у нас, в Симферополе занятия с вашим участием?

Петров АН: Да. Будут. Они уже начинаются. Мы с вами уже проводим первое занятие. Наше общение – тоже занятие. Но для того, чтобы идти планово, нужно проходить базовый курс. Для этого надо организоваться в группу. Потому что, поймите, что мы приезжаем уже из другой страны. Как минимум надо человек пятнадцать хотя бы, чтобы все наши расходы хотя бы оправдались. Специалисту, который ездит, надо платить зарплату, надо командировочные платить, надо проезд ему оплачивать, надо много чего. И ещё раз говорю. Каждый специалист, – это в общем-то, результирующая труда очень многих людей, которые обеспечивают его труд. Секретари, бухгалтеры,  референты, целая группа людей, которые вовлечены в процесс. Поэтому здесь надо собрать хотя бы минимальную группу в пятнадцать человек, тогда можно созваниваться. Как я понимаю, у нас будет представитель в Симферополе. Я думаю, что Александр Петрович Шатанов даст вам этот контакт, телефон, как с ним связаться, и когда такая группа сформируется, приедет специалист, проведёт базовый тренинг.

Цель базового тренинга заключается в том, чтобы открыть ясновидение. То есть то, о чём я говорил: активизировать определённые дополнительные проценты нейронов головного мозга. Кроме всего ясновидческого эти упражнения и на уровне "сомы" имеют очень большой профилактический характер. Если мы тренируем, например, мышцы, то тяжести можем поднять, гантели. А как  натренировать клетки мозга? Так вот оказывается, что упражнение, которое у нас есть, концентрация и расслабление внимания приводит к тому, что клетки мозга тренируются, и это мощнейшая профилактика инсультов. Даже просто физически упражнения безо всякого ясновидения, выводят людей на то, что у них снижается риск заболевания инсультами.

У нас работала Ольга Ивановна Каёкина. Это заведующая лабораторией мозга НИИ традиционных методов лечения. Она привезла к нам в центр оборудование, и больше года снимала необходимые параметры со всех учащихся, замеряла до, во время, после. Так сказать, выводила динамику, и написала по этому поводу книгу "Тайны виртуального мозга". Часть книги уже опубликована как монография. У неё, правда очень длинное и очень трудно выговариваемое название. В этой книги она обобщила очень большой материал по иррациональному видению, в том числе и тот, что был получен при нашей работе. Недавно, в "Комсомольской правде" в материале "Как открыть третий глаз" эти снимки были опубликованы. Они один в один соответствуют тем, что были напечатаны в моём докладе "Система развития сверхспособностей человека", который я делал на Всемирном Информациологическом Форуме в Кремле в 2000 году и который там же с автографом подарил нынешнему министру иностранных дел – Лаврову и некоторым другим очень известным людям. Прямо анекдотическая ситуация. В одном номере "Комсомолка" нас громит как мошенников и аферистов, а в другом, как говорят в определённых кругах, напустив умняк на лицо, просвещает своих читателей о том, какие замечательные прорывы делает современная наука в этой области познания. Так вот, эти прорывы, которые вы, "комсомольцы", стали пропагандировать, они прямо в нашем Фонде и добывались. И то, что вы наконец-то стали говорить об этом серьёзно и без ёрничания оставляет надежду, что даже с такими "информаторами" общественности как вы – не всё безнадёжно.

У большинства учащихся на тренинге открывается ясновидение. Не хочу сказать, что у всех, но у большинства людей открывается ясновидение. Когда открылось ясновидение, тогда люди приходят ко мне обучаться уже лично. Я веду эти группы. Я работаю в основном с ясновидящими. Так что после базового курса можно учиться у меня.

Далее вы можете воспользоваться силами новых специалистов, как это происходило в других местах, организовывать собственный центр, собственную работу здесь, на месте. Далее наше участие уже может быть на уровне, допустим, только консультации, развития процесса, взаимоотношений каких-то. Но мы всегда готовы помогать и поддерживать этот процесс.

Вопрос: Как и где можно помочь мужчине избавиться от паховой грыжи?

Петров АН: Можно в больнице. Но, правда, тут пишут, что он операции боится. Можно у нас. Хотя возникает вопрос: а вдруг он тоже испугается узнавать про мир нечто больше, чем он знает? Так тоже бывает. Это не так просто, как кажется. Открывается ясновидение, и начинаешь видеть то, чего раньше никогда не видел. И ещё к этому надо привыкнуть. Тоже не простой процесс, и не все к нему готовы. Но большинство готово. Подавляющее, можно так сказать, большинство. Потому что проблем на моей памяти было немного, на пальцах можно сосчитать. Всем это доставило только счастье  и радость. Испугавшихся было очень не много, несколько человек буквально.

Далее многие вопросы касаются заболеваний. Буду отвечать последовательно.

Вопрос: Как вылечить семилетнего ребёнка?

Петров АН: Ребёнок может учиться. Ну, правда, при таком диагнозе, который здесь обозначен, всё-таки это гидроцефалия, лучше, конечно, учиться родителям. Во Владивостоке у нас есть случай исцеления мальчика от этого заболевания, причём мамой его. У неё тоже, кстати, фамилия Никитина, как у того врача, что в Омске вылечилась от рака. Его мама пошла учиться, у неё блестяще начало работать ясновидение. Она начала работать не только со своим мальчиком, а стала, в общем-то,  помогать очень многим людям.

Мальчик благополучен. Он, который совершенно не говорил, заговорил практически на наших глазах, когда мы там были, находились во Владивостоке. Она приходит на занятие и говорит, что вчера мальчик сказал первые в своей жизни слова. Причём он уже сам самостоятельно вышел на кухню, где бабушка готовила, и он сказал: "Сковорода, картошка, дай". Он сказал три важных слова. Там все от счастья прыгали. Представляете? Значит, всё это возможно. Но это работа. И эта работа шла у неё в дальнейшем более двух лет. Это не неделя работы. Но и диагноз, знаете ли, не простой. В мире никто гидроцефалию не лечит. Никто не лечит. Ни один врач не возьмётся. Нет сообщений медицинских, что с таким диагнозом удалось спасти человека.

Вопрос: После инфаркта лекарствами разрушили печень, почку, желчный пузырь. Как пройти у вас диагностику?

Петров АН: Я хочу сказать, что сам процесс диагностики, вот просто так, в отрыве от всего, мы вообще не делаем. Здесь очень сильный моральный момент. Войти ясновидением в человека, увидеть в нём проблемы, выйти и оставить его с его проблемами, понимаете ли, нельзя. А чтобы идти и работать, надо договориться о том, куда идём, чего хотим достичь – это процесс. Поэтому просто самой по себе диагностикой мы не занимаемся. Мы это уже проходили. Это как ловушка. Человек говорит: "Спасибо", и уходит со своей проблемой. А ты ходишь и мучаешься: "Как же так? Он не просил тебя лечить? Не просил. Мы об это не договаривались? Не договаривались. Процесс связан с духовным ростом для него? Большой вопрос. И  что  в этом случае делать?  Любопытство удовлетворил, посмотрел". Ну, это тоже не дело. В связи с ясновидением очень важное слово сопровождает каждое ваше действие: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ.

Вопрос: Осуществим ли мы регенерацию конечностей?

Петров АН: Вы знаете, для меня это достаточно сложный вопрос. Вот я сейчас не могу так же отвечать на него, как на предыдущий, потому что у нас был опыт работы. К нам обратилась одна женщина, кстати, в "Сотворение мира" мы о ней пишем, которой отрезало ноги. Мы начали восстановление этих ног, и процесс пошёл. У неё сначала на пять сантиметров выросли ноги, потом на двенадцать. Достаточно много.

Представляете? Та самая Ольга Ивановна Каёкина из Института традиционных методов лечения приезжала, линейкой мерила, ахала, охала. Она говорит: "Смотрите, кожа молодая, ни одного шрама". Она была в восторге. Растёт без шрамов. Это было ей не понятно. Она говорит: "Я даже не знаю, как об этом рассказывать. Если я начну об этом рассказывать, меня выгонят, лишат всех степеней и званий и работы. Вот такая ситуация. Просто выгонят, если я начну об этом рассказывать".

Но там был очень трудный момент. Мы дошли до коленного сустава и не смогли продвинуться с Игорем Витальевичем Арепьевым дальше.  Не смогли в то время.

Но после этого была трагическая семейная ситуация с этой самой женщиной. Она же погибла. У неё брат-алкоголик. И у них шла драка из-за этой квартиры, где она жила. И однажды, зимой, это, кстати, к пониманию того, какие мы люди-человеки, и всем ли надо помогать и когда помогать. Вот он приехал, и эту беспомощную женщину с отрезанными ногами, зимой выкинул на улицу. Просто взял в охапку и выбросил в сугроб. Когда приехала скорая помощь, ей сделали укол, который оказался аллергически несовместим, она в течение минуты сразу ушла. В течение минуты, буквально. То есть мы стараемся спасти человека, приходит другой человек, выкидывает её в сугроб и она погибает.

Потом у нас не было другого случая с восстановлением конечностей. Не обращались к нам. Поэтому не имею однозначного ответа на вопрос. Конечно, исходя просто из того, как решались другие проблемы, мы видим, что они все, в конце концов, решаются. Даже проблема с зубами, она же не пошла сразу. Но в течение трёх-трёх с половиной лет мы всё-таки сумели выйти на положительный результат.

Так же с волосами. Оказывается, вот эти органы, зубы и волосы, они сложнее, чем восстановление почки в организме, потому что они имеют как внутреннее, так и внешнее проявление. Конечности – то же самое. Рука ли, нога ли – такой сложный орган, я думаю, посложнее, чем волос восстановить. Но с другой стороны, мы видим, что если занимаешься, не бросаешь проблему, то решение находится.

Конечно, важно соучастие. Не проще ли открыть себе ясновидение, и начать работать самому? Ведь канал ясновидения – это канал общения, ну как вам сказать, с всемирным Интернетом. С всеобщим знанием. Знание есть в нас. В каждой клетке есть знания обо всём Мироздании. Каждая песчинка во вселенной знает, куда и на какое место ей встать, чтобы появился Мир. Она уже заранее в себе имеет эту информацию. Всё разумно на самом деле. Никаких случайностей нет.

Поскольку здесь сидят врачи, могу дать им, как бы, один из свежих фактов. Есть специалист по ДНК – Роберт Шапиро, очень известный учёный в Америке. Он, используя суперкомпьютеры, просчитал вероятность самозарождения простейшей бактерии, и получил, знаете какое число? Десять в сорокатысячной степени, со знаком минус, естественно. У нас число атомов во вселенной всего-навсего десять в восемьдесят второй степени. Чудовищное число. Это простейшая бактерия, поймите.

О какой случайности возникновения жизни вообще после этого можно речь вести? Как пытались нам представить в системе образования, возникла флуктуация во Вселенной, и появился весь Мир, и теперь во взаимодействии стольких бесчисленных, по сути дела, числа объектов в гармонии системно развивается. Бактерия не может развиться без плана одна простейшая, а не то, что вот это бесконечное число объектов, да ещё и системно. Поэтому ни о какой случайности нельзя говорить. Другое дело, есть область нашего знания и область нашего незнания. И область нашего незнания в миллиарды раз больше, чем область нашего знания, как бы не раздували щёки на постаментах некоторые нынешние академики.

Совсем недавно выступали Кругляков и Велихов, два наших известных академика. Говорили, что уже всё как бы познано. Вы знаете, мы это уже проходили. В начале прошлого века физики тоже говорили, что всё познано, уже всё по полочкам расставлено, осталось только познать тайну чёрного тела. Вошли в это чёрное тело, и оказались в другой вселенной, в квантовой. До сих пор выйти не можем.

Вопрос: Здесь опять несколько записок с похожими вопросами.… Заболевание мальчика, можно ли без операции…

Петров АН: Ещё раз говорю. Мы можем вам передать знания. Во многом результат их применения зависит от вас. От того, как вы будете с этими знаниями обращаться, от того, какова цель. Целевая установка очень важна. Целевая установка, чтобы у мальчика не было заболевания, это одно. А может быть целевая установка – разобраться, почему у мальчика возникло это заболевание, может быть, оно возникло из-за того, что что-то родители в этой жизни делали неправильно, и мальчик через эту болезнь пытается привлечь внимание родителей к какой-то ненормальности в семье, или ещё где-то вокруг неё. То есть это разные цели. И многое зависит от того, как на это смотреть. Идеология предшествует в нашей системе миропониманий технологий.

Вопрос: Возможно ли исправить переломы или дефекты костей?

Петров АН: Ну, это да. Этот опыт у нас есть, и один из таких достаточно свежих случаев, когда к нам обратился очень известный человек, это директор Международного управления одного из крупнейших банков России. Этот молодой человек получил травму во время футбольного матча, они между собой играют иногда, на элитарном уровне. Кто-то его локтем в спину ударил, и у него вылетели позвонки вперёд. Эта травма считается очень тяжёлой,  очень быстро возникают отёки, и исправляются такие ситуации обычно операцией.

Но, поскольку перед этим у его мамы регенерировали щитовидную железу, она прошла обследование, получила снимок на УЗИ. Потом прошла повторное обследование. Пошла в лабораторию и получила гормональный статус. Щитовидная железа  безупречно выполняла свою работу. И сын её под впечатлением от этого события, сказал: "Везите к Петрову". Привезли его к нам. Мы с ним поработали – Олег Пулатов и я.

Суть работы заключалась в том, что мы его не трогали, на кости не давили. Хотя по своему и давили. Можете себе сейчас представить – мы астральными руками, выстроив голограмму – в теле есть клетка лидер, в которой изначальный план. Выстроили этот план, голограмму, и астральными руками аккуратненько стали всё вправлять на место. Человек через день вышел на работу. Он настолько этой ситуацией проникся, что стал проситься к нам в Фонд. Потом всё-таки, ушёл вице-президентом очень большого банка.  Но сам факт, что человек настолько поразился, что даже свою работу хотел бросить. Уйти с такого поста – вы представляете, какой это уровень, какой это пост?

Так что с костями – это, конечно, всё  возможно. О том числе и в плане мировоззрения, миропонимания.

Вопрос: Представьте, пожалуйста, ваших учеников в Симферополе, которые имеют возможность и право распространять ваши знания.

Петров АН: Мы сейчас, по сути дела, только формируем, группу. Я здесь учеников на уровне тех, кто уже может выходить на серьёзные результаты, пока не знаю. Если есть кто-то на подходе, это скоро будет видно.

Шатанов АП: Право распространять знания в такой форме, как происходит, например, сегодня, имеет каждый. Поэтому, именно в этом смысле, людей, выделенных кем-то, нами в том числе, как людей, имеющих исключительное право на такое распространение, в Симферополе нет. Так же как и нигде в другом месте.

Я сейчас взял слово в связи с тем, что у нас есть планы на будущее, и они уже близки по времени реализации, создать Всеукраинскую общественную организацию, и у этой организации будут региональные отделения, в том числе будет отделение в Симферополе.

Эти отделения будут центрами распространения информации. Мы будем прилагать максимум усилий к тому, чтобы в этих отделениях была литература, были газеты, были диски, и они стали информационными центрами распространения знаний. Но ни у одного из отделений не будет эксклюзивных прав на то, чтобы эту информацию распространять.

Кроме того, мы сейчас тоже прилагаем значительные усилия к тому, чтобы в каждом районном центре, в том числе, в Симферополе, столице Республики Крым, были центры – сначала консультационные, методологические, пропагандистские, просветительские, а через некоторое время, и учебные. Но для того, чтобы подготовить большое количество специалистов, которые могут заниматься консультационной деятельностью, как вы сами понимаете, требуются серьёзные усилия, и это работа не одного месяца. Тем не менее, мы рассчитываем, что в следующем году уже будет сеть таких центров в разных городах Украины.

Вопрос: Можно ли вылечить катаракту глаза?

Петров АН: Повторяю, что всё можно. Учиться надо. Вот буквально перед отъездом мне звонил Геннадий Иванович Шипов. Наверное, все знают. Академик и автор теории физического вакуума.  Он десятого числа ложится на операцию по поводу, как раз, катаракты.

Он построил разговор таким образом: Вы убедите меня, что лучше идти к вам, а не в больницу. А я ему говорю: "Не буду я Вас убеждать. С какой стати я должен Вас уговаривать? Вы решили, что в больницу, ну идите в больницу. А если Вас душа зовёт к нам, тогда приходите к нам, и мы вам дадим сначала почитать книгу".

Причём я его лично знаю. Он мне когда-то, лет восемь назад, подарил свою монографию. Очень толстый учебник. Я ему сказал, что когда он мне подарил свою физику, я её прочитал. И я  надеюсь, что он тоже решит по нашим технологиям заниматься, и тоже прочитает те труды и работы, которые я сделал, потому что это настройка сознания. Потому что то, что мы в телефонном разговоре обсуждаем – попытка уговорить меня, в таком разговоре надо проломить стену предубеждения. Но я не хочу ничего проламывать, я хочу, чтобы Вы сами сознательно открыли ворота вашей крепости, как бы, и впустили помощь. И были сознательным сторонником этой помощи.

Все наши технологии связаны с мировоззрением. Меняется мировоззрение – появляются технология. И тогда решается вопрос. Потому что причин, например, возникновения катаракты может быть несколько. Могут быть, даже экзотические, могут быть банальные – например, слабый венозный отток крови. Частицы не уносятся из глаза нормально. На уровне ясновидения видно, что происходит, по какому направлению нужно работать и что надо делать. На уровне хирургии в больнице тоже сразу видно, что надо делать. Взять скальпель или циркулярную пилу и срезать там что-то, удалить лишнее. Ну, надо просто определиться, что вам-то лично надо делать?

Вопрос: Объясните, как формируется цена участия в научно-практическом семинаре? По нашему мнению, она преодолима.

Петров АН: Ну, я говорил о том, что мы пытаемся создать разные возможности обучения. Если человек не может придти на семинар, если считает, что ему кто-то обязан помочь, а эту помощь ему взять негде, он может обучаться через Интернет, это форма условно-платная, может читать книги и газеты. Там есть материалы, на которых можно обучаться. Хотя вокруг нас масса благотворительных фондов, кого-то ещё, кто позиционирует себя как помогающих тем, у кого чего-то нет.

Просто нельзя же перекладывать всё на нас: разработайте и следите. Сами вылечите. Да ещё и знания распространите, книги и газеты издайте. Ну хоть что-то оставьте не нам, а себе.

Берите и изучайте самостоятельно. Пожалуйста. Книги есть, учебники есть, учебный курс. Вот вышел первый том "Древа Жизни". Готовы ещё пять томов. Знаете, я вам сейчас скажу. У меня реально, просто нет финансов их издать. Книги уже есть, но нет средств, чтобы их напечатать.

Вопрос: А через Интернет можно их взять? Что это за книги? Покажите…

Петров АН: Вот "Древо жизни", первая часть называется "Кто ты, человек?". Это учебник. Здесь знания, здесь технология.

Вопрос: Как  Учение называется?

Петров АН: "Древо Жизни". Это основное название. Есть и другая формулировка, мы использовали её в Декларации Движения "ПРЕОБРАЖЕНИЕ": "Древо Жизни – о создании гармоничного  и созидательного мира". Эта же основа использована и в названии газеты: "Древо Жизни – путь к себе".

Книги знаний я тоже называю "Древо Жизни". У каждой части есть своё индивидуальное подназвание. Вот в этой книге, в первой части, есть очень интересный материал. Женщина-врач из Владивостока вела дневник. Она восстановила тридцать два зуба, и она записывала каждый день, что происходило, что она делала, и что в результате получилось. Поскольку она врач, она сделала это очень профессионально. Это ценно. Потому что очень ценно именно как опыт работы .

Эти книги можно получать. Давайте наладим какой-то контакт. Ведь приезжают ваши книготорговцы в Москву, забирают они эту литературу. Если это выстроить каким-то образом, то у вас регулярно будет литература, а у нас средства, чтобы эти книги издать.

Шатанов АП: Ситуация достаточно простая. Очень высокий спрос на трёхтомник "Сотворение мира" возник в Украине за летние месяцы, и во многих городах люди звонят и спрашивают, где можно купить их, говорят, в их городе этой книги нет. А те, кто продаёт эти книги на рынках и в магазинах, говорят, что закончился тираж. Некоторые из присутствующих здесь тоже такие ответы получили. Так вот я вам скажу, что в издательство "Культура", которое официально издаёт книги Аркадия Петрова, не было обращений за этой книгой. Её не брали в издательстве "Культура". То есть замысел, который был, что издание этих книг и потом их продажа позволят издавать следующие книги, этот замысел натолкнулся на то, что эти книги, видимо, издают в другом месте. Мы не знаем где. Мы уже встречали здесь, на Украине, контрафактные издания.

Петров АН: Причём их издают один в один.  Кстати, в газетах есть телефоны и адрес, куда можно обратиться. И адрес, и телефоны, и сайт. Если вы не хотите помогать ворам, которые ищут наживу, а хотите помогать тем, кто выстаивает новый мир духовных отношений – закажите эти книги в издательстве.

Вопрос: А если "Древо Жизни" покупать?

Петров АН: "Древо Жизни" – это продолжение. Но трёхтомник тоже надо читать. Мы настойчиво рекомендуем начинать с чтения трёхтомника.

Шатанов АП: Поэтому мы идём по другому пути. Речь идёт об этих книгах, о которых спрашивали. Мы их не распространяем через магазины и рынки. Те, кто хочет эти книги приобрести, объединяются через региональные центры в представительства. Такие представительства – это на самом деле люди, которые готовы помогать процессу распространения знаний. Список этих людей есть на сайте Фонда Аркадия Петрова и на сайте Движения "ПРЕОБРАЖЕНИЕ". К любому человеку из этого списка обращаются и говорят "Нам хотелось бы приобрести такие книги". В результате получается заказ из нескольких книг, или из нескольких десятков книг, и вот такое количество книг заказать в Москве и доставить в Украину значительно проще.

Так мы видим организацию процесса распространения книг и газет по России и многим другим странам. Не в том перспектива развития, что всё, что должно быть выстроено, будет выстраиваться нами, а в том, что люди, которые хотят помочь процессу распространения знаний, начинают действовать сами. И вот эта деятельность по распространению знаний – одна из форм помочь себе. Известны случаи, когда люди участвующие в этом процессе активно, вдруг обнаруживали, что у них начинают уходить или уходят заболевания. Так устроен наш мир.

И поэтому, если кто-то из присутствующих готов этому процессу содействовать, это для него может быть мысль, которую можно проецировать не только на своё желание ознакомиться с книгой и выучить технологию, но и на то, как к миру относиться по-другому. В мире надо действовать, и действовать активно. Спасая других, спасёшь себя. Тогда и в городе  будут книги, и у друзей будут книги. И это случится значительно раньше, чем мы организуем сеть представительств. То есть дело в ваших руках.

Петров АН: Ну, естественно, когда кто-то идёт навстречу друг другу, то расстояние преодолевается быстрее, это же понятно. Чисто математически, логически объяснимо. Мы стремимся, чтобы наши книги дошли до вас. А если вы будете стремиться, чтобы произошло то же самое, мы, конечно же, быстрее достигнем результата.

Вопрос: Где продаются книги?

Петров АН: В Москве. Я ещё раз говорю, в газетах есть адрес, телефоны, даже схема нарисована, как нас найти. Видите, в каждой газете есть и адрес и телефоны. Есть Интернет магазин, по Интернету можно заказать.

Шатанов АП: Интернет-магазин устроен таким образом, что он принимает платежи только на территории России. В связи с этим распространение книг из Интернет-магазина происходит через организацию "Почта России". Вскоре появится здесь организация – это будет всеукраинская общественная организация, через неё будет организован такой же процесс.

Вопрос: А как на таможне?

Шатанов АП: Вот это опять выражение позиции. Не мы должны знать, как работает таможня. В Украине есть сорок миллионов человек, для которых предназначены эти знания. И среди них наверняка есть те, кто хорошо знает, как работает таможня, понимаете? Наше дело с людьми работать, и если вы в окружении своём можете найти человека, который знает, как работает таможня, и готовы этому делу способствовать, вы поможете не только лично себе, но и очень многим в этом городе и в ближайших городах в том числе. То есть дело совсем за малым, не к нам вопросы надо обращать, а необходимо самим проявить активность. Теперь понимаем, почему Христос говорил людям: проститесь?

Вопрос: Как вы преодолеваете свои эмоции при просматривании самого себя?

Петров АН: Вообще говоря, они у меня, как мне кажется, в достаточно узком коридоре. Я не очень позволяю этим эмоциям куда-то перехлёстывать, потому что в процессе работы убедился, что этого делать нельзя. Эмоции вообще нужно держать в узде. Потому что действительно, когда просматриваешь, то видно всякие процессы-сущности. В своё время, когда я в кишечнике кое-что видел, не у себя, а у другого человека – ну это да, впечатляющее зрелище. Такие необычные процессы! Но всё равно нужно подходить к этому спокойно. Наверное, как и врачи вырабатывают определённое отношение.

Вопрос: Как нейтрализовать наблюдателя, мыслящего противоположно? Например, мать верит в исцеление ребёнка, обращается, а отец-скептик смеётся и не верит.

Петров АН: Были очень схожие примеры, когда один человек дал другому посмотреть фильм. Настоял, чтобы тот посмотрел, как бы заставил посмотреть. И надо сказать, что после просмотра фильма этот человек изменился. То есть надо какие-то формы искать, потому что не можем мы каждый раз приезжать из Москвы и переубеждать всех в вашей семье.

Вопрос: А если не берёт категорически?

Петров АН: Ну, вы же знаете, их через что воспитывают? А если не воспитываются, то потом пожинают плоды. Знаете, как в Библии написано – время разбрасывать камни и время их собирать. Я хочу сказать, что сейчас немножко другое время. Время разбрасывать бумеранги, и время получать бумерангами по голове. Вот они летят, бумеранги, значит надо ждать, когда прилетит и куда стукнет.

Вопрос: Почему себя плохо видно и как это преодолеть?

Петров АН: Это технологический вопрос. Могу вам рекомендовать следующее. Раз вы уже смотрите, и раз вы уже видите, делайте напротив себя сферу, и свой фантом помещайте в сферу. Не в себе рассматривайте, а в фантоме. Вот и вся проблема. И лучше переходить сейчас на сферические топоформы.

Вопрос: Излечим ли сахарный диабет?

Петров АН: Всё то же самое, всё решаемо. Надо решать, просто один болен тем, а другой болен этим, третий болен ещё чем-то, и опять то же самое по кругу. Ответ у меня один – всё излечимо, если человек духовно правильно сориентирован.

Вопрос: Когда можно будет подписаться на ваши газеты в Севастополе и в Крыму?

Петров АН: С января 2009 года будут поступать по подписке.

Вопрос: После прохождения консультаций даётся ли какой-нибудь документ для использования его в открытии центра?

Петров АН: Мы даём свидетельство, что человек окончил наши курсы. Но там везде написано, что это в структуре нашей системы. Почему мы так пишем, я сейчас объясню. То, что мы делаем, это некое системное знание, именно системное, и мы не останавливаемся в развитии. Мы идём, идём, идём. Выстраиваем элемент за элементом структуру. Многие в этой структуре получают спасение и исцеление, даже ничего не делая, видимо у них какая-то есть внутренняя готовность к этому процессу.

Приведу один пример. Ко мне зашли очень известные целители Шаховы. Их по телевидению иногда показывают, муж и жена. Они просто пришли выразить восторг книгой. Это была их единственная цель прихода. Они пришли мне рассказать, как их поразил трёхтомник "Сотворение мира".

Они повосхищались, поговорили, вышли, и вдруг она, когда переходила скверик возле нашего офиса, почувствовала себя плохо, присела на скамеечку и говорит: "Петров со мной что-то сделал". Муж побежал за водой, минеральной воды ей дал. Они же ясновидящие, они чувствуют, но чётко сказать не  смогли, что произошло. Но я ничего не делал на самом деле.

Через неделю с небольшим, примерно дней через десять, выяснили, что у неё восстановились репродуктивные органы, которые были удалены. И когда Андрей Игоревич Полетаев на конференции "Здоровье без лекарств", она проходила в Москве на ВДНХ, рассказывал о случаях регенерации, вдруг этот муж из зала выкрикивает "Дайте, дайте я скажу". Выходит и начинает рассказывать эту историю. Здесь приятная неожиданность.

А теперь объяснение, почему такое произошло. Я же действительно ничего не делал. Почему же это произошло? У неё душа была открыта. Во мне есть знания. Они постоянно из меня как бы излучаются, ведь это же, как говорит Пётр Петрович Гаряев, волновые процессы. Они на уровне, так сказать, определённых ситуаций эмоциональных, как бы выходят, и человек мне говорит добрые слова, и моя душа к нему тянется. Во всяком случае, я этому человеку благодарен, говорю: "Ну спасибо вам за добрые слова". И что-то в этот момент происходит – от меня к ней что-то перешло хорошее. Подарок такой, нежданный и негаданный. Попробуй, пойди и получи где-то в медучреждение, да? Ходи хоть от одного края земли к другому – не получишь. А тут раз, и произошло. И таблетку не ели, и травку не жевали и мочу не пили – а случилось.

Здесь есть готовность. У неё душа была раскрыта. Это объяснение многих случаев исцеления, ведь многие действительно исцеляются, не приходя к нам, а всего лишь прочитав книгу. У них душа была готова, а книга и текст книги – это тоже определённый код. Это вербальная кодировка процесса. И процесс происходит. Если есть точные знания, то они срабатывают, когда человек приоткрывает себя навстречу этому знанию. Всё. Готовность – очень важный момент. Человек был готов. Ведь не со всеми же это происходит.

Вопрос: Мы знаем принцип врачей – чем больше больных, тем больше прибыль. Как вы относитесь к прививкам?

Петров АН: К прививкам отношусь плохо. Насчёт того, что у врачей такой принцип – врачи-то тоже разные. Давайте мы поймём, что есть люди, которые действительно это всё делают от чистого сердца. Они многим жертвуют ради тех, кому помогают. Многим жертвуют. Но есть другие. Видно, кто как работает. Кто побежал в частные клиники, за высокими окладами, за какими-то сверхприбылями. А кто-то с детьми вот как здесь работает. Это разные врачи. Поэтому давайте всё в кучу не сваливать.

И даже та критика, которую я произносил в адрес врачей, она всё-таки имеет некий позитивный характер. Это, скорее, призыв: "Услышьте, поймите, придите, возьмите и помогите через эти технологии вашим детям, например.  Вон, через дорогу напротив, какая громадная больница стоит, помогите". Мы же не претендуем на их долю. Мы просто даём знания. Возьмите, примените и спасите людей. Чего проще-то?

Вопрос: Псориаз излечим?

Петров АН: Да. У нас были люди с жуткой формой псориаза. Кстати из Украины человек приезжал. Он был покрыт этой корой, и он рассказывал, что когда ходит по дому, то в течении дня с него осыпается это всё. Когда жена сметает, то почти ведро набирается такой страшной обсыпки. Он пытался даже покончить жизнь самоубийством.  Вываривался. Пытался в бане кипятком ошпаривать, чтобы это всё сошло. Сходило до того, что у него мясо дышало, кровь выступала. Опять потом нарастает, и всё. Он приехал к нам, у нас есть фильм "Древо жизни", где он рассказывает свою историю. Возьмите. И видно его уже – он там уже без корки этой. Нормальный человек, у него уже нет посриаза. Он очень доволен. Так что псориаз излечим.

Вопрос: Где фильм взять?

Шатанов АП: Фильмы, которые выпускает Фонд Аркадия Петрова, перечислены на сайте Фонда Аркадия Петрова и на сайте издательства "Культура". Все книги, которые выпущены Фондом и издательством, и все диски. В том числе и тот диск, о котором идёт разговор, выпуск №1 за 2005 год. Их можно вместе с книгами заказать. Можно собрать заказ, и, скажем, с помощью проводника поезда для начала или с помощью тех, кто поставляет книги из России в Украину, доставить их.

Опять подчеркну, что нужно встречное движение от вас. У нас не хватает сил на то, чтобы поднять целую страну в одиночку, только собственными силами. Я думаю, вы понимаете, что это действительно очень сложная задача. И встречное движение от вас нам очень сильно поможет, и вам оно тоже очень сильно поможет.

Скажу ещё несколько слов о подписке на газету "Древо жизни – путь к себе". Мы знаем, как это Российской стороны организовано. В России есть, в Москве есть организация с названием "Агентство по распространению зарубежных изданий". С этим агентством заключён договор, что в украинском каталоге будет газета "Древо жизни – путь к себе".

Газету можно будет получать по подписке и в Украине, т.е. так же как почтальоны разносят газеты по подписке, точно так же они будут разносить и нашу газету "Древо жизни – путь к себе".

Мы готовились открыть подписку в Украине с января 2009 года. Но, в связи с некоторыми организационными сложностями, эта подписка начнётся со второго полугодия 2009 года. В отделениях связи, в тех каталогах, которые появляются с первого апреля 2009 года, будет строчка с названием этой газеты. Подписной индекс мы дополнительно сообщим через газету и через сайты.

То есть никакой экзотики. В обычный каталог будет включена газета. У неё буде индекс не тот,  который уже опубликован. В газете сейчас опубликован российский индекс. Будет какой-то другой подписной индекс, но важно, что подписаться на неё можно будет обычным образом. При этом, так по практике у нас складывалось, что газеты выходили  опозданием. То есть августовская газета, например, в сентябре вышла, июльская в августе. У нас не хватает сил, действительно мало сотрудников, чтобы все процессы закрывать вовремя, поэтому заранее приношу извинения, если газета будет доставлена вам с опозданием. Это может быть связано с тем, что у нас просто не хватает на всё сил. Нужны помощники.

Вопрос: Однажды я закрыла глаза и увидела глаз. Он смотрел на меня, а я на него. Попросила полечить руку. Этот глаз послал белый луч. Следом фиолетовое облако, и исчез. Что это было?

Петров АН: А это было именно то, чем занимаются на раннем этапе ясновидящие, потому что всё приходит через такие образы, символы, знаки, а потом мы приходим к прямому видению, так же как видят биологи в молекулярный микроскоп, только может быть с намного большим разрешением и с намного большим увеличением, потому что можно увеличивать очень сильно. Мы переходим на клеточные процессы и начинаем видеть напрямую. А на начальном этапе показывают через  символику, через образы. У нас это было именно так.

У вас открылось ясновидение. Я считаю, что это замечательно, надо просто учиться управлять. Кстати вот вы сказали, что он послал вам белый луч и фиолетовое облако, а по поводу неблагополучия с вашей рукой хотелось бы узнать – результат-то был?

 

Ответ из зала: Да.

Петров АН: Может быть, вы встанете и скажете, какой был результат.

Ответ из зала: Перестала болеть.

Петров АН: А что с ней было-то? Серьёзное заболевание?

Ответ из зала: Сломала руку.

Петров АН: Полностью излечились, да?

Ответ из зала: Да.

Петров АН: То есть вообще никаких следов?

Ответ из зала: Нет. Никаких.

Петров АН: Вот видите – это и есть работа. Поймите, что сознание нам презентует помощь, как бы в картинках, и на том уровне понимания, на  котором мы готовы это воспринять. В данном случае через обобщённый образ, потому что по-другому мы воспринять не готовы. Мы же живём в условиях трёхмерия, а мерности на самом деле намного больше, вот как мы сейчас видим, намного больше, даже не намного, а во много раз больше. Понимаете? Вам показывают на уровне того, как вы могли бы воспринять, а результат тот же самый. Почему? Потому что сознание-то, в принципе, знает, что надо делать. И знает это лучше, чем любой академик медицины. Лучше. Я вас поздравляю, потому что это действительно хороший результат, и я даже отложу эту записочку для себя. Увезу с собой в Москву. Спасибо.

Петров АН: А вы спрашиваете, где специалисты? Вот же они, рядом с вами. Рядом с вами специалисты сидят.

Голос из зала: Кстати, убрала благодаря технологиям Григория Петровича…

Петров АН: Замечательно. Это свидетельствует о том, что они действуют. Вы достигли результата. Значит, верите в то, что это может получиться. Вам не надо ждать от кого-то ответ на вопрос – может это произойти, или не может это произойти? Вы на себе убедились. Как и я на себе убедился.

Я всегда последовательно говорил, что если бы не Григорий Петрович Грабовой, который дал толчок всем этим технологиям, и в России и везде, наверно не было бы и наших технологий. Наши технологии отличны от технологий Григория Петровича Грабового, но толчок-то нашему сознанию дал он, хотя я свои первые результаты получил незадолго до знакомства с Григорием Петровичем Грабовым, в больнице. Я рассказываю в книге, как это было. Я лежал, у меня начались видения, и я начал видеть. Потом стал записывать, а потом у меня просто перестала болеть почка. Её не отрезали, и с тех пор никто даже не покушался на это, так что у меня всё благополучно в этом плане.

Но потом был момент, когда я через несколько лет пошёл к Григорию Петровичу Грабовому, и тот толчок, который он тоже дал и своими технологиями и своими знаниями, нам сильно помог. Мы вместе с Игорем Витальевичем Арепьевым у него несколько раз занимались, а потом у нас выстроились отношения таким образом, что мы пять или шесть лет к нему заходили уже не просто как учащиеся, а как друзья-товарищи, единомышленники. Я думаю, что и Игорь Витальевич Арепьев также очень благодарен, что эти знания помогли нам создать определённое направление развития, и эти знания помогают людям совершенно реально.

Вопрос: А что же или кто же в Вашем понятии БОГ?

Петров АН: Для меня это очень сложный вопрос. Вот как ни странно, это для меня чрезвычайно сложный вопрос.

До событий, которые произошли со мной в больнице, я вообще был атеистического воспитания, понимаете? А когда это случилось, когда я стал это видеть, атеизм испарился, а вот ответить, что такое БОГ…. Я понимаю что это нечто абсолютное, т.е. включающее в себя абсолютно всё. Все возможности. Вообще-то БОГ – слово шумерское. Ну, если есть кто-то из шумеров здесь, может быть поможет определиться. Нет шумеров? (Смех) Ну, вот видите. Я тоже не шумер. Хотя это как сказать. Хотя как сказать, потому что может быть и шумер. Потому что в определённом видении прошлых событий я, наверное, погорячился откреститься от шумеров. Но, тем не менее, слово БОГ, в том образном понятии, которое вы ожидаете от меня услышать, я не могу раскрыть.

Мы находимся с вами в трёхмерьи. А мерностей… Вы понимаете, мы видим иногда, что-то проявляется, какая-то тень другого мира. Какой-то феномен. И как по этой тени понять, а что же из себя представляет тот более высокий мир, очень сложно. Не получается порой. Я общался с БОГОМ. Я общался с СОЗДАТЕЛЕМ напрямую. Более того, Он обучал нас. Мы применяли эти знания. Мы получали эти результаты, о которых сейчас вам говорим. То есть то, что это не глюконутость какая-то сознания, что можно было бы предположить, для меня тоже ясно. Потому что откуда же тогда результаты? Ну, если произошёл катаклизм в отдельно взятой голове, ну, допустим, в моей, то почему у людей органы растут, почему они от рака излечиваются?

Но сказать, что такое Бог, я не могу. Честно говоря, перед этим величием знаний, возможностей, сил, всего, что есть, я просто в растерянности. Я знаю, что на одном из уровней своего проявления БОГ – это всё человечество. Это всего-навсего уровень Его проявления, поймите. А я не знаю, что на других уровнях. Вот всё человечество, совокупные знания всего человечества – это Бог, но только на нашем уровне проявления.

Вопрос: Можно ли достичь знаний только  по Вашим книгам?

Петров АН: Конечно же, нет. Есть книги Григория Петровича, книги Игоря Витальевича. Вот вышел "Завет Грядущего – Библия Будущего". Как много ещё замечательных книг, которые написаны. Другое дело, можно сказать, что как бы по времени – это те знания, которые как бы свежие, они только сейчас даются. Уже поэтому они очень важны. И они даются, даются и даются. Никто не прекратил пока, слава Богу, давать.

Вопрос: Будет ли продолжение книги "Сотворение мира"?

Петров АН: Ну, я считаю, что все эти книги тоже из его продолжения. Они – этот результат. Причём я запланировал написать пять книг. Пришёл к Игорю Витальевичу Арепьеву. Дал ему эту первую книгу, подарил. Сказал, что ещё будет, всего пятитомник будет. Он сразу возмутился, мол как пятитомник, там должно быть двенадцать книг. Понимаете, он точно знает уже, сколько должно быть книг, потому что каждая из этих книг – это определённый, так сказать, элемент этой структуры, которая выстраивается, и он точно знает, что их двенадцать. А я как бы и не в курсе, я пять запланировал. Он не сказал двенадцать с половиной, он не сказал тринадцать. Он сказал, сколько должно быть – двенадцать. Я сказал, что понял. Буду стараться.

На сегодня уже шесть книг стало. Ещё одна книга добавилась. Пишем. Работаем. Но это не просто так. Не просто так – захотелось и пишем. Это то, что выстраивает новую реальность. Это, по сути дела, возможности нового Мира. Мы в них и входим, в эти новые возможности. Мы входим в духовный мир. Там помыслилось и сделалось. И мы к этому подходим. Помыслилось, что человек, который обращается к нам за помощью, здоров – он раз, и здоров. Подумали помочь другому человеку – раз, эта помощь и осуществилась.

А подумали сделать плохое в этом духовном мире в отличие от предыдущего, где били вас по тем головам, которые светом были наполнены – уже не получится прежде. Чеховский человек в футляре торжествовал повсеместно. Это как раз был эталон того мира. Сейчас другое. Сейчас если такие люди задумают что-то сделать – их тут же жизнь ударит, и уже бьёт по голове. А те люди, которые хотят делать доброе, им только помощь идёт от пространства и времени.

Вопрос: Как правильно понимать выражение "Оптика духа"?

Петров АН: Вообще, весь мир создан светом, это определённая концентрация света, понимаете? Дух – это тоже свет, но немножко другой. Это свет в свете. И когда вы начинаете на него концентрироваться, вы создаете своеобразную линзу, через которую можно видеть скрытые до этого процессы.

То есть в привычном нам электромагнитном диапазоне мы можем видеть процессы. А в духе мы можем видеть совсем другие процессы, скрытые, и понятие "оптика духа" имеет точно такое же право на существование, как оптика обычная, которая состоит из спектра. Семицветие наше. Понимаете? Точно такое же право на существование у него есть.

Но это уже другой уровень видения, потому что дух проникает во всё. Если вы обладаете духовным видением, вы как раз и обретаете видение этих новых мерностей нашего пространства. А вот как вы будете понимать то, что вы увидите – сложный вопрос. Это уже однозначно не ответишь.

Потому что я же не случайно сказал – то, что открывается – это миллиардная доля,  миллиардную долю понимаем от того, что видим. Вопреки самомнению наших академиков и авторитетов от физики, которые считают, что они всё уже познали. На их уровне, на уровне их постаментов они всё познали. Постаменты у них почему-то, правда, постепенно перемещаются в сторону кладбища, как правило, и превращаются в надгробия. Видно, им так перемещаться удобнее. Кто на чём. Емеля на печке перемещался, они на постаментах. Кто на чём перемещается, это уже личный вопрос каждого.

Голос из зала: Я вышла с занятий по Грабовому – была тема: нужно расформировать копьё, которое вонзили в Иисуса Христа. Я шла и расформировывала светом святого духа, т.е. бело-серебристым.

Петров АН: Ну, это правильно, он действительно  бело-серебристый.

Вопрос: В это время звонит дочка и говорит: "На той блузке, что ты постирала, на рукаве появился крест равносторонний, как напечатанный". Блузка белая. Внучке одиннадцать лет. Она теперь боится её одевать. При стирке он вдруг сотрётся. Лежит теперь как реликвия. Что с ним делать?

Петров АН: Равносторонний крест – это крест любви и силы, чтоб вы знали. Это хорошо.  Значит, здесь показывают – работа опять же на уровне образов.

Это начальный этап работы. Образ вмещает в себя бесконечное число бит информации. Вообще наш мозг принимает в секунду четыреста миллионнов бит информации, а перерабатывает всего две тысячи. Понимаете, сколько проходит мимо? Поэтому даётся синтетическое восприятие через образ. Образ – он всё вмещает. Как ещё показать эту разницу между этими двумя тысячами и четырьмястами миллионами бит информации? Как её запомнить? Образом.

Но это на определённом этапе. Когда вы научитесь с большей скоростью воспринимать приходящую информацию, расшифровывать её, тогда вы перейдёте от восприятия через образы к другой системе восприятия. А так всё очень грамотно, и пугаться этого не надо.

Вам показывают то, что всё в этом мире не так, как бы вам сказать, беспризорно, чем кому-то хочется. И в том числе события вокруг Григория Петровича. Это не его посадили. Эти люди ошибаются. Как две тысячи лет назад, просто испытывали всех, кто вокруг него. Изжили из себя животное начало? Стали хоть немножко людьми? Показали – не изжили. И потом две тысячи лет всё человечество на этом кресте корячится. Сейчас опять испытывают. Ну, стали вы людьми-то хоть немножко? Вроде есть прогресс. Нельзя сказать. Уже не убили, и уже плетьми не били. Как-то всё поцивилизованнее.

Ну, в принципе, я ответил на ваши вопросы. Не знаю, насколько вам было интересно. Может быть, это было не всем приятно. Я прошу прощения, если я кого-то обидел, тем более что здесь сидят врачи. Я так много говорил негативного…. Но поймите, я это говорил не для того чтобы обидеть, а для того, чтобы они поняли, что надо поворачиваться к новым знаниям. Уже невозможно стоять и делать вид, что ничего вокруг не происходит.

Вопрос: Я действовала на жировик в области седьмого позвонка, он через два дня отодвинулся налево и уменьшился. Что делать дальше?

Петров АН: Понимаете, вы хотите сейчас получить технологию в условиях зала и простого общения. Давайте придём и будем учиться этому. Вы сделали большую часть работы. Осталось научиться, как дальше выводить. Я могу сказать, что есть технологии, клетки стока, например. Чтобы не перегружать печень и почки некрозными тканями или излишними тканями не перегружать. По системе чёрных и белых дыр они работают.  То есть берётся, переструктурируется, идёт куда-то в наполнение, допустим, туда, где есть утрата, чтобы не перегружать органы.

У нас иногда даже при онкологии на первом этапе мы добивались того, что онкологии нет, и  причём это подтверждает обследование. А некрозная ткань убивала человека. Мы ничего не могли с этим сделать. Тоже учились очень долго и очень трудно причём. Это всё знания. Их вот так на ходу передать… А как сделать то, а как сделать это? Это не разговор, не серьёзно. Допустим, я скажу, что по жировику делать, а проблем ещё тысяча, или сто тысяч, что делать? Надо системно получать знания.

Голос из зала: Мне два с половиной года назад поставили диагноз: рак кожи. Я отказалась  от всех видов обследований. Купила молитвенник, стала читать молитвы. Стало покалывать. На восьмой день прошли полипы. Исчезли просто.

Я поняла, что я на правильном пути. Открылось внутренние видение. Я видела эту опухоль. Видела, как она уничтожалась. Она была как осьминог. А самая большая её нога доходила до пупка. И она у меня болела термическим жаром. И мне были показано, что нервной клетки не осталось. Потом на этом месте стало чуть порозовее, чем вокруг. Два дня пощипывало. И я так видела на экране. Вот эта голова – она уменьшалась. А на третий день всё было нормально. Потом меня осмотрели и ничего не обнаружили.

Петров АН: Вы написали об этом? Врач что сказал?

Ответ из зала: Врач даже карту спрятал мою.

Петров АН: Ну вот видите какая реакция. Вот смотрите, здесь сидит человек, который избавился от онкологии. Причём здесь эти врачи? Избавился необычным образом. Сам по себе этот факт уже должен в этом городе звучать как набат. Понимаете? Уже должны колокола были звонить и говорить о том, что произошло – вот, смотрите, человек попрал смерть!

Ответ из зала: А зять пошёл к психиатру и тот сказал, что у тёщи крыша поехала. И задумали на меня облаву сделать.

Петров АН: Вот посмотрите, это же реальная история жизни. Человек, который исцелился от онкологии необычным способом. Как реагируют врачи: выжила ты, не умерла? Ну, тогда мы тебя в сумасшедший дом упрячем. Это разве выход? Разве это не больное общество? Разве это нормально? Вместо того, чтобы узнать, как человек исцелился, и применить эти знания, помочь другим людям через это – устраивают облаву санитары.

Этой истории сколько лет?

Ответ из зала: Два с половиной года.

Петров АН: Два с половиной года. Она не умерла, живая, здоровая, и ни на что не жалуется...

Вопрос из зала: А вы ничего не боитесь?

Петров АН: Вот для меня, я знаю, есть ОТЕЦ. Он мне показал. Он говорит: "Ничего не бойся". Он меня взял на руки, и говорит "Ничего не бойся. Ты же со мной, я с тобой, и все мы вместе. Ничего не бойся". Я стараюсь ничего не бояться. Что бы ни делали. Что бы не делали, я стараюсь не бояться. Понимаете? Болел раком, а стою перед вами. И стараюсь вам объяснить, как не болеть раком. Когда вы с Богом, нет невозможного. Этот мир сделал Бог. И лучше Его никто не знает, как делать Мир, как развивать, как созидать.

Я тоже иногда удивлялся и спрашивал по поводу деструктивных структур. Кто-то говорит, что сатана, дьявол существует. А Бог отвечает "Я создал человека. А всё остальное (улыбается) сделал человек". Знаете, для меня огромный вообще ответ, и в том числе в интонации –  как отец ответил на него. Мы всё это создали. Всю деструкцию, которой заполнили весь мир. Он нам и говорит "Исправьте её. Вы чего хотите? Здесь испортили. Вас на другую планету переместить, что бы вы там начали портить? Исправьте здесь". Кто-то там о какой-то меркабе мечтает, вот сейчас сядем и куда-то улетим. А кто здесь-то будет исправлять? Экология, посмотрите, какая. Сколько вокруг неблагополучия. Люди больные. Экология больная. Природа больная. Давайте сначала покажем, что мы можем исправлять. Сделаем мир таким, каким создал его когда-то Создатель. Вот тогда нам скажут: "Ребята, вы молодцы, вы сдали экзамен, потому что это школа. Школа Земля. Вы выдержали экзамен. Можно идти дальше. Теперь вам можно доверить другую работу. Другие планеты есть, на которых тоже надо работать, чтобы была жизнь, помогать".

Шатанов АП: Тут пришла записка интересная, есть возможность дать пару минут отдохнуть Аркадию Наумовичу. Записка следующая. Она относиться, в частности, к газетам, которые лежат здесь на столе. На каждой странице газеты красная полоска, у кого есть газета уже знают, что здесь написано: "Можно не болеть, можно не стареть, можно не умирать".

И в каждой аудитории задают вопрос, начиная с утверждения, что частицу "не" Вселенная не слышит, и поэтому для Вселенной эти слова звучат, что "можно болеть, можно стареть, можно умирать". То есть частицы "не" не должно быть в лозунгах. Есть такое мнение. Это я озвучиваю то, что говорили в некоторых аудиториях. Там было озвучено такое мнение.

Действительно, можно формировать синонимы для слов "можно не умирать", например – "можно жить вечно". Имеется в виду в данном случае, что в физическом теле. Но то, что можно жить вечно в физическом теле, что можно не умирать, вызывает у читателей и собеседников меньший интерес. Обычно проявляют интерес в отношении первой части – что можно не болеть. Напишите в лозунге, что можно быть здоровым, казалось бы – всё просто.

Так вот оказывается, что не так. В нашем понимании синонимом для утверждения "можно не болеть", является "можно жить в гармонии с миром внешним и внутренним". Вот это является синонимом, но отнюдь не отсутствием болезней. А это уже людям нужно объяснять, что означает "можно жить в гармонии", и что означает отсутствие болезней. И в результате, из-за того, что это нужно объяснять, утверждение перестаёт быть лозунгом, а нам нужны краткая цель и лозунг. Это то, что объединяет  людей. Краткая формулировка объединяет людей, формулирует цель. Это одна сторона.

Однажды в Фонде Аркадия Петрова частицу "не" попытались убрать, сформировав этот же лозунг, но в позитивном звучании, и разные формулировки придумали. Написали, выложили их на столе, после этого стали смотреть, как эти лозунги будут жить в будущем, как они будут влиять на коллективное сознание. Оказалось, что эта с частицей "не", трижды повторяемой, живёт лучше всех. Наиболее эффективен такой лозунг в воздействии на коллективное сознание, на гармонизацию коллективного  сознания. Поэтому так написано на всех газетах, на каждой страничке, и мы этот лозунг сохраняем, не изменяя его.

Скажу несколько слов по поводу того, как убедить людей, что можно не умирать. Лозунг  "Можно не болеть, можно не стареть, можно не умирать" – это единое целое. Как правило, когда я с людьми встречи провожу, у меня сначала идёт демонстрация фильма, если это удаётся сделать, а потом уже я этот лозунг озвучиваю, и всем кто присутствует, говорю: "Можно не болеть, можно не стареть, можно не умирать" – именно так, как показано в этом фильме. Люди сами себе помогают быть здоровыми. Либо через импульсы сознания, разворачивания голограммы, либо выстраивания стволовых клеток.

На формулировки, которыми мы пользуемся, можно взглянуть и по-другому. Аркадий Наумович эту же тему осветил бы по-другому. Но давайте дадим ему немного отдохнуть по понятным причинам, он уже говорил достаточно долго. Так вот, пусть мы формулируем: "Я хочу не…", и представляем себе образ того, чего мы не хотим: болеть не хотим. Что означает для нас болезнь? Мы представляем, как мы болеем, и у нас в нашем сознании образ, и этот образ сопровождают слова какие-то. А образ-то какой? Не тот, что мы здоровые, а тот, что есть болезни, которые нужно ликвидировать. Мы Создателю показываем образ. Если он содержит болезнь, то мы как бы предлагаем Создателю создать для нас болезнь – вот как можно понимать это.

То есть отрицание, нигилизм, не создаёт будущего.  Для того, что бы  создать будущее, можно, например, прочитать книги "Сотворении мира", "Древо жизни. Часть первая. Кто ты, человек?". Там конкретно указана технология. Горизонтальную линию представляете себе как ось времени, на ней точка – настоящее, и несколько экранов, которые, как фотографии из вашей собственной жизни, свидетельствующие о том, что болезни уже нет. Это одна из технологий, то есть вы формируете образы, которые подтверждают, что вы здоровы. Вы не отказываетесь от чего-то, а вы создаёте будущее, в котором вы здоровы.

Можно формулировки ещё предлагать: "Я хочу быть здоровым", и опять формируем образ, что мы постоянно хотим, а это значит, что мы находимся в состоянии болезни и хотим быть здоровыми. И вот состояние "хотим" нам в этой ситуации будет создано. Мы его сами требуем от жизни, что мы в состоянии хотения будем находиться постоянно.

То есть к словам своим, к образам, которые вы формируете, нужно относиться ответственно. Мы формируем светлый образ собственного будущего. Не то, как мы к нему стремимся, а само будущее. И мы в нём должны жить, мы в нём уже сейчас живём. Мы его приближаем к настоящему, и мы не хотим, а мы уже его приближаем к настоящему.

Как это работает, я однажды наблюдал – приведу этот случай как пример. В Фонд Аркадия Петрова на одну из встреч пришла женщина, мы с ней просто общались, разговаривали на тему о деятельности Фонда Аркадия Петрова. У неё была очень высокая близорукость – плюс 3 или 4.  Она решила пойти учиться на базовый курс. И после того, как она пришла на занятие, то в какой-то момент, после второго занятия, она, проходя мимо стола, за которым я сидел, говорит: "А я уже вижу". И рассказала, как это произошло.  А происходило вот что. Она выполняла вместе со всеми одно из упражнений. Представляется сфера, в которой человек видит себя в прошлом, когда у него было хорошее зрение, в юности, например. Представляется также сфера, в которой его образ, когда он в будущем будет видеть хорошо. А потом эти две сферы накладываются на сферу, которую ученик представил на текущий момент времени. Вот этого упражнения совмещения трёх сфер для неё оказалось достаточно, чтобы зрение у неё стало единица. За несколько секунд.

Петров АН: Есть другой пример, развивающий эту тему. К нам приезжала Марина Лаврентьевна Попович. Она очень известный человек. Вы наверняка все её знаете. Знаете, да? Это 102-х кратный чемпион мира. Жена космонавта. Она замечательная женщина, и я её очень давно знаю, ещё лет сорок назад мы с ней встречались, я тогда был журналистом. Брал у неё интервью.

И вот в начале января 2008 года, 40 лет спустя, она приехала к нам в офис. Причём чувствовала себя неважно. Перед Новым годом она попала в больницу в тяжёлом состоянии, сердце требовало серьёзного вмешательства и помощи.

Мы с ней стали разговаривать, вспоминать наше прошлое, когда я у неё брал интервью, когда она стихи там читала и писала эти книги. Вообще мы просто разговаривали в течение часа, мы с ней просто говорили, и я ей рассказывал, в том числе, о наших технологиях, о тех перспективах, которые открываются. Вы знаете, она так изменилась, воодушевилась, от неё такая энергии пошла, она стала вставать, ходить. Потом мы стали с ней обниматься, целоваться, потом фотографироваться, и всё такое прочее.

То есть разговора о том, что есть у каждого человека, и всего человечества совсем другая позитивная перспектива, – этого оказалось достаточно, чтобы человек, который только что был в тяжёлом состоянии, вдруг стал чувствовать себя почти полностью здоровым. У неё энергия через край полилась. Она стоит улыбается, мне говорит: "Давайте фотографироваться". С ней приезжал её помощник, лётчик-испытатель тоже, он стал нас фотографировать. На память она снимков наделала.

Понимаете, вот что такое слово, которое поддерживает и помогает человеку, а не наоборот – обрушивает его, и не говорит ему: "Слушай, да у тебя рак, ты скоро помрёшь". Ну, куда, куда он придёт с таким напутствием, этот человек? Или – ах, ты не умер, так мы тебя в психушку запрём.

Шатанов АП: Записка пришла с просьбой кратко рассказать о результатах лечения туберкулёза в Украине.

Я уже обращал ваше внимание, что в газетах есть слова  "Можно не болеть, можно не стареть, можно не умирать". Большинство читателей, подавляющее большинство, на мой взгляд, относит эти слова к отдельному человеку. К себе, к кому-то ещё, может быть. Но всё равно к отдельному человеку. Хотя, если один плюс один плюс два плюс миллион плюс десять миллионов – это уже население Украины. И тогда это утверждение относится, и мы стремимся к тому, чтобы это было именно так, чтобы ко всему населению страны относилось, что "Можно не болеть, можно не стареть, можно не умирать".

Утверждение "Можно не болеть" в отношении населения страны означает отсутствие болезней. То есть сейчас болезни есть, а через какое-то время их не будет. Это и есть в отношении населения страны слова "не болеть". И поскольку, нам понятно, что через какое-то время болезни уйдут, мы решили показать, каким образом уйдут болезни – благодаря распространению знаний, и в первую очередь благодаря тому, что очень много людей в стране будут уверены в том, что можно не болеть. Вот как только таких людей будет много,  болезни начнут уходить из жизни общества.

Распространение знаний можно производить везде. Можно просто собираться группами в городе – это объединение людей по территориальному признаку. Можно на территории каких-то предприятий, например, для врачей проводить занятия, для учителей проводить занятия, для воспитателей детского сада, для кого угодно.

Мы решили провести такой эксперимент по распространению знаний на территории противотуберкулёзного диспансера. Когда у человека есть заболевание, это свидетельство отсутствия полной гармонии в отношениях с внешним миром. Дисгармония отразилась в его внутреннем мире, и нам она видна как болезнь. Если человек болен туберкулёзом, это значит, что такое отклонение очень большое, поэтому распространение знаний на территории противотуберкулёзного диспансера – процесс очень непростой, говоря точнее – очень сложный процесс.

Конкретно наши действия выглядели так. Большой противотуберкулёзный диспансер в Украине. Сначала был разговор с главным врачом – он разрешил рассказать о проекте врачам диспансера. Не скажу, что их отношением можно было бы назвать восторженным. Некоторые врачи проявили интерес, но в основном отношение было как к дилетантам, не понимающим, куда они попали. Но, тем не менее, нам разрешили общаться с пациентами при условии, что не будет никакого вмешательства в лечебный процесс. Мы попросили известить больных, что будет показан фильм, будет рассказано о Фонде Аркадия Петрова и о том, что эти знания могут помочь людям избавиться от заболевания – от туберкулёза.

Я не знаю, все ли узнали об этой предстоящей встрече, но из всего большого контингента пациентов пришло примерно сорок человек. Мы показали фильм, рассказали про наши планы помощи больным. Первый шаг – личная беседа с каждым, кто заинтересовался. Из этих сорока пациентов пришло поговорить на эту тему восемь человек. Из этих восьми человек трое обратились с просьбой помочь им стать на путь духовного саморазвития, как они это понимали. То есть три человека, с которыми этот эксперимент продолжается и сейчас.

Это происходило в первых числах августа. Мы начали с ними работать и договорились с врачами, во-первых, что мы никаким образом не вмешиваемся в процесс лечения. Врачи продолжают с ними работать по тому протоколу, который предусмотрен для лечения в противотуберкулёзном диспансере. Не было лечения с нашей стороны. Не было, нет, и не будет. Мы несём людям знания о том, что они могут быть здоровыми, но это не есть лечение.

Во-вторых, мы договорились с врачами, что у этих трёх пациентов они будут брать анализы один раз в неделю. Это чаще, чем принято. У всех берут раз в месяц, а у этих будут брать раз в неделю. Проверять его будут традиционным для этого лечебного учреждения способом. Устроена эта проверка таким образом. Берут анализ мокроты, сначала смотрят под микроскопом, есть ли палочка. Затем анализ помещают в определённую питательную среду, и через определённое количество дней смотрят, растут колонии туберкулезной палочки или нет. Вот это определённое количество дней – шестьдесят, девяносто и сто двадцать. С момента, когда мы начали работать, шестьдесят дней ещё не прошло, поэтому говорить о каких-то промежуточных результатах, удостоверенных врачами, мы пока не можем. Врачи ещё не убедились в том, что эти результаты есть.

Но при этом общение с пациентами проходит регулярно, и есть демонстрация того, как эти три пациента относятся к этим знаниям. Один пациент прочитал книги за сутки, трёхтомник "Сотворение мира". Может быть, немного больше, чем за сутки. Надо книги прочитать – пожалуйста, газеты прочитать – пожалуйста, я первый. На путь духовного саморазвития стать надо – пожалуйста. В какую сторону шагать – налево, направо? Вы мне только скажите. То есть человек отнёсся как к таблетке в аптеке. Он её готов лёжа, сидя или стоя глотать, после обеда или до обеда, по любому. Вы мне только скажите, что надо делать.

В процессе общения, поскольку длительный период ожидания результатов, шестьдесят дней, возник в нашем общении перерыв на три недели. Когда после этого перерыва я подошёл к нему, он забыл даже, что встреча предстоит. Я его разыскал на этаже, подошёл и спросил,  что происходит, как происходит. Один из вопросов был такой: "Молились ли за это время, за три недели, которые прошли?" Он ответил без запинки: "Да, молился". – А сколько раз?  – Три. За три недели – три раза. Это красноречивая демонстрация одного типа отношения к процессу духовного саморазвития.

Другое отношение у другого пациента. Человек знает, что готовы ему помочь. Книги? Потихонечку читает, не торопясь. Разговариваем с ним, что обиды у него не должно быть, не должно быть зависти к здоровым людям, а они у него есть. Не должно быть гордыни. У него пять лет туберкулёз, а гордыня состоит в том, что вот он к Создателю обратился, то раз он обратился, Создатель ОБЯЗАН помочь, причём немедленно. Ведь он же обратился. То есть он постоянно, несмотря на то, что для него такая демонстрация, что что-то у него неправильно в отношениях с Миром, с людьми, он постоянно живёт на таком пьедестале. И его отношение к нашему общению выглядит так: "Вы мне помогайте, а я наблюдать буду. Вы меня лечите, а я скажу, что выделаете не так". Примерно такое отношение.

И ещё один пациент. Вот он эти знания воспринял всей душой. Он отнёсся к ним так, что у него просто слёзы на глазах стояли, когда пошёл разговор о том, что в его жизнь пришло. Он эти книги отвёз к себе в село. В селе очень большое количество больных туберкулёзом. У них не просто эпидемия, а поголовное заболевание в их населённом пункте. Он привёз туда газеты. Не только те экземпляры, что были лично у него, но и ещё несколько газет в других палатах взял, где они интереса не вызывали. Он просто из больницы, где находится, отвозит их туда, чтобы читали. Беседует, рассказывает. И он уже готовится к выписке.

То есть нам показали, что в противотуберкулёзном диспансере такая же площадка учебная, как, вообще говоря, в любом месте страны. Есть люди разные, и те, кто душой откликается, у них процесс возвращения к миропониманию, что этот человек сын Создателя, происходит. Но это такая же площадка, на которую надо нести знания, как на многие другие.

Спасибо Вам за внимание, за интерес. Надеемся, что они станут основой для нашего дальнейшего сотрудничества

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить