Механизм регуляции регенерации тканей пародонта

О.Н. Романенко

Национальный медицинский университет имени А.А. Богомольца, кафедра терапевтической стоматологии

Резюме В данной статье представлен обзор литературы посвященной проблеме регенерации костной ткани при генерализованном пародонтите, возможности ее регуляции путем определения значимости разных уровневней регуляции гомеостаза тканей пародонта при разных его заболеваниях (особенно генерализованном пародонтите). Ключевые слова: заболевания пародонта, ренерация костной ткани, колониеобразующие единицы фибробластов костного мозга (КОЕ-Ф).

Механізм регуляції регенерації тканин пародонту

О.М. Романенко

Резюме В цій статті представлений огляд літератури, присвячений проблемі регенерації кісткової тканини при генералізованому пародонтиті, можливості її регуляції шляхом визначення значимості різних рівнів регуляції гомеостазу тканин пародонта при різних його захворюваннях (особливо генералізованному пародонтиті). Ключові слова: захворювання пародонта, регенерація кісткової тканини, колонієутворюючі одиниці фібробластів кісткового мозку (КУО-Ф).

Mechanism of a regulation of periodontal tissues regeneration

O.M. Romanenko

Summary In the given articl the review of the literature dedicated to the problem of an regeneration osseous tissue are presented and regarded capability of its regulation by definition of value of miscellaneous levels of a regulation of a homeostasis of periodontal tissues at its miscellaneous diseases (especially periodontal disease). Key words: periodontal diseases, regeneration osseous tissue, bone marrow fibroblast colony forming units (CFU-F).


В основе патогенеза заболеваний пародонта лежат нарушения физиологической регенерации костной ткани альвеолярного отростка. На определенной стадии онтогенеза физиологическая регенерация переходит на альтернативный путь — репаративный (адаптивный) или патологический [1,2]. При “выборе” патологического пути регенерации пародонт обретает то или иное очертание нозологической единицы.

Процесс физиологической регенерации протекает на нескольких организационно-структурных уровнях организма — внутриклеточном, клеточном, тканевом и органном (см. схему). Внутриклеточная физиологическая регенерация — это первичная материальная основа любых проявлений жизнедеятельности, отражающая непрерывно текущий процесс распада и синтеза веществ на молекулярном и ультраструктурном уровне. Наряду с непрерывным внутриклеточным обновлением физиологической регенерации присуща и клеточная форма, при которой происходит смена клеточного состава ткани посредством пролиферации и дифференцировки ее составляющих от стволовых к зрелым клеткам. Это наблюдается при замещении старых форм клеток остеоцитов и фиброцитов на зрелые остеобласты и фибробласты.

22_s1

Примером органной физиологической регенерации в пародонте может служить смена зубов молочного прикуса на постоянные зубы.

Кости присуща как внутриклеточная (элементарная и универсальная), так и клеточная регенерация. На начальных стадиях онтогенеза превалирует клеточная регенерация, в дальнейшем процессе онтогенеза она понижается и незначительно возрастает удельный вес внутриклеточного механизма регенерации. Это положение косвенно подтверждается рентгенологическими изменениями — структура губчатого вещества кости альвеолярных отростков челюстей с крупнопетлистого рисунка, превалирующего у детей, изменяется на мелкопетлистый, присущий людям пожилого возраста. Одновременно с этим происходят изменения содержания колониеобразующих клеток (или единиц) фибробластов костного мозга (КОКф или КОЕф) — остеогенных клеток — предшественников, которые уменьшаются обратно пропорционально возрасту [3–6]. Определяемый на рентгенограмме крупнопетлистый рисунок кости альвеолярного отростка в детском возрасте трактуется как относительная возрастатная норма. Большие объёмы костномозговых полостей и значительное количество клеток в них необходимы для реализации потенциала остеогенных клеток-предшественниц в их дальнейшей дифференцировке до остеобластов и формирования органоспецифической костной ткани. Рентгенологически определяемый во взрослом периоде жизни крупнопетлистый рисунок трактуется как основной дефект при остеопорозе и интерпретируется как нарушение процессов ремоделирования кости. На увеличение доли внутриклеточной регенерации косвенно указывает и увеличение на протяжении онтогенеза размера и объема кристаллов гидроксилапатита — до 10%[7;8]. Увеличение их размера и объема зависит от внеклеточной среды, создаваемой клетками остеобластной линии с помощью или без помощи клеток других типов. Место и время осуществления этого процесса контролируются костеобразующими клетками путем регуляции концентрации ионов и изменения уровня синтеза белков, а также факторами, которые стимулируют или ингибируют минерализацию[9]. При старении кристаллы минералов кости увеличиваются в размерах, тем самым, уменьшается их поверхность, омываемая внутритканевой жидкостной средой, что понижает скорость обмена за единицу времени [10]. А значит, потребность в клетках-продуцентах компонентов гидроксилапатита уменьшается.

Некоторые авторы гомеостатическую регуляцию сбалансированности процессов синтеза и распада в соединительной ткани, в том числе кости, представляют в виде ряда замкнутых контуров или системы концентрических оболочек, опоясывающих друг друга. Относительно губчатой кости альвеолярного отростка внутренний контур саморегуляции замыкается на клетках — продуцентах компонентов основного вещества кости — остеобластах, находящихся на разных стадиях дифференцировки от остеогенных клеток — предшественников костного мозга до остеоцита (см. схему). Контур регуляции, который замыкается в рамках соединительной ткани, строится на взаимодействии между гистогенетически разными, но топографически взаимосвязанными типами мезенхимальных клеток [11]. Для губчатой кости это взаимодействие между потомками стволовой кроветворной клетки и костномозговыми стромальными клетками, из которых часть обладает остеогенными потенциями. Следующий контур аккумулирует в себе два предыдущих и базируется на прямых и обратных связях клеток из разных источников развития — эпителия и мезенхимы. В целостном организме постоянно осуществляется коррекция перечисленных короткодистантных взаимодействий через дистантные иммунонейроэндокринные связи, которые обеспечивают тонкую подстройку соединительной ткани к требованиям конкретной ситуации. Эти явления составляют наружный контур регулирования.

Большинство исследователей склоняется к мысли, что во взросом организме существует «двойное обеспечение» костной ткани за счет так называемых детерминированных остеогенных клеток-предшественников (ДОКП) и индуцибельных остеогенных клеток-предшественников (ИОКП). Они различаются исходным потенциалом к дифференцировке, локализацией и, основное, — ДОКП в отличие ИОКП не требуют для проявления остеогенных свойств каких-то дополнительных воздействий или индукторов (деминерализованного костного матрикса, клеток переходного эпителия, надкостницы и др.) [12–14]. ДОКП в организме пребывают вне пролиферативного пула, а в культурах in vitro обнаруживают способность к длительному самоподдержанию, пролиферации и дифференцировке [15]. Существует несколько точек зрения на отношения ДОКП и ИОКП друг к другу. Со­гласно одной из них, ИОКП и ДОКП имеют общее происхождение и являются раз­личными стадиями дифференцировки остеогенных клеток. Коммитированные стромальные (общие для клеток фибробластического ряда — фибробласты, хондробласты, остеобласты, одонтобласты, и др.) редшественники могут быть выде­лены из костного мозга в виде диплоид­ных штаммов. Они представляют собой клетки, которые рассматриваются как де­терминированные, т.е. не требуют для проявления остеогенных свойств каких-то дополнительных воздействий [16]. Например, в опытах при обратной трансплантации в диффузионных камерах длительно пасированные культуры дип­лоидных штаммов образовывали кост­ную ткань [17,18]. А дифференцировка клеток и ее направление в стадии ИОКП проходит в зависимости от микроокруже­ния и наличия индуктора. Другие исследователи считают, что в развитии кости и ее регенерации участ­вуют гетерогенные популяции клеток-предшественников, которые различаются исходными потенциями к дифференцировке, локализацией и происхождением [13,14,19].

Проведенные нами исследования по определению состояния КОЕ-Ф костного мозга в трепанатах кости альвеолярного отростка в норме и больных с генерализованой формой пародонтита I–III степени показали отсутствие роста колоний в культурах пациентов. Такие результаты свидетельствуют о том, что количество остеогенных клеток-предшественников в костном мозге альвеолярного отростка, в отличии от пульпы зуба, остеогенный потенциал которой, определяемый КОЕ-Ф, при начальных стадиях воспаления даже возрастает, резко снижено и они утратили способность к пролиферации и дифференцировке в культуре [20;21;22].

Механизм индукции при физиологической регенерации (равновесное состояние) костной ткани практически не действует. Он приобретает значение лишь тогда, когда равновесное состояние нарушается и процессы новообразования кости идут со скоростью, превосходящей возможности ее образования за счет местных ДОКП. Эта интенсификация регенераторного процесса происходит путем вовлечения все большего числа структурных единиц [1]. Возможно, к числу этих единиц относятся ИОКП.

Исходя из этих теоретических предпосылок и результатов по определению остеогенного потенциала альвеолярных отростков в норме и при воспалительно-дистрофических заболеваниях тканей пародонта, а также ткани пульпы зуба, можно сделать выводы о том, что после смены молочного прикуса на постоянный ДОКП находятся только в пульпе зуба, а в костном мозге губчатой ткани альвеолярных отростков их присутствие, определяемое методом клонирования, не определяется. То есть, гомеостаз костной ткани альвеолярных отростков поддерживается не физиологической регенерацией, а переходит на репаративный путь. О репаративной регенерации можно говорить в том случае, когда регенерация кости протекает за счет ДОКП и ИОКП при неповрежденных контурах регуляции. Переход физиологической регенерации в патологическую происходит при нарушении одного или нескольких контуров саморегуляции. Тяжесть поражения тканей пародонта зависит не только от количества нарушенных контуров саморегуляции, но, по-видимому, и от их иерархии. С уверенностью об этом можно сказать лишь после определения значимости контуров саморегуляции и их “удельного веса” в процессе регенерации в каждом отдельном случае. На наш взгляд это кратчайший путь к индивидуальному подходу в лечении заболеваний пародонта.

Повреждение внутреннего контура связано с нарушением работы генетического аппарата остеообразующих клеток и их предшественников (как ДОКП, так ИОКП) как в процессе дифференцировки, так и при синтезе компонентов кости. Естественно, что нарушение дифференцировки ИОКП будет проявляться только при репаративной регенерации.

В остеобласте происходит биосинтез коллагена — белкового продукта экспрессивного гена клетки, конечным результатом которого является синтез функционально активного белка. Это предполагает не только адекватную регуляцию генной активности, но и полноценность всех последующих этапов, включая сам белок, его устойчивость, способность к посттрансляционным модификациям, правильную локализацию и корректное взаимодействие с другими компонентами клетки [23–25]. Регуляция экспрессии генов в цепочке ДНК–РНК–белок может осуществляться на различных молекулярных уровнях. В соответствии с этим, исследования дифференциальной активности генов в разных типах клеток и тканей включают оценку работы контролирующих элементов генов, анализ молекул РНК на всех этапах от появления первичного транскрипта до зрелой м-РНК и изучение соответствующего белкового продукта. Как указывалось ранее, на протяжении онтогенеза размер и объем кристаллов гидроксилапатита увеличивается до 10%. Что “заинтересовано” в этом процессе? Происходит экспрессия иного структурного гена или, например, нарушение в цитоплазме клетки гидроксилирования пролина и лизина тропоколлагена, осуществляемое атмосферным кислородом в присутствии специального фермента — проколлаген-гидроксилазы? Этот процесс требует обязательного наличия Fe++, аскорбиновой кислоты как донора электронов и -кетоглутарата как активатора фермента.

В настоящее время обобщены последние сведения о многочисленных семействах белковых и полипетидных факторов остеогенеза. К ним относятся 7 морфогенетических белков кости, 9 металлопротеиназ, 2 инсулиноподобных фактора роста кости, цитокины, в том числе, интерлейкины 1, 6, 11 и др. [26]. Блокада или недостаток этих факторов приводит к синтезу “атипичного” коллагена, бедного оксипролином и легко разрушаемого тканевыми ферментами. Такой тип репаративной регенерации является тканево-неспецифичным, то есть переходит в патологический, и построенный рубец не способен выполнять предъявляющую к нему механическую нагрузку. Это ведет к рецидивирующей окклюзионной травме, которая играет роль самостоятельного патогенетического фактора в патогенезе хронического воспаления пародонта [27]. Не исключено нарушение образования фибрилл и во внеклеточном пространстве, когда оно происходит путем агрегации макромолекул по принципу “спонтанной самосборки”, образуя остеоид — предшественник костной ткани [26].

Возможно также что, дистрофические заболевания тканей пародонта связаны не только с нарушением синтетической функцией остеобластов, но с дисбалансом между пролиферацией (и дифференцировкой) и апоптозом их в ткани, который может привести к ее атрофии — пародонтозу [28].

Понятие “наследственная (генетическая) предрасположенность” в отношении болезней пародонта имеет разную смысловую нагрузку. До сих пор нельзя однозначно ответить: какие молекулярные механизмы, лежащие в основе развития генерализованного пародонтита: как моногенного наследственного заболевания клеток костной ткани с поздней фенотипической манифестацией или как мультифакториального заболевания, где “заинтересованы” генетические аппараты клеток различных тканей (в первую очередь, крови). В решении этих вопросов перспективным являются исследования на культурах клеток колониеобразующих единиц — фибробластов (КОЕф) костного мозга альвеолярных отростков как модели для поиска мутантного гена при предположенной моногенной природе пародонтита, а также клеток крови (наиболее доступных для генетических исследований) при возможной мультифакториальной природе заболевания. Конечным результатом исследований по тщательному анализу тканеспецифической экспрессии соответствующего гена, идентификации первичного биохимического дефекта, исследования структуры, функции и внутриклеточного распределения его белкового процесса является разработка программы генной терапии. Наиболее перспективной нам представляется возможность генетической модификации не самих уже дифференцированных клеток с наследственным дефектом, а их предшественников, т.е., долгоживущих стволовых клеток [23].

Следующими в иерархии находятся межклеточные взаимодействия между гистогенетически разными, но топографически взаимосвязанными, клетками. Это — паренхимо-стромальные взаимодействия для паренхиматозных органов, а для губчатой кости — между кроветворными и ее потомками и костномозговыми стромальными клетками, из которых часть обладает остеогенными потенциями.

В отличие от остеогенных клеток, которые при нахождении на одной и той же стадии дифференцировки in vivo действуют друг на друга тормозяще в плане пролиферации и дифференцировки, взаимодействие между костными и кроветворными клетками более разнообразное.

Баланс между клетками, которые резорбируют кость (остекласты) и клетками, которые формируют кость (остебласты) поддерживает скелетную массу и является частным случаем взаимодействия между остеобластами/стромальными клетками и гемопоэтическими клетками-предшественницами остеокласта. Молекулярное понимание сцепления между остеокластической резорбцией кости и остеобластическим остеогенезом основывается на взаимодействии между RANKL (receptor activator of nuclear factor kappa B ligand; именуемые еще как TRANCE, остеокластический дифференцировальный фактор — ODF) — трансмембранном лиганде, выраженном на остеобластах/стромальных клетках, и RANK — трансмембранном рецепторе на остеокласте и его предшественниках. Они идентифицированы как лиганды и рецепторы членов семейства фактора некроза опухоли (ФНО) и являются критическими регуляторами остеокластогенеза. Недавние результаты указывают, что для поддержания дифференцирования остеокластов остеобласты/стромальные клетки в ответ на некоторые остеотропические факторы экспрессируют остеокластический дифференцировальный фактор ODF (он же RANKL, TRANCE и OPGL). ODF ответственен за вызов не только дифференцирования, но также и активацию остеокластов. Предшественники остеокласта, которые экспрессируют RANK признают ODF через межклеточные взаимодействия с остеобластами/стромальными клетками, и дифференцируются в остеокласты при наличии макрофагального колониестимулирующего фактора (М-КСФ). По-видимому, эти взаимодействия между клетками присущи физиологической регенерации. Но недавно показано, что мышиный ?-ФНО стимулировал дифференцирование М-КСФ-зависимых макрофагов костного мозга мыши в остеокласты при наличии М-КСФ без любой помощи остеобластов/стромальных клеток. Эти результаты демонстрируют, что ?-ФНО стимулирует дифференцирование остеокласта через механизм, независимый от взаимодействия RANKL(ODF)-RANK. ?-ФНО может играть важную роль в патологической резорбции кости вследствие воспаления [29].

Недавно идентифицирован новый элемент фактора некроза опухоли (ФНО) остеопротегерин (OPG) — белок, который синтезируется остеобластами / стромальными клетками костного мозга, не состоит в трансмембранной области и действует как секретированный рецептор, который не имеет прямой способности передачи сигналов. Действует OPG, связываясь с его естественным трансмембранным лигандом OPGL (также известным как RANKL - активатором рецептора ядерного фактора-kappa B лиганда (RANKL), экспрессируещегося на стромальных клетках и остеобластах [30].

Экспрессия OPGL на CD4(+)Т-лимфоцитах, индуцированная микроорганизмами (А.actinomycetemcomitans), также вызывает in vivo активацию остеобластов [31].

Нами при изучении активности колониеобразующих единиц фибробластов (КОЕф) костного мозга спонгиозы альвеолярных отростков с помощью культивирования на питательной среде Сабуро были идентифицированы грибы Aspergillus fumigatus [20]. Не исключен механизм действия Aspergillus fumigatus на Т-лимфоциты аналогичный индуцирующему влиянию А.actinomycetemcomitans на Т-лимфоциты. Итак, Т-лимфоцит, имеющий RANKL может добиться потери кости при пародонтальной болезни[32]. Но Т-лимфоцитарная продукция ?-интерферона ( ИФН?) подавляет остеокластогенезис, вмешиваясь в RANKL-RANK сигнальный путь. ИФН? стимулирует быструю деградацию белка адаптера RANK, TRAF6 (tumour necrosis factor receptor-associated factor 6), который заканчивается сильным подавлением RANKL-вызванной активации транскрипционного фактора NF-kappa B и JNK. Это подавление остеокластогенеза избавляется сверхвыражением TRAF6 в клетках-предшественниках[33]. Таким образом, OPG, как и ИФН?, обладает мощной остеокластогенноподавляющей активностью, связываясь с RANKL, блокирует взаимодействие RANKL c RANK, вызывающее ряд механизмов, которые заканчиваются дифференцированием, созреванием и активацией остеокластов. В свою очередь, ингибируют продукцию OPG многие гормоны и цитокины, такие как РТН и IL-11, и стимулируют продукцию RANKL. Относительные уровни продукции OPG и OPGL в конечном счете диктуют величину резорбции кости — избыток OPGL увеличивает резорбцию кости, тогда как избыток OPG ингибирует резорбцию. Рекомбинантный OPG блокирует эффекты фактически всех факторов, которые стимулируют остеокласты, in vitro и in vivo. OPG ингибирует резорбцию кости в разнообразных моделях болезни на животных [34]. Знание RANK/RANKL/OPG системы и понимание ее роли в дифференцировании и активации остеокластов является отправной точкой в области метаболизма кости, возможно дающие новые стратегии в лечении болезней, характеризующихся чрезмерной резорбцией кости.

Тромбоциты и мегакариоциты непосредственно, а Т-лимфоциты с хелперным фенотипом (CD4(+)) опосредованно, через стимуляцию гранулоцитарного ростка гемопоэза, могут стимулировать КОЕФ [35–38].

Известно о сезонных колебаниях иммунологической реактивности организма и активности КОЕф. При этом речь идет не только о количественных изменениях показателей Т- и В-систем иммунитета и удельном весе количества положительных результатов клонирования КОЕф среди общего числа исследований, но и о качественных — функциональной активности Т- и В-лимфоцитов и их субпопуляций и эффективности клонирования КОЕф[39;40].

Сезонные проявления окологодового, или цирканнуального, ритма количественных показателей Т-, В- и О-лимфоцитов в крови здоровых детей демонстративны в плане изучения взаимодействия клеток крови и кости через призму его (взаимодействия) регулирующей функции остегенеза организма

По старым западноевропейским данным, средняя скорость роста длины тела с марта по май почти вдвое превышает скорость роста за сентябрь и октябрь [40]. Два пика понижения активности КОЕф в костном мозге припадает на март, апрель и октябрь, также и изменения показателей количества Т-лимфоцитов в эти месяцы совпадает, а показатели количества В-лимфоцитов лишь незначительно отличаются от окологодовых колебаний содержания КОЕф в костном мозге. Вышеизложенные факты, на первый взгляд, отрицают корреляционную взаимозависимость количественного содержания клеток крови (лимфоцитов) с костеобразовательной функцией организма. Разрозненными, на первый взгляд, и несопоставимыми кажутся и следующие факты. По данным исследований клоногенной активности пульпы зубов при различных формах пульпита КОЕф сохраняют свою активность и при воспалении. Причем эффективность клонирования регистрируется даже выше, чем в интактных зубах [39]. По мере того, как после 40–42 лет нарастает деминерализация кости, сразу же путем нейрогуморальной регуляции, организм увеличивает остеобластическую активность и кривая ее ползет вверх[8]. Раннее указывалось, что содержание колонеобразующих клеток фибробластов костного мозга (КОКф) обратнопропорционально возрасту. Напрашивается вывод, что отождествлять остеобластическую функцию кости с содержанием КОКф в кости не правомерно. Содержание КОКф определяет потенциал костной ткани в плане наличия в ней остеогенных клеток-предшественников и прогнозирует вероятность их дифференцировки до остеобластов с последующим образованием ими органоспецифической костной ткани и превращением их в остеоциты. А остеобластическая функция — это реализация потенциала в его конечной стадии. Повышение клоногенной активности пульпы зуба при пульпите можно объяснить «выбором» перицитами (адвентициальными клетками микрососудов) в процессе воспаления дальнейшего пути дифференцировки в направлении к остеогенным клеткам — одонтобластам или притоком к пульпе во время гиперемии вместе с «клетками воспаления» неместных (клеток-пришельцев) остеогенных клеток-предшественников. На их роль претендует определенный пул клеток, морфологически определяемые как О-лимфоциты, выбирающий остеогенное направление дифференцировки. Именно максимум количества О-лимфоцитов в сезонных проявлениях цирканнуального ритма количественных показателей Т-, В- и О-лимфоцитов в крови здоровых детей совпадает с максимум скорости роста их длины тела с марта по май (см. график). Не случайно, при визуальной оценке подвижного клеточного состава в инфильтрате при пародонтите отмечается преобладание лимфоцитов. Более того, в целом оценивая внутрикорреляционные связи между клетками стромы десны высказывается предположение, что в основе прогрессирования патологических процессов лежат нарушения кооперации свободных клеток стромы, что свидетельствует о структурной основе неадекватности контактной взаимосвязи клеток и изменении трансэндотелиального транспорта в микрососудах [42].

22_g1

Динамика количественных показателей Т-, В- и О-лимфоцитов в крови здоровых детей за год

Известно, что реакция крови, развивающаяся при воздействии на организм любого стрессора составляет единую ответную реакцию гемопоэза. Учитывая коррелятивную связь между функциональным состоянием клеток крови и кости, можно утверждать, что динамика регенераторного потенциала костной ткани во многом зависит от количественных и качественных изменений в крови. Выраженность изменений состава крови определяет особенности течения костеобразовательного (или остеоремодулирующего) процесса (репаративного или патологического).

Сравнение изменений клеточного состава крови при дистракционном остеосинтезе — модели регенерации кости при удлинении в эксперименте на животных — с изменениями в крови больных пародонтитом при разных степенях развития, еще раз подтвердили вышеизложенное и возможность регулирования остеоремодулирующим процессом через корреляцию содержания клеточной (и сывороточной) составляющей крови. Правомерность такого сравнения уместна потому, что репаративная регенерация как в трубчатых костях при дистракционном остеогенезе, так и в губчатой ткани челюстей при имплантационной остеоинтеграции протекает стереотипно — в несколько функционально-морфологических стадий через образование фиброваскулярной ткани с последующим замещением ее костной тканью[43;44].

В эксперименте при дистракционном остеосинтезе содержание Т- и В-лимфоцитов в периферической крови животных существенно колеблется. Эти колебания не сопряжены между собой и имеют фазовый характер. В зависимости от периода и вида регенерации их показатели уменьшаются или увеличиваются по сравнению с исходным уровнем. Фазовый характер имеют и изменения активности ферментов биоэнергетики лимфоцитов, что указывает на повышенную функциональную активность этих клеток в наиболее важные периоды регенерации кости, несмотря на отсутствие увеличения их общего числа[43].

При начальной степени и хроническом течении генерализованного пародонтита отмечается гиперреактивность В-системы иммунитета, индивидуальные колебания содержания Т-хелперов и Т-супрессоров и их соотношения. У одних больных наблюдали умеренное снижение Т-хелперов и умеренное увеличение Т-супрессоров, у второй подгруппы больных — снижение Т-хелперов и Т-супрессоров, в третьей подгруппе — снижение только Т-супрессоров [45,46]. По мере нарастания патологического процесса в пародонте развивается выраженный дефицит количества Т- и В-клеток, изменяется соотношение Т-клеточных субпопуляций с относительным преобладанием Т-супрессоров, а также угнетением их функциональной активности [47,48].

У больных генерализованным пародонтитом наблюдается тенденция к снижению неспецифической реактивности организма, проявляющаяся глубоким нарушением окислительно-восстановительных систем гранулоцитов и способности к завершенному фагоцитозу [24,49]. Данные о фазовой нейтрофильной реакции крови, сопровождающиеся повышением функциональной активности и подвижности нейтрофилов в основные периоды регенерации трубчатой кости при удленении, не исключают их участия также и в репаративной регенерации губчатой ткани кости [43].

Моноциты могут регулировать непосредственно резорбцию кости путем выработки простагландинов или опосредовано через выработку интерлейкина 1, стимулирующего продукцию простагландина и коллагеназ, вызывают качественные и количественные изменения синтеза коллагенов, в частности, изменяют соотношения между 1 и Ш типами [26,50–53]. Изменение в составе и количестве моноцитов прямопропорционально стадии развития патологического процесса в пародонте[54].

В связи с интимным соединением эпителия и кости альвеолярного отростка в области, прикрепленной десны межтканевая регуляция приобретает особую форму — метаризис: в ходе развития зачатковый материал “вкрапливается” в состав соседнего материала другой природы, в итоге возникают тканево-неоднородные структуры. Примером такого взаимодействия служит зуб, как продукт формообразующего взаимоотношения эпителиальной выстилки первичной полости рта и мезенхимальных клеток [55]. К слову, архитектоника пульпы и костного мозга альвеолярных отростков челюстей, периферийное расположение одонтобластов и остеобластов соответственно, аналогии в строении сосудистой сети и др. приводят к мысли об органной регенерации зуба путем взаимодействия вышеупомянутых тканей между собой.

Изменение границ между морфологическими элементами структур различной природы наблюдаются и в условиях патологии, когда на месте одной, частично дегенерированной ткани, происходит компенсаторно-регенераторное разрастание другой. Пример — нарушение целостности зубодесневой связки и врастание в нее эпителия слизистой при пародонтите.

Метод направленной тканевой регенерации при заболеваниях пародонта базируется также на основных закономерностях гистогенеза: интеграции (взаимообусловленное развитие), детерминации (наследственно обусловленное развитие) и гетерохронии (разновременное развитие) — путем коррекции взаимодействия эпителия слизистой оболочки полости рта с периодонтом и костью [56–59].

Важную роль, особенно в плане скорости реагирования на раздражители, нарушающие гомеостаз пародонта, играет иммунонейроэндокринная система, составляющая внешний контур регуляции. Психо-вегето-соматическим взаимоотношениям, гормональным нарушениям в возрастном аспекте при патологии пародонта посвящен целый ряд недавно опубликованных обзоров [60–62]. Под действием гормонов и нейрогуморальных стимулов осуществляется оперативная переброска потоков энерго- и пластического обеспечения в зону повреждения в целях скорейшего восстановления адекватных “морфологических” корреляций [63–65].

На наш взгляд, спорным является утверждение, что никакой “внешний” агент не может действовать на “внутренних” уровнях иначе, чем через посредство промежуточных уровней [58,66]. Так, эстрогены (женские половые гормоны) вызывают остеосклероз в альвеолярных отростках мышей и крыс, непосредственно воздействуя на внутренний контур — коллагенсинтезирующие клетки, и усиливают размножение эпителиальных клеток десны — контур межтканевого взаимодействия. В данном случае происходит суммирование эффекта влияния эстрогенов на различные контуры регуляции гемостаза пародонта.

Следует учитывать не только концентрацию гормонов в крови, но также содержание рецепторов эстрогенов в клетках-мишенях тканей пародонта. Обнаружено, что у мужчин, больных генерализованным пародонтитом, рецепторы эстрогенов в биоптатах тканей пародонта встречались вдвое чаще и их содержание в среднем было выше, чем у женщин [67].

Каждый орган в филогенезе и онтогенезе формируется под воздействием образующихся контуров регуляции гомеостаза и одновременно формирует алгоритм взаимодействий этих контуров между собой и с органом (пародонтом) в норме и патологии. Без расшифровки алгоритма мы не постигнем законов, детерминирующих тот или иной вариант восстановления поврежденных структур [68]. Определение значимости того или иного регуляторного контура в каждом отдельном случае течения заболевания пародонта является основой в индивидуальном подходе к его лечению.

Литература 1. Саркисов Д.С. Очерки истории общей патологии.- М.: Медицина, 1988.- с.77-119. 2. Шехтер А.Б., Серов В.В. Воспаление, адаптивная регенерация и дисрегенерация (анализ межклеточных взаимодействий).- Арх. пат.-1991.-№7.-с.7-14. 3. Данилевский Н.Ф., Магид Е.А. и др. Заболевания пародонта. М.:Медицина, 1993. -320с. 4. Иванов В.С. Заболевания пародонта.-М.:Медицина,1989.С.51-5 5. Новик И.О. Пародонтоз(патогенез, клиника и лечение).-Киев: Здоров’я, 1964.-С.23-24. 6. Руководство по гематологии. Под ред. Воробьёва А.И.-М.:Медицина,1985.-Т.1.-С.64-66. 7. Петраш Н.В., Кириленко И.И. Изменение структуры и химического состава минералов фракции кости в норме и при парадантозе в возрастном аспекте.- Стоматология: Респ. межвед.сб.-1983.-Вып.18.-С.25-28. 8. Подрушняк Е.П. Остеопороз- проблема века.-Симферополь:Одиссей, 1997.-216с. 9. Риггз Б.Л., Мелтон III Л.Дж. Остеопороз. Пер. с англ. М.-СПб.: ЗАО «Издательство БИНОМ», «Невский диалект», 2000г.-560 с. 10. Касавина Б.С., Горбенко В.П. Жизнь костной ткани.-М.:Наука,1979.-176с. 11. Ругаль В.И., Абдулкадыров К.М. Гистотопографические взаимосвязи стромальных клеток костного мозга человека. Гематология и трансфузиология.-1987.-№4.-С.42-47. 12. Кантарева В.И. Гетерогенность клеточных источников восстановительных процессов у позвоночных.-Онтогенез.-1985.-16.-№5.-С.450-473. 13. Фриденштейн А.Я.,Лалыкина К.С. Индукция костной ткани и остеогенные клетки-предшественники.-М.:Медицина,1973.-222с. 14. Фриденштейн А.Я.,Чайлахян Р.К.,Лалыкина К.С.-Цитология.-1970.-№9.-С.1147-1155. 15. Структурные основы адаптации и коспенсации нарушенных функций: Руководство/АМН СССР; Под ред. Д.С.Саркисова.-М.: Медицина,1987.-448 с. 16. Радионова Н.В. Функциональная морфология клеток в остеогенезе.- К.: Наукова думка, 1989.- стр.18. 17. Фриденштейн А.Я., Лурия Е.А. Клеточные основы кроветворного микроокружения. - М.: Медицина, 1980.-216 с. 18. Шехтер А.Б., Берченко Г.Н. Сканирующая электронная микроскопия соединительной ткани// В кн.: Ультраструктурные аспекты морфогенеза и регенерации в норме и патологии.- М.: Медицина, 1976.-стр.63-70. 19. Кантарева В.И. Гетерогенность клеточных источников восстановительных процессов у позвоночных// Онтогенез.-1985.-16.- № 5.-стр.450-473. 20. Астахова В.С., Панченко Л.М., Романенко О.Н. Определение регенераторного потенциала костной ткани пародонта// Вісник стоматології, Одеса, 2001, № 4, стор.75. 21. Астахова В.С., Данилевский Н.Ф., Романенко О.Н. Остеогенные клетки-предшественники при регенерации в стоматологии// Вісник стомалогогії, Одеса, 1998, № 1, стор. 125-130. 22. Алафіф Хішам. Пульпіт: особливості розвитку та вибір методу лікування. Автореф. дис... канд. мед. наук.-К.,1993. 23. Горбунова В.Н., Бараков В.С. Введение в молекулярную диагностику и генотерапию наследственных заболеваний. СПб.: Специальная литература,1997, 286 с. 24. Кравчук М.Г. Некоторые цитологические показатели при пародонтите у женщин.-Современная стоматология и челюстно-лицевая хирургия.-Киев,1998.-С.51. 25. Хилкин А.М., Шехтер А.Б., Истранов А.П., Леменев В.Л. Коллаген и его применение в медицине.-М.: Медицина,1976.-С.9-28. 26. Martin T.J. Endocrine and paracrine factors the regulation of bone metabolis. Proc. XVI International Congress Clinical. Chemistry.-London.-1996.-P.1-2. 27. Богомолов Д.В., Шехонин Б.В., Чумаков А.А. Изменения строения коллагеновых волокон соединительной ткани при хроническом воспалении в периодонте. М.: Стоматология, 1998-Т.77..№1.-с.8-11. 28. Фильченков А.А., Стойка Р.С. Апоптоз и рак.-К.: Морион, 1999.-184 с. 29. Suda T., Kobayashi K.,Jimi E., Udagawa N., Takahashi N. The molecular basis of osteoclast differentiation and activation// Novartis Found Symp.- 2001.-V. 232, P. 235-50. 30. Horowitz M.C., Xi Y.,Wilson K., Kacena M.A. Control of osteoclastogenesis and bone resorption by members of the TNF family of receptors and ligands// Cytokine Growth Factor Rev.- 2001.-V.12, № 1.-P.9-18 31. Teng Y.T., Nguyen H., Gao X., Kong Y.Y., Gorczynski R.M., Singh B., Ellen R.P., Penninger J.M. Functional human T-cell immunity and osteoprotegerin ligand control alveolar bone destruction in periodontal infection// J. Clin. Invest.-2000.-V.106, № 6.- P.59-67. 32. Theill L.E., Boyle W.J., Penninger J.M. RANK-L and RANK: cells, bone loss, and mammalian evolution// Annu. Rev. Immunol.- 2002.- V.20-P.795-823 33. Takayanagi H., Ogasawara K., Hida S., Chiba T., Murata S., Sato K., Takaoka A., Yokochi T., Oda H.,Tanaka K., Nakamura K., Taniguchi T. T-cell-mediated regulation of osteoclastogenesis by signaling cross-talk between RANKL and INF-gamma// Nature. –2000.- V.408, № 30.- P.535-536. 34. Kostenuik P.J., Shalhoub V. Osteoprotegerin: a physiological and pharmacological inhibitor of bone resorption// Curr. Pharm. Des.- 2001.- V.7, № 8. -P. 613-635. 35. Горская Ю.Ф., Фриденштейн А.Я.,Зорина А.И./Гематология и трансфузиология.-1992.-№9-10.-С.3-5. 36. Лациник Н.В., Фриденштейн А.Я., Горская Ю.Ф. и др./Бюллетень экспериментальной биологии и медицины.-1990.-№11.-С.519-522. 37. Дыгай А.М., Гольдберг Е.Д., Богдашин И.В. и др./Бюллетень экспериментальной биологии и медицины.-1989.-№5.-590-593. 38. Дыгай А.М., Шахов В.П., Гольдберг Е.Д./Бюллетень экспериментальной биологии и медицины.-1990.-№11.-С.531-533. 39. Передерий В.Г., Земсков А.М. и др. Иммунный статус, принципы его оценки и коррекции иммунных нарушений. Киев.:Здоровя.-1995.-211с. 40. Астахова В.С. Остеогенные клетки-предшественники костного мозга человека. Киев-2000. 135с 41. Харисон Дж. Биология человека. Москва.:Мир.-1979.С.418. 42. Губаревская В.Л., М.Г.Рыбакова. Морфофункциональная характеристика свободных клеток и микрососудов десны при воспалительных заболеваниях пародонта. Стоматология.-М., 1992.- № 1, стр.27-29. 43. Ястребов А.П., Осипенко А.В. Система крови и регенерация костной ткани.-Свердловск: Изд-во Уральского ун-та,1990.-124с. 44. Вайнштейн Е.А., Шимова М.Е., Валамина И.Е., Ребров В.В. Морфологическое исследование взаимодейсвия челюстной кости с керамикой на основе диоксида циркония.-М.: Клиническая стоматология,1998,№1,стр.30-32. 45. Орехова А.Ю., Левин М.Я., Калинина В.И. Аутоиммунные процессы при воспалительных заболеваниях пародонта.- Новое в стоматологии.-М.,1996.-№3.-С.17-20. 46. Центило Т.Д. Состояние системного иммунитета и индивидуальный подбор иммунокорректора у больных генерализованным пародонтитом.-Современная стоматология и челюстно-лицевая хирургия.-Киев,1998.С.100-101. 47. Ревенко Е.В. Клинико-иммунологические показатели при генерализованном пародонтите у больных молодого возраста.- Стоматология .Респ. межвед. сб. Киев: Здоров'я,1989.С.47-49. 48. Чучмай Г.С., Деньга И.С., Цвих Л.А. Сравнительная оценка противоспалительной и иммуномодулирующей активности хлотазола и ортофена у больных генерализованным пародонтитом.-Стоматология. Респ. межвед. сб. Киев.:Здоров'я,1992.С.48-53. 49. Чумаченко В.А., Синицина Р.Г., Быкова И.А. Значение показателей НСТ-теста нейтрофильных гранулоцитов крови.- Стоматология. Респ. межвед. сб.-Киев: Здоров'я,1989.С.50-53. 50. Brey M.A., Gordon D., Morley J. Proceedings: role of prostaglandins in reaction of cellular immunity.-Brit. J. Pharmacol.-1974.-Vol.52.-P.453-462. 51. Dayer J.M., Russel R.G., Krone S.M. Collagenose production by rheumatoid synovial cell: stimulation by human lymphocyte factor.-Science.-1977.-Vol.195.-P.181-187. 52. Dominguez J.H., Mundy G.R. Monocytes mediate osteoclastic bone resorption by prostaglandin production.-Calcif. Tisue Int.-1980.-Vol.31.-P.19-37. 53. Пальцев М.А., Иванов А.А. Межклеточные взаимодействия.-М.: Медици-на,1995.-224с. 54. Кодола Н.А., Прудникова А.П. Возрастные показатели гемограммы и моноцитограммы у лиц с интактным пародонтом и больных пародонтитом.- Стоматология. Респ. межвед. сб.- Киев: Здоров'я,1991.С.30-31. 55.Быков В.Л. Гистология и эмбриология органов полости рта человека.- СПб.: Специальная литература, 1996. 56. Dowell P., Moran J.,Quteish D. Guided tissue regeneration. British Dental Journal.-1991.-Vol.171.-P.125-127. 57. Galgut P.N. Направленная регенерация тканей пародонта.- Квинтэссенция, 1991.-№5/6.-С.417-426. 58. Струков А.И., Хмельницкий О.К., Петленко В.П. Морфологический эквивалент функции.-М.: Медицина,1983.-208с. 59. Lozzano L.A.A., Cundin E.E., Uragereka E.G., Lozano J.A.G., Luazua J.S. Увеличение объема кости атрофированного гребня путем направленной регенерации тканей: клиническое наблюдение.-Квинтэссенция.-1995.-№3.-С.28-34. 60. Хоменко Л.О., Майборода Т.О., Остапко О.I. Взаємозв’язок гормональних дисфункцiй та захворювань тканин пародонта у дівчаток.-Новини стоматології.-Львів,1998.-№4.- С.41-45. 61. Цепов Л.М., Лозбенев С.Н. Психо-вегето-соматические взаимоотношения при патологии пародонта.- Пародонтология. СПб.-1998.-№2.-С.30-33. 62.Цепов Л.М., Николаев А.И. Патология пародонта как проявления соматических заболеваний.- Пародонтология. СПб.-1998.-№1.-С.28-32. 63. Алов И.А. Цитофизиология и патология митоза.-М.,1972. 64. Епифанова О.И. Гормоны и размножение клеток.-М.,1965. 65. Шмальгаузен И.И. Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии.-Л.: Медицина,1984.-210с. 66. Маянский А.Н., Маянский Д.Н. Очерки о нейтрофиле и макрофаге. -Новосибирск: Наука,1989.-276с. 67. Копейкин В.Н., Кушлинский Н.Е., Семенов И.Ю., Пузин М.Н. Стоматология.-№4.-1995.-С.13-15. 68. Маянский Д.Н. Хроническое воспаление.-М.: Медицина,1991.-169с.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить