Литература

Врач, который излечивает рак
ast42401

Врач, который излечивает рак

Эйдем У.К.
ISBN: 5-232-01024-7
твердый переплет
393 стр.

Издательство Крон-Пресс
Год публикации: 1999

61 руб. (нет на складе)

Эта книга - о враче - новаторе, враче - исследователе, намного опередившем свое время. Создав 100 собственных противоопухолевых препаратов, д - р Эмануэль Ревич эффективно применяет их на практике. Свидетельства в прошлом безнадежно больных, а ныне активных жизнерадостных здоровых людей говорят сами за себя. Познакомившись с ними на страницах этой книги, вы, возможно, почерпнете что - то новое для собственной повседневной жизни, заразитесь оптимизмом этого человека и убедитесь в том, что не бывает безнадежных ситуаций, - с любой из них, в конце концов, можно справиться.

ВВЕДЕНИЕ

«Врач, который излечивает рак» — это книга для вас. Она повествует о том, что существуют ответы на вопросы, касающиеся реальных проблем здоровья даже очень серьезных. Ответы эти просты, как дыха­ние, Эта книга поможет понять, как функционирует ваш организм. Вы сможете узнать некоторые простые, но важные веши о том, как поправить собственное здо­ровье, даже если бы серьезно больны. Каким бы неве­роятным это ни показалось, в некоторых отноше­ниях вы сможете понять основные механизмы развития болезней и механизмы, обеспечивающие сохранение здоровья, лучше, чем на сегодня их пред­ставляют многие из профессиональных медиков.

Но это также книга и о нашем медицинском сооб­ществе и его способности ассимилировать новую на­учную информацию, которая может принести спасе­ние многим людям. Когда вы будете ее читать, вас поразит использование уникальных лекарственных средств и методов лечения, которые открыл и при­меняет д-р Ревич в лечении своих пациентов, полу­чая замечательные результаты. Вас заворожит необыч­ность рассуждений д-ра Ревича — в их основе лежат незыблемые законы физики, химии и биохимии. Од­нако отношение к нему представителей медицинских кругов не может не вызвать чувство стыда.

Вам следует знать, что некоторые идеи д-ра Ре­вича, сами по себе достаточно значимые, начинают сегодня приобретать определенную известность. Авторы ряда книг, сами того не подозревая, используют в них идеи, выдвинутые д-ром Ревичем задолго до появления этих книг. Так, в бестселлере Барри Сирза «Зона», опубликованном в «Нью-Йорк тайме», речь идет об одном из многих аспектов мно­гочисленных открытий д-ра Ревича (Д-р Барри Сирз в своей монументальной книге «Зона», ставшей бестселлером, проницательно и сам о том не подозревая, использовал некоторые идеи д-ра Ревича. Д-р Сирз указал, что основой для его находок послужила работа Бепгста Самуэдьсона, удостоенного за нее Нобелевской премии, Сирз подчеркнул, что эта работа стала основой его теории правильного питания. По утверждению доктора медицины Салмана, идеи Самуэльсопа, опуб­ликованные в середине 70-х гг., аналогичны идеям д-ра Ревича, опубликованным еще в 40-Х гг., но оставшимся незамеченными. Л-Р Салман неоднократно указывал, что эта работа Ревича «более отчетлива и детальнее разработана», чем труд Самуэльсона).

В другом бестселлере «Нью-Йорк тайме» — «Лече­ние артрита» — в качестве основы программы предла­гает использовать глюкозамин. Автор книги ссылается на ряд исследований глюкозамина, самое раннее из которых датируется 1980 г. Д-р Ревич начал использо­вать в этих целях глюкозамин вместо стероидных гор­монов еще в 1951 г. Спустя 10 лет, в 1961г., он опуб­ликовал эти сведения в специальной медицинской литературе.

Д-р Ревич добился хороших результатов в лече­нии артритов в целом и ревматоидного в частности. Указанные книга при всей их полезности только кос­нулись значительно более глубоких проблем. Насто­ящая книга позволит вам ознакомиться с ними и во многих случаях найти ответы, касающиеся вопросов лечения таких опасных заболеваний, как рак, СПИД, болезни сердиа, артрит, депрессия, алкоголизм и др., — ответы не умозрительные, а основанные на научном знании. Кроме того, вы узнаете о лекарствах, которые не только сдерживают развитие рака и других болезней, но и позволяют избавиться от них, не прибегая к помощи строгой диеты.

Любой специалист мечтал бы иметь в своем арсе­нале противоопухолевые препараты, не вызывающие побочных эффектов, которые убирали бы метастазы из пораженных раком костей и одновременно устра­няли боли. Такие заболевания, как рак или СПИД, артрит, депрессия или бронхиальная астма, эти пре­параты позволяют лечить в домашних условиях.

При появлении головной боли и других рас­стройствах вследствие перемены погоды разве не за­мечательно иметь возможность проверить кислотно-щелочной баланс за несколько секунд лишь с помо­щью выдоха? А группа антивирусных средств, позволяющих успешно справляться не только с про­студными заболеваниями, гриппом, пневмонией, СПИДом и лихорадкой Эбола? И разве не актуаль­ны лекарства, способные снять наркотическую или алкогольную зависимость быстро и эффективно, без побочных действий и синдрома отмены?

Все эти препараты существуют уже почти 30 лет — благодаря д-ру Ревичу.

Вы скажете: весь мир, по крайней мере представи­тели организованной медицины должны были бы знать о них и пользоваться открытиями д-ра Ревича. Из этой книги вы узнаете подробности печальной судьбы этих достижений, в течение половины столе­тия остававшихся недоступными большинству людей.

Интересно, что организованная медицина в те­чение многих лет отчасти использовала открытия д-ра Ревича, даже и не подозревая об этом. Сегодня существует лекарственная терапия, ускоряющая раз­витие легких у недоношенных младенцев и во мно­гих случаях спасающая их жизни; ее используют вра­чи по всей стране. Этот метод развился непосред­ственно из фундаментальных основ, изложенных в учебном пособии д-ра Ревича «Изыскания в области патофизиологии», впервые опубликованном в 1961 г. и недавно переизданном.

Д-ра Джон Клементе и Джулиус Комрэ, выде­лившие липид, ответственный за развитие легких, не знали, что д-р Ревич использует тот же принцип уже в течение многих лет. Они и не подозревали, что предпосылками для их открытия являются работы Ревича. Традиционная медицина все еще не сопри­коснулась с далеко уводящими выводами этого тру­да Ревича, которые позволили создать эффективные методы лечения инвазивного рака. Вполне вероятно, что если бы открытие Клементса — Комрэ связали с именем Ревича, оно никогда не увидело бы света. Почему? Потому что тогда пришлось бы признать и собственно метод Ревича.

В 1996 г. «Журнал Американской медицинской ас­социации» (JAMA) опубликовал данные крупно­масштабного исследования, которое продемонстри­ровало замечательные результаты использования се­лена в лечении рака легких и толстой кишки — благодаря ему смертность снизилась в 2 раза. Д-р Ре­вич начал использовать селен в лечении рака еще в 1954 г., и успешно. Издатели журнала обсуждают проблему токсичности селена, тогда как Ревич легко справился с ней более 40 лет назад. Несмотря на пре­дубеждение к этому человеку, его идеи начинают распространяться ныне среди практикующих врачей. Имя Эмануэля Ревича может по-разному восприни­маться представителями традиционной медицины, но ценность его открытий неоспорима.

Некоторые ученые уже начали ее признавать. Про­фессор Герхард Шраузер из Сан-Диего, ученый с мировым именем, представитель традиционных взгля­дов на проблему рака, в одной из своих работ поста­вил д-ра Ревича в один ряд с Гиппократом и Пара-иельсом. Один из экспертов по стероидным препаратам сказал, что в познании этих веществ л-р Ревич опередил свое время на 50-100 лет. В 1961 г. группа ученых с мировым именем, в составе кото­рой было 14 лауреатов Нобелевской премии, прису­дила л-ру Ревичу свою престижную ежегодную ме­даль. Еще в 1955 г. некий бизнесмен обратился к одному врачу с просьбой дать оценку результатам исследо­ваний. После изучения вопроса д-р Луис Бернз на­писал следующее. «Вы просили меня ознакомиться с тем, как д-р Ревич лечит рак. То, что я обнаружил, превосходит самые смелые ожидания... Получаемые им результаты поражают».

Я попытался изложить некоторые наиболее важ­ные открытия Ревича в доступной для читателя фор­ме. Не являясь профессионалом в этой области, я ис­пользовал минимум технических и научных терми­нов. Тем приятнее мне было услышать мнение одной женщины-врача, неплохо знакомой с работами д-ра Ревича. Прочитав рукопись этой книги, она сказала, что это помогло ей лучше понять подход д-ра Ревича к решению онкологических проблем. Люди часто спра­шивают, как это я, независимый журналист, при­шел к написанию этой книги. Мне пришлось интер­вьюировать конгрессмена Питера Дефазио из Орего­на, который представил в Палату представителей законопроект пол названием «Закон о доступе к ме­дицинскому обслуживанию». Он рассказал мне о слу­шаниях по этому законопроекту. Одним из свидете­лей на слушании в подкомитете Сената был Верной Морин, свидетельствовавший на стороне своей пя­тилетней дочери Исси. Его речь произвела настоящий фурор (мы еще встретимся с историей Исси на страицах этой книги). История получила свое развитие, его я никак не мог предположить.

Моя первая встреча с д-ром Ревичем состоялась 13 сентября 1994 г. Ему тогда было 98 лет. Не забуду, как посреди длинного коридора за огромным столом я увидел крошечного человека, улыбающегося спокойной улыбкой. На стенах висели две периодические таблицы химических элементов, забранные в рам­ки, в углу одной их них был портрет Менделеева.

Другая таблица, присланная студентами-медиками из Германии, была озаглавлена «Периодическая таб­лица Ревича» (см. приложение). В этой книге я попы­тался доступным языком объяснить, что смог увидеть Ревич, по-новому взглянув на привычную таблицу.

Некоторые из тех, с кем я беседовал, предупреж­дали, чтобы я был осторожен и не сделал из Ревича этакого святого. В то же время они уверяли, что это необыкновенно щедрый и добрый человек. По моим собственным наблюдениям, его многочисленные дос­тоинства перевешивали незначительные слабости, на­верное, гораздо существеннее, чем у большинства из нас. Думаю, прочтя книгу, вы с этим согласитесь.

В книге основное внимание уделяется неизмеримо более важным, по крайней мере с медицинской точ­ки зрения, вещам. Она о человеке, который большую часть своей жизни посвятил облегчению бремени че­ловеческих болезней. Это стало главным делом его жизни. Я попытался сконцентрировать внимание чи­тателя на работе и многочисленных открытиях, а так­же изложить некоторые из принципов лечебной так­тики д-ра Ревича таким образом, чтобы при желании он смог извлечь из них пользу для себя.

Я беседовал с д-ром множество раз. Судя по маг­нитофонным записям, которые я вел с середины 80-х годов, с течением времени его лексика упрости­лась, стала доступнее. Поэтому некоторые из приво­димых в книге высказываний отличаются простотой, даже некоторой фрагментарностью, тогда как другие достаточно сложны. Хотя его формулировки не всегда безупречны, сама мысль оказывается выражена точно. В беседах с д-ром Ревичем возникало чувство, что простота изложения часто добавляла значительности сказанному, Поэтому я использовал в книге его соб­ственные слова, не изменяя грамматику. Ревич не знал английского (это шестой из языков, которыми он владел) почти до 60 лет. Однако его письменные рас­поряжения на английском показывают, что он вла­дел языком достаточно хорошо.

Д-р Ревич — человек, энергия которого казалась неисчерпаемой. Многие его труды написаны в ноч­ные часы. Гостя в его сдержанно-изысканной пяти-­комнатной квартире в Манхэттене на Парк-авеню, я видел его погруженным в работу и размышления за полночь. Однажды около 2—3 часов ночи он ска­зал: «Иди поспи, я работаю».

Эту привычку читать, размышлять и писать но­чью он сохранял на протяжении всей своей созна­тельной жизни, кажется, еще с детских лет. Приме­чательно то, что он держал текст на расстоянии шести дюймов от глаз и читал без очков; склады­валось впечатление, что они ему и не нужны. Тогда ему было 98 лет. Сейчас он уже не может без тро­сти и посторонней помощи перемещаться с места на место и считает это последствием серьезного пищевого отравления недоброкачественной свини­ной более полувека назад, разрушительно ска­завшегося на его бедре.

Однако годы, не пощадившие тело великого док­тора, повлияли на его умственные способности в значительно меньшей степени. Даже теперь у изго­ловья его кровати громоздятся сотни, если не тыся­чи маленьких густо исписанных квадратных лист­ков бумаги, стянутых резинками или соединенных скрепками. Средний ящик стола в его офисе также набит заметками по разным медицинским пробле­мам. Показывая мне свою старую, почти пятидеся­тилетней давности, статью о работе с больными шизофренией, он несколько раз возвращался к одной и той же строке в ней со словами: «Это наво­дит меня на мысль о совершенно новом подходе, я должен над этим поработать». Такая преданность делу в течение более чем 80 лет врачебной деятельности в сочетании с блестящим умом и чутким сердцем позволили д-ру Ревичу создать настоящую сокровишницу более чем из 100 лекарственных средств для лечения рака, СПИДа, никотиновой, алкоголь­ной и наркотической зависимости, депрессии, шизофрении, болезней сердца, высокого кровяно­го давления; мигрени, порезов и ожогов, бронхи­альной астмы, задержки развития у детей, герпеса, колита и многих других недугов.

На страницах этой книги вы встретитесь со сви­детельствами некоторых из тех людей, кому он по­мог. Их рассказы — живое подтверждение тому, что лекарства д-ра Ревича не альтернативная, а настоя­щая, действенная медицина.

Существует множество книг о том, как и почему определенное открытие изменило жизнь людей. Эта книга о том, чему еще предстоит произойти. После ее прочтения вы получите уникальную возможность на­блюдать нечто подобное с выигрышного момента. Но что гораздо важнее, вы сможете воспользоваться ре­зультатами исследований д-ра Ревича в случае необ­ходимости.

P.S. В названии книги присутствует слово cure (ле­чить, излечивать).

Д-р Ревич всю свою жизнь не устает повторять, что человек, однажды заболевший раком, никогда не может быть уверен, что после лечения в его организ­ме не осталось ни одной опухолевой клетки. Следова­тельно, никогда нельзя говорить о том, что рак пол­ностью излечен. И ни разу на страницах своей книги д-р Ревич не оговорился, что тот или иной пациент излечился от рака, хотя искушение, учитывая получен­ные им результаты, было велико, независимо от того, в течение скольких лет у его бывшего пациента отсут­ствовали какие-либо признаки рецидива болезни.

В вопросе, что считать излечением, д-р Ревич го­раздо более консервативен, чем Американское он­кологическое общество. По определению последнего, излеченным считается пациент, проживший 5 лет после установления диагноза, независимо от того, каково состояние его здоровья к концу этого срока. Американское онкологическое общество от­носит рак к числу наиболее излечиваемых заболе­ваний из тех, которые ответственны за наиболь­шую смертность. Оно же признает, что механизм развития рака до сих пор не известен. Как можно увязать между собой эти противоречащие друг дру­гу утверждения — оставим на совести общества. Некоторые ученые, занимающиеся проблемами рака, считают, что в человеческом организме всегда присутствует какое-то количество опухолевых кле­ток, размножение которых сдерживает некий не до конца еще понятый механизм. Если это так, мы дол­жны различать бездействующие, «спящие», и ак­тивные раковые клетки.

Понять различие между раковыми клетками вообще и злокачественными раковыми клетками может помочь сравнение с тем, что мы наблюдаем в природе. Дрем­лющий лев с полным желудком не представляет опас­ности для группы пасущихся рядом зубров, но как только лев отправляется на охоту, ситуация кардиналь­ным образом меняется. С учетом всего сказанного, ответ на вопрос, когда можно считать рак излеченным, по всей видимости, лежит где-то между точкой зрения д-ра Ревича и позицией Американского онкологичес­кого общества.

О названии книги (Американское название — «The Doctor Who Cures cancer».. В «Словаре американского куль­турного наследия» приведены следующие значения слова «cure»: «1. Восстановление здоровья; выздоровление после болезни. 2. Метод или курс лечения, использован­ные для восстановления здоровья. 3. Лекарство, сред­ство, которое восстанавливает здоровье». Для глаго­ла словарь дает значения «восстановить здоровье, излечиться, излечивать». В книге не раз встретятся строки, в которых это слово употребляется в значе­нии, совпадающем с нормативным. И хотя д-р Ре-вич всегда возражает против того, чтобы его называ­ли «врачом, который излечивает рак», принимая во внимание определения, приведенные в словаре, ду­маю, мы вправе это делать. Я подумывал также, не назвать ли книгу «Настоящая медицина». Такое на­звание, может быть, больше соответствовало бы ее содержанию, поскольку она не является чисто био­графической, а д-р Ревич успешно лечит не только рак, но и многие другие болезни. Но наиболее акту­альная проблема лечения рака заключается не в от­сутствии эффективных лекарств, а в ошибочной уве­ренности, будто эффективных способов лечения рака еше не существует. Возможно, название, на котором я остановился, будет способствовать искоренению этого заблуждения. Название «Настоящая медицина» в этом смысле мне представляется менее удачным.

Так названа заключительная глава книги. Наде­юсь, что книга вам понравится.

ББК 55.6 СОЕ

Эзо

Перевод с английского М.ЛУППО

Оформление В. ОСИПЯНА

Эйдем Уильям К.

ЭЗО Врач, который излечивает рак / Пер. с англ. М. Луппо. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998. - 394 с. -Серия «Будьте здоровы».

ISBN 5-232-01024-7

Эта книга о враче-новаторе, враче-исследователе, намного опередившем свое время. Создав 100 собственных противоопухо­левых препаратов, д-р Эмануэль Ревич эффективно применяет их на практике.

Свидетельства в прошлом безнадежно больных, а ныне ак­тивных жизнерадостных здоровых людей говорят сами за себя.

Познакомившись с ними на страницах этой книги, вы, возможно, почерпнете что-то новое для собственной гшвсе-дневной жизни, заразитесь оптимизмом этого человека и убе­дитесь в том, что не бывает безнадежных ситуаций, — с любой из них в конце концов можно справиться.

© 1997 William Kelley Eidem
© Права на русское издание приобрете­
ны через литературное агаггство «Пра­
ва а переволы*
© КРОН-ПРЕСС, 1998
52Р(03) - 98 © Перевод, М. Луппо, 1998

Моему сыну Дэниелу

ПРЕДИСЛОВИЕ

Д-р Эмануэль Ревич лечит рак совсем иначе, чем все другие врачи в Америке, да, наверное, и во всем мире. Он использует специальные лекарства собствен­ной разработки. За много лет работы в собственной лаборатории он создал более 100 различных препара­тов. Я не имею представления о принципе их дей­ствия, но зато мне посчастливилось увидеть резуль­таты приема этих уникальных лекарственных средств.

Ваш покорный слуга — онколог-радиолог высо­кой квалификации. Занимаясь лучевой терапией, большую часть своей сознательной жизни я провел на переднем крае в войне против рака. Постепенно я все более утрачивал оптимизм и буквально впадал во фрустрацию, видя, сколь скромны успехи в лечении этой группы заболеваний.

За более чем 40 лет работы мне не довелось уви­деть каких-либо крупных рывков вперед в этой об­ласти медицины, и становилось все тяжелее каждый день общаться с пациентами, чьи шансы на выздо­ровление были ничтожно малы. Я видел их слезы, слезы и отчаяние их родных и близких.

В течение последних 10 лет через мои кабинеты лучевой терапии в Бруклине и Куинсе еженедель­но проходили сотни людей. Их направляли извес­тные, высокоуважаемые врачи, работающие подэгидой Мемориального онкологического центра Слоуна — Каттеринга (медицинского центра при Нью-Йоркском университете, готовящего терапев­тов и хирургов колледжа Колумбийского универ­ситета). Я был членом самой крупной в стране из финансируемых правительством организаций, за­нимающейся исследованиями раковых заболева­ний, — «Cancer and Acute Leukemia Group «В». Наш офис поставлял в эту организацию статистические материалы.

Мой ежегодный доход от частной практики вы­ражался семизначной цифрой. Наши кабинеты были оборудованы по последнему слову техники. Мы тратили миллионы долларов на приобретение са­мого лучшего диагностического и лечебного обо­рудования. Несмотря на это, слишком многие из наших пациентов были обречены на смерть.

Даже имея самое лучшее оборудование и самый высококвалифицированный персонал, мы могли де­лать только то, что могли. К несчастью для наших пациентов, обстоятельства нередко оказывались силь­нее. Больные всегда обращались к нам с надеждой на излечение, но, знакомясь с их историями болез­ни, я видел, у кого из них есть реальные шансы на выживание, а кому следует назначить лишь палли­ативное лечение с целью облегчения болей.

С 1950 года медицина достигла весьма незначи­тельных успехов в терапевтическом лечении рака. Единственно значимым достижением стало увеличе­ние диагностических возможностей и средств. Неко­торые виды опухолей (молочной железы, толстой кишки, матки и предстательной железы), обнару­женные на ранних стадиях, удается излечивать в 90 (и более) процентах случаев.

Однако эти же самые виды рака, обнаруженные на поздних стадиях развития, оказываются неиз­лечимыми. Хотя в среднем шансы победить рак со­ставляют 50 на 50, в каждом конкретном случае это означает, что вероятность излечения или вели­ка (90%), или очень мала, в зависимости от стадии заболевания и вида опухоли. К сожалению, при некоторых видах рака, например при раке подже­лудочной железы, больные редко живут более 5 месяцев после установления диагноза, независимо от того, какое получают лечение. Даже при очень раннем обнаружении болезни за последние 40 лет предельная пятилетняя выживаемость приблизи­лась только к 0,7 %.

Впервые я столкнулся с деятельностью доктора Эмануэля Ревича отнюдь не в связи с публикациями в медицинских изданиях. Я увидел рентгеновские снимки одного своего пациента, которого наблюдал годом раньше. Он страдал раком легкого с метастаза­ми в кости, был безнадежен. После прохождения курса лечения у другого врача состояние больного значи­тельно улучшилось, в этом не было никаких сомне­ний. Судя по снимкам, рак отсутствовал и в костях, и в легком. Мне необходимо было узнать, что же вызвало такое улучшение.

Пациент рассказал, что лечился у д-ра Ревича в Манхэттене. Я связался с этим доктором и догово­рился встретиться с ним в его офисе. Когда я впер­вые увидел Ревича, ему было почти 90 лет. В ту пер­вую встречу он показал мне достаточно сканограмм больных «до» и «после» своего лечения, чтобы я за­хотел увидеться с ним снова.

Несколькими днями позже он представил меня трем своим пациентам, ранее страдавшим неизлечи­мым раком. У двух из них был рак поджелудочной железы, а третьему диагностировали злокачествен­ную опухоль мозга. Д-р Ревич показал мне их сканы* (изображение, полученное при компьютерной (как в данном случае) или ультразвуковой томографии) до и после лечения. На изображениях, полу­ченных таким методом до начала лечения, во всех трех случаях видны подозрительные новообразо­вания. Он показал мне также результаты биопсии, подтверждающие их злокачественность. Внешне все три пациента выглядели здоровыми. Я видел также копии освидетельствования состояния здоровья па­циентов их личными врачами, которые подтверж­дали, что в настоящее время у них нет рака.

Мой врачебный опыт убеждал меня, что совре­менная медицина не в состоянии спасти этих людей. Шанс каждого из них на выздоровление был прак­тически равен нулю. Столь наглядные свидетельства чудесного исцеления заставили меня продолжить изу­чение нетрадиционных методов д-ра Ревича.

Позднее я ознакомился с историями болезни, рентгеновскими снимками, сканами и протоколами биопсий десятков пациентов д-ра Ревича. Достовер­ность полученной от него информации я стремился подтвердить у тех врачей, к которым больные обра­щались ранее, и вскоре убедился в ее подлинности.

Как дипломированный радиолог, я имел возмож­ность оценить многие случаи, когда д-р Ревич изле­чивал практически неизлечимый рак. Должен при­знать, что его результаты не всегда оказывались 100-процентными, но ведь таких результатов и в при­роде не существует.

За годы своей работы я наблюдал десятки тысяч больных, и мне ни разу не приходилось видеть спон­танной ремиссии, за исключением случая ошибочной диагностики рака легкого. Случаи, с которыми озна­комил меня д-р Ревич, не имели никакого отноше­ния к ошибкам диагностики. Мне представляется не­вероятным, чтобы эти положительные результаты были связаны с массовыми спонтанными ремиссиями.

Здесь я должен сделать небольшое отступление. Ког­да я познакомился с д-ром Ревичем, мне было 62 года. Мой показатель PSA (скрининг-теста на рак простаты) равнялся 6,2. Показатели до 5,0 считаются нормой, от 5,0 до 10,0 требуют наблюдения, в некоторых случаях они указывают на наличие рака, при показателях выше 10,0 риск резко возрастает.

Узнав о моих показателях, д-р Ревич предложил мне один из своих препаратов. Я принимал его в течение года, после чего мой показатель скрининг-теста на рак простаты снизился до 1,6. Никаких по­бочных реакций я не заметил. Через несколько лет, в течение которых я уже не принимал препарат, мой показатель PSA едва приблизился к 2,5.

Изучив истории болезней многих пациентов д-ра Ревича, я твердо уверился, что его метод ле­чения заслуживает тщательного клинического ис­следования. Я решил помочь д-ру Ревичу провести крупномасштабное исследование его метода и его препаратов.

В марте 1988 года я выступил на слушаниях в Кон­грессе. К этому времени я подготовил предложения по проведению исследования методики лечения ра­ковой болезни д-ра Ревича. Предусматривалось на­блюдение за 100 раковыми больными, которых про­фессиональные медики признали неизлечимыми. Это были больные раком поджелудочной железы, тол­стой кишки с метастазами в печень, неоперабель­ными опухолями легких и мозга. Пациентов должны были отобрать пять высококвалифицированных он­кологов, представив заключения о том, что каждый из пациентов неизлечим и что ожидаемая продол­жительность их жизни не превышает года.

Онкологический центр Слоуна — Каттеринга, Клиника Майо, Онкологический центр М.Д.Ан­дерсона, больница Джона Хопкинса и многие дру­гие известные исследовательские центры каждый день принимают раковых больных для участия в экспериментальных исследованиях. Эти больные добровольно участвуют в экспериментах в надеж­де получить шанс на выздоровление. Я считаю, что настал момент провести экспериментальное иссле­дование методики д-ра Ревича. Больные ничего не потеряют, участвуя в таком эксперименте. На ос­новании увиденного могу утверждать, что они от этого только выиграют.

Д-р Ревич вылечил многих людей, считавшихся неизлечимыми. Как профессионал, считаю, что его лекарства оказались эффективными для многих боль­ных, чьи истории болезни я изучил. Д-р Ревич сумел помочь столь большому числу людей, что населению Америки пора настоять на клинической проверке его метода.

Сеймур Бреннер, д-р медицины,

действительный член Американской корпорации

врачей-рентгенологов