Разработка и создание новых лекарств -
«элемент внутри липида»
rev12-07Из предшествующих исследований Ревич сделал вывод, что лучшим лекарством должен быть антагонист жирной кислоты. Экспериментируя с различными антагонистами жирной кислоты, он остановился на жирном спирте бутаноле. Существует четыре бутиловых спирта, отличающихся по структуре и ока­зывающих разное воздействие. Применение одного из них не дало никаких результатов, два оказывали слабое воздействие, а четвертый, n-бутанол, ока­зывал нужное действие в силу особенностей своей структуры.
С этого времени Ревич смог лечить n-бутанолом радиационные ожоги. Это открытие оказалось чрез­вычайно полезным, особенно хорошие результаты были получены в лечении последствий лучевой те­рапии при передозировке и ожогах. Спустя 50 лет после этого открытия не появилось ни одного допу­щенного к продаже препарата, столь же эффективного в лечении вредных последствий лучевой тера­пии и лучевых ожогов, как n-бутанол.
Открытия Ревича в области лечения радиацион­ных ожогов и радиационного шока оказались на­столько важными, что ему дважды предлагали пе­рейти на секретную работу в военно-морские силы США в рамках программы по ядерному оружию. При­мечательно, что Ревич на тот момент даже не являл­ся гражданином США. Ученый отклонил оба предложения, поскольку стремился продолжить иссле­дования в области рака.
Несмотря на то, что работы Ревича были рано замечены американскими военными, интерес к его вкладу в лечение лучевых поражений быстро угас. После катастрофы в Чернобыле Ревич предложил свои услуги в письме советскому эмиссару. Неудиви­тельно, что его предложение не было услышано. С большим пафосом искренне озабоченные врачи, имеющие большие связи наверху, предложили свои услуги в проведении пересадок костного мозга жер­твам Чернобыля.
В статье, представляющей собой исправленный и дополненный вариант ранее написанной, Ревич по­яснил, почему пересадка костного мозга пострадав­шим в Чернобыле неэффективна. Он писал, что та­кой подход обречен на неудачу, потому что «пока в организме остаются аномальные жирные кисеты, они будут противодействовать пересаженным клеткам ко­стного мозга». И действительно, пересадка костного мозга при радиоактивном поражении оказалась бес­перспективной.
В своей статье Ревич привел несколько примеров того, как он лечил лучевую болезнь и лучевые ожоги:
«У людей успешно излечивались проктит, эзофашт и кожные ожоги, которые длились месяцами и даже годами; все они реагировали на описанные сред­ства. Так, были успешно пролечены 20 детей, полу­чивших ожоги кожи вследствие неисправности рен­тгеновского аппарата. Случай из недавней практики: человек, страдающий радиационным эзофагитом, который не мог даже пить, через 24 часа после нача­ла лечения был уже в состоянии есть мясо».
Через 32 года после этой лекции Бенгт Самуэльсон получил Нобелевскую премию за исследования в этом направлении. Самуэльсон только идентифи­цировал и описал процесс появления аномальных жирных кислот. Ревич не только описал его, но и разработал несколько успешных способов лечения этого нарушения.
Доктор медицины А. Р. Салман, который рецен­зировал обе научные работы, констатировал их «оди­наковость». Однако он отметил, что работа Ревича лучше; «Она более четкая и более детально разрабо­тана».
С выходом в свет бестселлера Барри Сирза «Зона» («The Zone») открытие Ревича — Самуэльсона стало известно более широким кругам и вызвало большой резонанс. В этой книге Сирз называет исследование Самуэльсона основой своих собственных открытий. Он, к примеру, пишет:
«Присужденная в 1982 г. Нобелевская премия по медицине за исследования зкозаноидов открыла но­вые и широкие перспективы в лечении болезней (экозаноилы — класс гормонов, исследование которых при­несло Самуэльсону Нобелевскую премию. Особенно большое вни­мание Самуэльсон уделил лейкотриенаны, которые, как обнару­жил Ревич, являются «неправильно сопряженными триеновыми жирными кислотами). Результаты исследования позволяют связать многие, если не все, заболевания в новую единую схему ... Это могут быть болезни сердца, рак, артрит или ожирение».
rev-20Д-р Сирз также указывает, что в контроле функ­ций организма человека помимо генетических, про­тиводействующих старению и гормональных факто­ров большая роль принадлежит эйкозаноидам, что показало исследование, завоевавшее Нобелевскую премию по медицине, на основании которого была разработана специальная диета (Zone-favorable diet). В своей книге Сирз доказал справедливость одного из важных аспектов этой проблемы, которые д-р Ревнч собрал воедино (хотя Сирз основное внимание уделяет незаменимым жирным кислотам, в его книге имеется информация об их антагонистах — стеролах (?) и жирных спиртах, которым принадлежит важная роль в лечении (по Ревичу)).
Еще один пример зависимости функции от струк­туры можно увидеть на примере использования Ревичем соединений с двойниковой структурой (twin formations). В таких структурах атомы соединены двой­ными связями — положительными или отрицатель­ными. В большинстве случаев соединяются атомы, один из которых обладает положительной, а другой — отрицателыюй энергией, а двойниковые структуры образуются, когда два прилегающих атома в молекуле имеют одинаковый — положительный или отрица­тельный — заряд.
Что касается электрического потенциала двойни­ковой структуры, то здесь картина схожа с той, что наблюдается при удержании вместе двух отталкива­ющихся магнитов. Для преодоления эффекта оттал­кивания требуются дополнительные силы. В тех слу­чаях, когда атомы соединяются с помощью таких двойниковых связей, имеется большее, чем обыч­но, количество энергии.
В качестве примера Ревич приводит способность определенных жирных кислот захватывать кислород в силу своей двойниковой структуры. В нормальной жирной кислоте такая структура обеспечивает воз­можность выработки между двумя двойниковыми образованиями энергии, которая помогает этой кис­лоте утилизировать молекулу кислорода.
Ревич обратил внимание на то, что одна из жир­ных кислот, глицерин, имеет тройную связь, что делает ее особенно активной в противодействии ано­мальным жирным кислотам. Ревич идентифициро­вал и другие липиды с тройной связью.
Знание физической химии понадобилось Ревичу и при подборе лекарственных средств. Во многих случаях он обнаруживал, что целесообразно прикре­пить к соединению химический элемент, который сможет атаковать опухоль или другое патологичес­кое образование. Например, селен — превосходный антиоксидант — вещество, предотвращающее преж­девременное обеднение системы кислородом.
Однако селен чрезвычайно токсичен. Его токсич­ность в течение почти 100 лет ставила ученых в тупик. Доктор медицины Август фон Вассерман, извест­ный более как изобретатель теста на сифилис, ис­пользовал селен для лечения рака у животных — с неплохими результатами. Те, кто пошел его путем, при лечении людей столкнулись с трудностями из-за высокой токсичности вещества.
Передозировка селена вызывает ярко выражен­ные, легко идентифицируемые симптомы и даже мо­жет привести к гибели больного. В последнем отчете главного врача государственной службы здравоохра­нения США по вопросам здоровья и питания ука­зывалось: «Селен является одним из наиболее ток­сичных необходимых организму элементов». Однако пациенты Ревича получали селен в количествах, в тысячи раз превышающих и считающиеся безопас­ными безо всяких вредных последствий.
prisoner_manacles61Как он это делал? Ответ заключен в правильном использовании физической химии. Ревич разрабо­тал метод химического включения селена в середину молекулы липида — водорастворимый компонент заключался в кокон из водонерастворимого веще­ства; селен не проявлял токсичность, поскольку от­соединялся от липида не раньше, чем достигал места назначения.
Чтобы яснее представить себе различие между рас­положением молекулы селена на конце молекулы ли­пида и в ее середине, можно провести следующую аналогию. Большинство людей держат свои телеви­зоры в доме. Чтобы похитить телевизор, вору необ­ходимо проникнуть в дом через дверь. Если телеви­зор стоит на веранде, вору легче добраться до него. Как стены и двери служат препятствием для вора, так и липиды служат барьером для молекул воды. Владелец дома с помощью ключа легко открывает дверь. Аналогично этому липиды легко размыкаются в тех местах, где находятся липиды со структурными отклонениями.
Насколько важно то, что элемент оказывается внутри молекулы липида, а не на его конце? Вспом­ним пример со словами — когда одна буква меняет место, и смысл меняется. Небольшие изменения могут иметь большие последствия.
Сочетание нужного липида с нужным элементом оказывается чрезвычайно эффективным в лечении рака, СПИДа и ряда других заболеваний. Ревич ис­пользовал технику «элемент внутри липида» в рабо­те со многими веществами, с помощью одних он нормализовывал равновесие, сдвинутое в щелочную сторону, с помощью других — в кислую.
Особенно велико преимущество новых лекарств, в которых используется «элемент внутри липида», в лечении опухолей мозга. Мозг имеет защиту, так называемый гематоэнцефалический барьер, пре­пятствующий попаданию в него вредных веществ. Однако липиды проходят через этот барьер. Когда липид достигает опухоли, заключенный в нем эле­мент высвобождается и атакует злокачественные клетки. На счету у Ревича много больных, страдав­ших опухолями мозга, с длительными сроками выживания.
Точно действующие и сложные препараты появи­лись не вследствие догадки Ревича, а в результате су­ществования четкой концепции, использованной це­ленаправленно. Так, изучая липиды, Ревич обнару­жил, что существующие определения этих веществ не выдерживают критики. Помимо пересмотра опреде­ления липидов с научной точки зрения он также ра­ботает над точным математическим их описанием. Для осуществления этой задачи он призывает на помощь д-ра Жака Мариани, математика из Института перспективных исследований в Принстоне. В одной из принстонских библиотек хранятся копии переписки Мариани и Альберта Эйнштейна, в которых они обсуждают математическое описание липидов вплоть до окончательного решения проблемы.
В это же время Ревич встречается с Эйнштейном, и они обсуждают его теорию иерархической органи­зации, причем она является одной из главных тем дискуссии. Можно себе представить, насколько боль­шое впечатление произвел на Эйнштейна блестящий талант доктора.
rev-23Умело манипулируя химическими структурами,
Ревич разработал более 100 различных лекарственных препаратов. Некоторые из них в течение 3 дней освобождали от героиновой и кокаиновой зави­симости, другие избавляли от симптомов СПИДа. После применения одного из препаратов больной шизофренией, пребывающий в состоянии кататонии и не говоривший уже много лет, в течение нескольких минут смог поддерживать нормальный разговор. Существуют препараты, снимающие при­страстие к алкоголю, курению, есть останавлива­ющие артериальное кровотечение и препятствую­щие развитию шока. Многие существуют уже 20, а то и 50 лет.
Данные препараты сегодня создаются исключительно только центром Ревичи.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить