Почему Германия (опять)?

Глядя на международные интриги фармацевтических корпораций, приходит в голову вопрос: почему во главе этих планов, которые неизбежно поставят под угрозу здоровье и жизни миллионов людей, стоит фармацевтическая промышленность и правительство Германии? Любой посетитель аэропорта во Франкфурте-на-Майне, Германия, может убедиться в мировом влиянии фармацевтической и химической промышленности Германии.

Большинство обозначений официальных мест корпоративных встреч в аэропорту принадлежит фармацевтическим компаниям; - что-то типа деловой карты промышленности Германии. И это только то, что видно на поверхности. Чтобы осознать глобальные масштабы роли, которую играет правительство Германии в "Codex Alimentarius", необходимо рассмотреть тесную взаимосвязь между правительством и химической и фармацевтической отраслями промышленности на протяжении всего20-го столетия.

Картель IG-Farben

Самой мощной корпоративной империй Германии первой половины 20-го столетия являлся картель Interressengemeischaft Farben, сокращенно - IG-Farben. Interressengemeischaft означает ассоциацию компаний с аналогичными интересами, которыми являлись BASF, Bayer, Hoechst, и многие другие фармацевтические компании Германии. IG-Farben стал единственным крупнейшим спонсором предвыборной кампании Адольфа Гитлера.

За год до того, как в 1933 г. Гитлер захватил власть, IG-Farben предоставил Гитлеру и его нацистской партии 400,000 марок. Соответственно, когда нацисты пришли к власти, IG-Farben получил больше всего выгод в результате Второй мировой войны и грабежа Европы фашистами. На заводах IG-Farben производилось сто процентов всех взрывчатых веществ и синтетического бензина. Когда Вермахт захватывал очередную страну, за ним следовали представители руководства BASF, Bayer, Hoechst, систематически захватывая все виды промышленности в этой стране. Благодаря такому тесному сотрудничеству с гитлеровским Вермахтом, IG-Farben принял участие в разграблении Австрии, Чехословакии, Польши, Норвегии, Голландии, Бельгии, Франции и всех остальных стран, оккупированных фашистами. В 1946 г. расследование правительства США показало, что не будь картеля IG-Farben, Вторая мировая война была бы просто невозможна. Следует понять, что это не по вине психопата Адольфа Гитлера или природного характера немцев началась Вторая мировая война. Ключевым фактором Холокоста стала экономическая жадность компаний BASF, Bayer, Hoechst и других.

Те, кто смотрел фильм Стивена Спилберга "Список Шиндлера", никогда не забудут сцен в концлагере Аушвиц. Аушвиц был крупнейшей фабрикой по умерщвлению людей в истории человечества, но сам концлагерь был только дополнением. Основным проектом являлся IG-Auschwitz, 100%-ное дочернее предприятие IG-Farben, крупнейшего в мире промышленного комплекса по производству синтетического бензина и резины для целей захвата Европы. 1 марта 1941 г. Генрих Гиммлер, рейхсфюрер СС посетил этот строительный объект. 14 апреля 1941 г. в Людвигшафене Отто Амброс. Член совета директоров IG-Farben, ответственный за проект Аушвиц, обратился с выступлением к своим коллегам и заявил: "Наша новая дружба с СС - благословение. Мы приняли все меры, в результате которых концлагерь Аушвиц принесет большую прибыль нашей компании." Фармацевтические отделения картеля IG-Farben использовали жертв концлагеря в своих целях: тысячи из них умерли в результате экспериментов над людьми, таких, как испытания неизвестных вакцин.

Для узников IG-Auschwitz не было плана пенсионного обеспечения. Тех из них, которые были слабыми или больными, собирали у ворот фабрики IG-Auschwitz и отправляли в газовые камеры. Газ "Циклон-Б", который использовали для умерщвления миллионов людей, поставляли фабрики IG-Farben.

На Нюрнбергском процессе над военным преступниками 24 члена совета директоров и должностных лица IG-Farben были признаны виновными в массовом убийстве, рабстве и прочих преступлениях против человечества. Однако по непонятным причинам в 1951 г. все они были освобождены и вновь стали работать в корпорациях Германии.

По решению, принятому на Нюрнбергском процессе, IG-Farben был разделен на BASF, Bayer и Hoechst. Сегодня каждое их трех дочерних предприятий IG-Farben в 20 раз превышает размер их материнской компании в 1944 г., предпоследнем году Второй мировой войны. Кроме того, должности председателей совета директоров, которые являются высшим постом в BASF, Bayer и Hoechst, в течение трех десятилетий после окончания Второй мировой войны занимали бывшие члены нацистской партии.

  • Карл Вурстер, председатель совета директоров BASF до 1974 г., входил в совет производителей газа "Циклон-Б" во время войны.
  • Карл Виннакер, председатель совета директоров Hoechst в конце 70-х г.г., был участником штурмовых отрядов (СA) и членом совета директоров IG-Farben.
  • Курт Хансен, председатель совета директоров Bayer в конце 70-х г.г., участвовал в организации захвата Европы, отдел "захват природных ресурсов".

Таким образом, немецкая фармацевтическая и химическая промышленность создала своего собственного политического представителя, оставившего немецкому народу лишь возможность согласиться. Результат всем известен: Гельмут Коль был канцлером Германии в течение 16 лет, фармацевтическая и химическая промышленность стала ведущим мировым экспортером с дочерними предприятиями в 150 странах мира: больше, чем когда-либо имел IG-Farben.

Германия - единственная страна в мире, где бывший оплачиваемый лоббист фармацевтического и химического картеля стал главой правительства. Таким образом, поддержка германской политикой глобальных планов расширения немецких фармацевтических и химических компаний имеет 100-летнюю историю. Такое же основание мы видим в поддержке Бонном планов Комиссии "Codex Alimentarius".

Главный обвинитель США на Нюрнбергском процессе над военными преступниками предвидел такое развитие событий, когда говорил: "Эти преступники из IG-Farben, а не нацистские фанатики, есть главные военные преступники. Если их преступления не будут вынесены на свет, а они сами не понесут наказания, они будут представлять будущему миру гораздо большую угрозу, чем Гитлер, если бы он остался жив."

Дважды в течение 20-го столетия тяжелое горе для всего мира приходило с немецкой земли. Если при поддержке правительства Германии фармацевтический картель победит, то искоренение болезни сердца будет невозможно, и более 500 миллионов человек неоправданно погибнут от инфаркта.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить