«МЕНЯ  ОНИ  НЕ  УСПЕЮТ  ВЗЯТЬ»

Факты биографии двенадцатого Пандито Хамбо ламы Даши-Доржо Итигэлова Рано оставшись сиротой, Даши-Доржо Итигэлов воспитывался у зажиточного по тем временам Надмита Батуева в местности Оронгой - ныне Иволгинский район. Достигнув 16 лет, он отправился на учебу в Анинский дацан Хоринской степной Думы. В те годы этот дацан являлся одним из самых

известных по уровню образованности своих лам-священнослужителей. Там он провел около 20 лет, изучая санскрит, тибетский язык, логику, философию. Свои знания буддийских наук Даши-Доржо Итигэлов совершенствовал в Цугольском и Агинском дацанах, а также служил в Тамчинском дацане - резиденции Хамбо ламы. Скорее всего, в одном из них он защитил звание габжи-ламы, что соответствует званию кандидата философских наук. Вернувшись в Янгажинский дацан в местности Оронгой, он стал штатным буддийским философом, занять это место было очень трудно и одновременно почетно, потому что штатные ламы состояли фактически на государственном обеспечении.

Хамбо ЛамаВ 1904 году Итигэлов назначается ширээтэ-ламой Янгажинского дацана. 24 марта 1911 года его выдвинули в числе десяти кандидатов на пост Пандито Хамбо ламы - главы буддистов Восточной Сибири. Грамотой от 11 апреля 1911 года Иркутского губернатора его утвердили в звании Верховного главы всех буддийских дацанов.По преданию, в момент интронизации Хамбо лама Д.-Д. Итигэлов, прежде чем воссесть на хамбинский трон, вынул седьмую из подушечек-олбоков и, положив ее поверх всех остальных, сел на трон. Это был олбок Пандито Хамбо ламы Ешижамсуева Данзат-Гэвана. До его правления среди буддистов Восточной Сибири шел давний спор о главенстве между Хилгантуйским и Тамчинским дацанами. Поступок Итигэлова расценили как знак того, что он пришел положить конец давним распрям.

Впоследствии Хамбо лама Д.-Д. Итигэлов занимался поисками места захоронения первого Пандито Хамбо ламы Дамба-Доржи Заяева и даже, по некоторым данным, был признан его перерожденцем верующими Хилгантуйского (Цонгольского) дацана. Находясь на посту Хамбо ламы, Д.-Д. Итигэлов прилагал большие усилия для просветительской деятельности, особенно в деле издания религиозной и светской литературы для мирян. За свою работу неоднократно награждался медалями от российского правительства и губернатора Восточной Сибири.

В 1913 году Пандито Хамбо лама участвовал по специальному приглашению в праздновании 300-летия Дома Романовых и в освящении буддийского храма в столице Российской империи г.Санкт-Петербурге. Инициатор постройки этого храма - известный буддийский деятель Агван Доржиев был ближайшим сподвижником и соратником Хамбо ламы Д-Д. Итигэлова. В Санкт-Петербургском дацане был совершен торжественный молебен о здравии и благополучии Дома Романовых. После Д.-Д.Итигэлов и А.Доржиев сфотографировались на память. На фото они стоят рядом, вместе с ними - известный востоковед П.К.Козлов и его жена, знаменитые впоследствии бурятские ученые Ц.Жамцарано, Э.-Д.Ринчино, монгольский князь Ханда-Доржи, калмыцкий князь Тундупов. Известно также, что Хамбо лама Итигэлов принимал участие в работе II общебурятского съезда, проходившего в Гусиноозерском дацане в июле 1917 года. По предложению Итигэлова съезд рассматривал новое "Положение о ламаистском духовенстве Восточной Сибири".

Уйдя в 1917 году по болезни с поста Хамбо ламы, Д.-Д. Итигэлов приложил немало усилий для сохранения и предотвращения погромов дацанов в переломные годы истории нашей страны. Умер Хамбо лама в 1927 году. Как настоящий буддийский практик, перед смертью он дал последние наставления своим ученикам и попросил их начать читать ради него "hуга Намши", специальную молитву - благопожелание для умершего. Ученики не осмелились произнести ее в присутствии живого Учителя. Тогда Хамбо лама начал сам читать эту молитву, которую постепенно подхватили его ученики. Читая благопожелание и находясь в состоянии медитации на Ясный Свет Ума, он ушел из этой жизни. Перед этим он завещал своим ученикам: "Вы навестите и посмотрите мое тело через 30 лет".

В позе лотоса, в которой Хамбо лама находился во время медитации, тело поместили в саркофаг и похоронили в бумхане - мавзолее в местности Хухэ-Зурхэн, где хоронили знаменитых лам. Один из них, сидевший во время ареста в 1938 году в одной камере с Агваном Доржиевым, вспоминал, что еще в 1921 году Итигэлов предупредил Доржиева, который в этот момент вернулся из Монголии: "Зря Вы сюда вернулись. Лучше бы Вы остались за границей. Скоро начнутся аресты лам. Попадете к ним в руки - живым они Вас не оставят". Агван Доржиев в ответ спросил: "А ты почему не уезжаешь за границу?". На что Итигэлов ответил: "Меня они не успеют взять"

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить