В ПУСТОЙ ЖЕЛУДОК ИЗ КРОВИ ПОСТУПАЮТ БЕЛКИ -
 ПРОДУКТЫ РАЗЛОЖЕНИЯ ТКАНЕЙ НАШЕГО ОРГАНИЗМА, ГДЕ ПЕРЕВАРИВАЮТСЯ ОБЫЧНЫМ ПОРЯДКОМ.

endogen
 В лаборатории И.П. Разенкова изучали одно интереснейшее явление — так называемую спонтанную секрецию желудка. Мы со школьной скамьи помним, что ещё до поступления пищи в желудок, а тем более, когда она туда попадает, в нём выделяется желудочный сок.
    

Он содержит соляную кислоту и пищеварительные ферменты, прежде всего пепсин, переваривающий белки. Однако в лаборатории И.П. Разенкова было экспериментально доказано, что ситуация в полости желудочно-кишечного тракта нередко развивается по совсем иному сценарию.

 Периодически в желудке у голодающих животных обнаруживали сок необычного состава: в нём было понижено содержание кислоты, вплоть до её полного исчезновения, но присутствовало много азотистых веществ. Детальное изучение показало, что при голоде в полость желудочно-кишечного тракта просачиваются белки: альбумины и глобулины крови. (Этот процесс называется транссудацией.)

 Кроме них, там обнаруживаются и обычные продукты желудочной секреции — гликопротеины и прочие неферментные белки, ферменты и фрагменты проферментов, образующиеся при их активировании, белки слизи, а также белки эпителиальных клеток, отторгнутых от слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта.

 Поступая в полость пищеварительной системы, все они расщепляются пищеварительными ферментами и далее всасываются, как обычные компоненты внешнего питания. Их количество было настолько большим (около 50 г в сутки), что соответствовало нижней границе нормы потребления белка в пищевых рационах некоторых стран.

 Каждый на себе может почувствовать эту сторону деятельности пищеварительного тракта, когда при длительном отсутствии еды, у нас, что называется, „засосёт под ложечкой“ и после этого мы какое-то время есть не хотим. Более привычное название этого явления — „периодическая голодная деятельность желудочно-кишечного тракта“ не отражает в полной мере его биологической сути.

 А состоит она в том, что для полноценного обновления тканей организма распадающиеся белки должны проходить через пищеварительный тракт, перевариваться в нём и усваиваться наравне с белками пищи. Это и есть то, что в последние десятилетия привыкли называть ЭНДОГЕННЫМ ПИТАНИЕМ.

 Заслуга И.П. Разенкова состоит прежде всего в том, что он чётко поставил вопрос о механизме осуществления эндогенного питания и сформулировал ответ на него в общем виде. Он считал, что в основе этого явления лежит способность пищеварительного тракта принять из крови поступающие туда продукты распада тканей, обработать их и вернуть обратно в кровь в приемлемой для усвоения форме, обеспечивая тем самым материал для постоянного обновления тканей.

 Оказывается, наряду с хорошо известным потоком веществ из полости пищеварительного тракта в кровь существует другой, противоположно направленный поток веществ. Спонтанную секрецию, или эндогенное питание, наблюдали при самых разных состояниях организма: при действии ядов, при высокой температуре и пониженном барометрическом давлении, при инфекционных поражениях и при относительно нормальных условиях, например при переливании крови.

 Иными словами, всякий раз, когда в организме усиливаются процессы распада тканей (при голоде или инфекционных поражениях) или в организм попадает чужеродный белок (при переливании крови или введении смеси аминокислот и глюкозы через вену — так называемом парентеральном питании), а также при некоторых других условиях в желудке, наиболее объёмном полом органе, возникает эндогенный поток белковых веществ. Там они проходят обычную обработку пищеварительными ферментами для расщепления и последующего всасывания, как если бы поступили извне.

 Этими исследованиями впоследствии заинтересовались другие известные физиологи (А.Д. Синещёков, Г.К. Шлыгин, Х. Мунро (H. Munro), E. Hacce (E. Nasset), А.А. Алиев и др.) и представили собственные данные, которые подтверждают выводы И.П. Разенкова.

 Например, в 1962 году Е. Нассе не только экспериментально доказал выравнивание состава всасываемых аминокислот, но даже рассчитал, что у человека за сутки выделяется не менее грамма белка на каждый грамм белка пищи, то есть соотношение экзогенных и эндогенных белков составляет 1:1.

 В 1985 году А.А. Алиев также установил, что соотношение экзогенных и эндогенных белков в кишечнике жвачных животных составляет 1:1, а у свиней может доходить до 1:2.

 Таким образом, начиная с середины XX века стало ясно, что в желудке и кишечнике переваривается не только пища, поступающая извне, но и белки (а также некоторые жиры и минеральные вещества), выделяемые в полость пищеварительного тракта из внутренней среды организма. Причём это явление наблюдается и при предельных напряжениях (голод, лихорадка), сопровождающихся интенсивным распадом тканей, и при обычном питании.
 Становится понятным, почему у нас исчезает аппетит при инфекционных заболеваниях.

 И в самом деле, до сих пор иммунологи фактически игнорируют вопрос о том, куда деваются распадающиеся при воспалении ткани. Открытие И.П. Разенкова даёт на него простой и потому наиболее разумный ответ: они поступают из крови в желудок, где перевариваются вместе с экзогенной пищей, и далее продукты их расщепления всасываются обратно в кровь.

 Равным образом аппетит исчезает при совершении тяжёлой физической работы, в частности при спортивных перегрузках, что никак не вяжется с безнадёжно устаревшей концепцией „калорического баланса“: дескать, сколько энергии затратили, столько и должны потребить с пищей. При всей безусловной правоте закона сохранения энергии давно уже требуется уточнить, как он выполняется в биологических системах.

 Профессор А.А. Аршавский ещё в 30-х годах XX века измерял соотношение энергозатрат и энергопотребления при тяжёлой физической работе. Оказалось, что рабочие, вручную распиливающие брёвна на доски, затрачивали калорий чуть ли не в два раза больше, чем потребляли с пищей, причём если они принуждали себя есть больше, то попросту не могли работать. С учётом вклада эндогенного потока нутриентов, который активизируется в том числе при физических перегрузках, всё становится на свои места.

 Григорий Константинович ШЛЫГИН (1908–2001)

 Эндогенный поток нутриентов выполняет ещё одну задачу: он нужен „для обогащения и выравнивания состава смеси всасываемых аминокислот“, что значительно улучшает последующие усвоение и использование этих аминокислот внутри организма. Вплоть до того, что даже при полном исключении белка из пищи, организм всё равно получит необходимые аминокислоты… „из самого себя“.

 Вот как это описывал один из последних представителей школы И.П. Разенкова — профессор Г.К. Шлыгин: „Благодаря поступлению эндогенных белков в желудочно-кишечный тракт происходит в значительной степени выравнивание аминокислотного состава всасываемой смеси веществ и обогащение её аминокислотами, содержащимися в недостаточном количестве в принятой в данное время пище. Это способствует ассимиляции белковых веществ во всём организме“. Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении жиров.

 Иными словами, сколько бы мы ни изощрялись в сочетаниях белков, жиров и углеводов, выполняя самые разнообразные требования диетологов и каких-то недавно объявившихся „нутрициологов“, как бы ни меняли содержание в питании тех или иных компонентов, полноценное переваривание в норме будет завершаться химусом (пищевым комком внутри пищеварительного тракта) примерно одинакового состава по аминокислотам, жирам и другим компонентам.

 ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
 И это не голословные утверждения теоретиков от питания, но строгие научные данные, найденные экспериментальным путём. Открытие И.П. Разенкова придаёт новый смысл самому понятию „питание“. Постоянство внутренней среды организма как условие свободной жизни и здоровья (гомеостаз, по Клоду Бернару) с необходимостью требует также НЕЗАВИСИМОСТИ СОСТАВА ХИМУСА от состава пищи. Это полностью согласуется со способностью желудочно-кишечного тракта выравнивать состав всасываемой смеси аминокислот и тем самым поддерживать относительное постоянство их состава в крови“.

 Описанное фундаментальное открытие объединяет в общий механизм обновление тканей, адаптацию к физическим нагрузкам и голоду, а также иммунитет через эту новую сторону деятельности пищеварительной системы, как её называл сам И.П. Разенков.

 Открытие И.П. Разенкова придаёт новый смысл самому понятию „питание“. Развиваемое в работах его немногочисленных сторонников (проф. Г.К. Шлыгин был одним из последних), переворачивало все устоявшиеся представления о питании и пищеварении, и, может быть, именно поэтому оно не упоминается ни в одном из новых учебников. Более того, оно практически исчезло из современных руководств по физиологии и диетологии.

 В год столетия со дня рождения И.П. Разенкова (1988) лаборатория физиологии пищеварения Института физиологии РАМН в Москве была ликвидирована. Аналогичная судьба вскоре постигла и лабораторию физиологии пищеварения Института питания РАМН. Последние свои монографии Г.К. Шлыгин издавал практически за собственный счёт.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить