cherТатьяна Черепанова.

Творящая мечтой или

ОПЫТ ВОССТАНОВЛЕНИЯ МАТЕРИИ

Будущее нужно не предсказывать, а делать возможным.

(Антуан де Сент-Экзюпери)

Обычно я работаю художником. Профессия многогранная: иногда оформляю сцену для спектаклей и праздников, интерьеры, расписываю стены. Бывает, что пишу иконы, пор­треты, оформляю книги, придумываю и пишу сказки. Еще преподаю в шко­ле искусств - изобразительное искус­ство. Часто параллельно проходит не­сколько разных работ.

Одним из удивительных событий моей жизни можно считать регенера­цию утраченного несколько лет назад органа. Хотя, как посмотреть.... Мы привычно и обыденно считаем, что заживление ранок, порезов, ожогов, ушибов это нормально. С этой точ­ки зрения произошло обыкновенное чудо - восстановление материи. Такая мысль однажды посетила меня, по­нравилась, и я решила оставить ее у себя насовсем. Может быть, это и есть тот элемент допуска, который позво­ляет быть тому, что есть. Но, посколь­ку такое случается пока не часто, а было бы полезно многим, то я попыта­юсь проанализировать эту ситуацию с разных позиций: мои приключения в мире внутреннем и взаимодействия с миром внешним в период, когда вос­станавливался орган (селезенка).

В 1991 году попала в автоката­строфу, из-за разрыва селезенки, ор­ган пришлось полностью удалить.

Наверное, люди проходят такие критические ситуации, чтобы что-то понять. Когда я лежала после опера­ции в коридоре больницы (места в па­латах не было) и видела в окне ветви деревьев, которые качал ветер, проле­тавших птиц, плывущие облака, я по­няла и ощутила полноту жизни. Мож­но сказать, что там, на больничной койке, я по-другому взглянула на мир.

Постоянная суета и спешка, множе­ство всяких дел, обещаний и требова­ний стали казаться такими далекими и не нужными. Первое время я находи­лась в состоянии эйфории оттого, что осталась жива, что руки-ноги целы!

Как мне сказали врачи, работу се­лезенки частично возьмут на себя дру­гие органы. Наверное, так и произо­шло. Но когда в 1993 г. я собралась ро­жать, врачи засомневались: стоит ли мне это делать, и отправили на обсле­дование в Нижегородский диагности­ческий центр. Анализ крови оказал­ся настолько хорошим, что мне сра­зу предложили сделать ультразвуко­вое исследование. У врачей еще тог­да возникло предположение о регене­рации селезенки, так как анализы по­казывали результаты работы здорово­го организма. Но чуда пока не произо­шло: удаленный орган отсутствовал.

Я рожала дома, в комфортной для меня обстановке. Роды проходили в воде - под руководством акушера- гинеколога Эльвиры Никодимовны Закаблуковской. Как говорят, случай­ных встреч не бывает, так не случай­но судьба свела меня с нестандартным акушером. С ее помощью я встала на путь натуропатии и придерживаюсь его до сих пор. Во время беременно­сти я ходила на занятия, которые про­водила Э.Н.Закаблуковская. Мы ку­пались в проруби, бегали босиком по снегу, делали специальную гимна­стику, занимались медитацией и т.д. С тех пор я стараюсь укреплять орга­низм натуральными средствами: зака­ливанием, правильным питанием, фи­тотерапией.

Но операция по удалению селезен­ки все же иногда напоминала о себе. В 2003 году я заразилась гепатитом А, попала в больницу и провела в коме несколько дней. Обычно такая фор­ма гепатита имеет среднюю тяжесть, некоторые люди даже переносят бо­лезнь на ногах. В тяжелые ситуации по статистике попадают только 2% заболевших, и я оказалась в их числе. По предположению врачей, именно отсутствие селезенки могло вызвать такую реакцию организма. Я и сама размышляла в этом направлении, гак как ещё раньше, после операции, мне уже стали попадаться книги, статьи, где говорилось о роли селезенки в организме. Постепенно складыва­лось понимание, что лишних органов в принципе нет, и даже маленький аппендикс выполняет в организме определенную работу. И даже с гло­точными миндалинами и аденоидами нельзя легкомысленно расставаться. И вот спустя десяток лет я поняла ценность селезенки. И как говорится в Библии: «Проси и будет тебе».

В 2004 году я познакомилась с книгами Григория Грабового. До этого я читала Сытина, Норбекова, Баха. Все авторы говорили о том, что любую материю можно восста­новить с помощью мысли. Из книг же Г.П.Грабового я узнала, как это можно сделать практически! Самой привлекательной для меня идеей в Учении является исполнение лич­ных задач через спасение Мира. И чем больше площадь рабочего про­странства, тем ярче решения своих проблем.

cher3

А в это время во внешнем мире происходили разные рабочие со­бытия. Я оформляла главный вход в Автозаводской парк, но уже с на­значением своим работам разных задач но спасению: нормирование здоровья всех приходящих в парк, гармонии в семьях, защита от лю­бою опасного воздействия (криминогенность нашего района известна не только по газетным сообщениям, но и обыгрывается в постановках КВН). Даже включала числовые ряды в композицию. Некоторые пытливые умы задавали вопросы, что за цифры? Объясняла, как могла, в зависимости от ситуации. За пять секунд сложно рассказать про Учение. Тогда отшу­чиваясь, сообщала под какой аркой хорошо постоять для здоровья, где - в любви помогает. Некоторые предпола­гали, что там записаны телефоны деда Мороза и Снегурочки. Конечно, если человек продолжал интересоваться, я старалась уделить больше времени и внимания, чтобы рассказать о том, что известно мне о возможностях гармо­низации нашего мира.

При оформлении сцены во Дворце Культуры ГАЗ тоже добавляла к сво­ей работе некоторые задачи по оздо­ровлению, омоложению, сообщения о вечной жизни, гармонизации соци­альных процессов. Раньше в работах я тоже старалась отслеживать настро­ение, состояние при котором пишется настенное панно. Я чувствовала, что произведение транслирует в мир не только то, что там нарисовано. Позна­комившись с методами Г.П.Грабового, была приятно удивлена, что мои инту­итивные находки у него описываются как «действие состояния». И пробо­вала применять все, что понимала из разнообразных предложенных им ме­тодов.

Еще несколькими годами раньше знакомства с Учением о спасении, временами у меня возникала странная чувствительность к сочетаниям чи­сел. Особенно беспокоили номерные знаки автомобилей. При взгляде на но­мер, меня вдруг охватывала радость, а иногда печаль, или страх. Редкие но­мера оказываются нейтральными. И очень часто при взгляде на часы, ока­зывалось совпадение часов и минут. В поисках ответов на свои вопросы осторожно обращалась и к медикам, психиатрам. На что они мне отвечали, что это признаки шизофрении.

Каким счастьем было обнару­жить предложение Григория Петро­вича концентрироваться на число­вых последовательностях по дням месяца для улучшения состояния здоровья. Я просто любовалась не­которыми сочетаниями, глядя на другие, хотелось резвиться, пры­гать, какие-то приводили в спокой­ствие, задумчивость. Есть сочета­ния восхитительно строгие. И все предлагаемые им числа позитивны! Среди них я не встретила ни разу огорчения, грубости, или других не­приятных чувств, какие попадают­ся на улицах города. Я и сейчас пока не понимаю, почему у меня такое эмоциональное восприятие число­вых сочетаний. Но зато я знаю, что адекватна миру, со мной все в по­рядке, и я здорова.

Еще была у меня одна занятная работа - была поставлена задача: сделать художественный альбом об одном из художников Оперного теа­тра. Имея некоторый опыт работы в издательстве в качестве художника, я согласилась. Предполагала для на­писания текста пригласить писателя или журналиста, для съемки фотографа с приличной аппаратурой, с оформлением справиться самой, вы­брать подходящую типографию и после шлифовки корректоров получить книгу-альбом. Ошеломляющие от­крытия начались с фотографирования эскизов. Их оказалось очень много, притом, что часть картин, далеко не худшая, утеряна. Большинство из них не были подписаны. Дочь художника не все эскизы помнит, к чему они от­носятся, к какому спектаклю. Опубли­ковать неопознанные произведения, без подписи нельзя. А сам художник, Виталий Мазанов, в это время пребы­вал в коме, не узнавал родственников, бредил. Ему было тогда около 93 лет. И ко всему этому оказалось, что текст должна писать я. Об этом просит се­мья художника, поскольку я знакома им давно. Инициатор проекта Илья Мучник, исходя из того, что я как ху­дожник, лучше смогу понять и пере­дать особенности работы театрально­го художника, и вообще, для общего моего развития, приносит мне в дар возможность публикации. Бежать из этой ситуации, отказаться от этой ра­боты сразу почему-то я не догадалась. Просто приняла к исполнению.

Начала гармонизировать все эти проблемы. Здесь я в основном при­меняла методы со сферами. Каждую задачу мысленно очерчивала сфе­рой, заносила эти разные задачи в об­щую сферу «решения», и сюда же до­бавляла светящуюся сферу «спасение всех». Когда не хватало сил представ­лять, визуализировать все это - просто рисовала кружочки на листках бумаги.

Одной из первых задач стало «удержать» в нашем мире самого Ви­талия Михайловича. Насколько воз­можно, восстановить его здоровье, па­мять. В одну из первых встреч разго­варивала с ним. Хотя дочь и утверж­дала, что это бред, я же уверена - мы общались:

-  Я назвала себя, сообщила ему о книге, попросила задержаться «здесь», еще побыть с нами.

-Он сказал, что некая особа ждет его и зовет.

-      Я его попросила с ней встретить­ся позже, а сейчас вернуться к нам.

Мы с ним говорили почти ше­потом. Света, дочь стояла у двери и плакала. Потом он уснул. Мы попили с семьей чай. Я им на всякий случай сказала, что он может еще поправить­ся, без него вообще непонятно как сделать книгу. Чтобы его выздоровле­ние стало вероятным, я им предложи­ла думать о продолжении его жизни.

Стала применять к нему методы воскрешения. Методы пробовала раз­ные, на какие хватало моего понима­ния. Одной из ярких картин получи­лось видение его в дремлющем со­стоянии в прозрачной сферочке, ко­торую помещала перед собой. Раз­мышляя, как же помочь, решила про­сто легонько подуть на него. Он вдруг встрепенулся, как бывает от внезап­ного порыва ветра. Открыл глаза, осмотрелся по сторонам и стал при­подниматься из кресла. На этом кар­тинка «погасла». Так же было сдела­но несколько коллективных управле­ний по его исцелению. У нас это по­лучалось так: несколько человек со­бирались вместе, чтобы обсудить текущие дела в самых разных областях. Хозяйка дома, Надежда Смирнова пе­редавала новости о съездах партии ДРУГГ после поездок в Москву. Рас­сказывали о своих наблюдениях в от­ношении применения методов спасе­ния. Занимались вопросами улучше­ния экологии, здравоохранения, без­опасности на транспорте и т.д. - по городу, области, стране, миру. Потом создавали общую сферу Макроспасеиия в центре комнаты и заносили в нее свои личные задачи.

Однажды мы с друзьями провели коллективное управление на регене­рацию моей селезенки. Вроде бы по­играли и разошлись, но процесс был запущен. В очередной раз, вспомнив о селезенке, я мысленно очутилась внутри своего тела. Картина была на­столько яркой, что воспоминания об этом свежи и сейчас. Внутренний мир похож на красивый интерьер звездо­лета из фантастических фильмов с плавными линиями, округлыми фор­мами предметов. Мягко мерцали какие-то звездочки, перемещающие­ся по определенному порядку, везде тянулись провода, которые пульсиро­вали. Там, внутри себя, я четко знала, где находятся почки, желудок, печень. Была приятно удивлена, что на месте селезенки находится какая-то несу­разная округлость. Я засомневалась: селезенка ли это? После этого нео­бычного путешествия нашла в «Ана­томии нормального человека» описа­ние селезенки, размеров и формы.

Мысленно я замкнула эту инфор­мацию в сферу, и отправила картин­ку внутрь своего тела па то место, где должна быть селезенка. А еще я ду­мала о будущем и представляла себя здоровой, сильной, выносливой. И еще представила, что мне дают бума­гу (документ) с печатью, и там напи­сано, что селезенка нормальная, обык­новенная.

Так наша группа прорабатывала и тяжелых больных. Даже если больной человек не знаком всем, кроме одного. Потом отслеживали их состояние на последующих совместных встречах. Скажу честно: с кем-то получалось, с кем-то нет. Работали и по «моему» ху­дожнику.

Скоро по телефону я стала узна­вать, что «вот Виталий Михайлович сейчас на кухню пошел», а в другой раз - «на балконе курит». Получается, что он решил не уходить, более того он вернулся! Встретились. Начала с ним говорить о работе. Он сначала про многие вещи говорил, что не пом­нит. Пыталась вывести его на улицу погулять, родственники были в шоке от моего дерзкого предложения, и он отказался выйти. Я же дома, в транс­порте визуализировала, представляла его на прогулке. Через некоторое вре­мя звоню, узнать о состоянии, погово­рить с ним - оказалось «ушли с зятем на Набережную пивка попить». Тут уже активнее стала его расспрашивать об исполнительских тонкостях, об от­ношениях с сотрудниками, о техниче­ском оснащении театра и многих дру­гих вещах.

Обращалась к нему не как к старо­му человеку, а пыталась и находила в нем страстного, жадного до работы, до воплощения своих творческих за­тей, молодого, бодрого человека. Так и оказалось. Он детально описывал раз­ные изобретения, которые во времена разных дефицитов производили впе­чатление на публику.

Вот один смешной момент из на­шего рабочего общения.... Как-то он мне пожаловался на неважное само­чувствие, я его спросила, знает ли про Иисуса Христа (тихонечко, почти ше­потом), он сказал, что не знает, но за­интересовался - кто это? Может, за­был? Я только начала говорить о Спа­сителе, одновременно мысленно пе­редавая ему сферу, где попыталась поместить все знания людей на эту тему, из соседней комнаты последовал шутливо-грозный окрик зятя: «Тань­ка, не развращай его!» Пришлось вер­нуться к теме театра.... Но о плохом самочувствии я от него больше не слышала.

cher4

Мог легко перейти в дру­гую комнату, а потом, вспом­нив, что должен ходить с па­лочкой, долго искать се в раз­ных местах...

Сейчас его уже нет. Он за­держался тогда на три года. Состояние его улучшалось.

Мы с ним выезжали в «свет» -      театр. Он мог самостоятель­но выходить погулять, но родственников все это силь­но раздражало, хотя они ра­довались альбому, особенно дочь была недовольна всяким его движением по квартире, если это не вписывалось в разрешен­ный маршрут: балкон-туалет-кухня- кресло. Отпустить в свою квартиру его тоже не могли - сё стали сдавать в наем. Жениться (он-то готов был рас­смотреть такой вариант!) - уже смеш­но и глупо. Рисовать и пачкать в этой квартире нельзя. Я с ним заниматься не могла, книгу едва дотащила до вы­пуска. Своих дел накопилось. И когда ему поплохело, я уже не вмешивалась, организовывать ему новую востре­бованность не стала. Приехала к ним только к моменту его ухода, поблаго­дарить и попрощаться...

Вообще это отдельная история и серьезная тема для людей - как про­должать жить в семье, если отноше­ния себя исчерпали?! Для равных есть выход - развод. А для старших (ста­риков) и младших еще надо приду­мывать модели совместного разви­тия, пересматривать систему ценно­стей всего общества. Семья, считаю­щая себя приличной - в дом преста­релых не отправит, и одного не оста­вит. Но и развиваться не даст, т.к. не удобно - мешает. Я не сужу таких лю­дей, ни в коей мере.... Это, скорее все­го, типичный случай, один из многих, и связано это с воспитанием, с культу­рой людей.... А по большому счёту - старость - вот истинная причина. Поэ­тому Учение о СПАСЕНИИ и Вечной Жизни и пришло на Землю нам, лю­дям, в помощь....

Альбом, что мы делали с Виталием Михайловичем, адресован работаю­щим в области создания образов. Что­бы альбом получился интересным для многих, я решила к названиям кар­тин дать описание всех опер - либрет­то, ведь они по-прежнему входят в ре­пертуар театра. Оказалось, что почти все оперы имеют характер трагедии.

Созидательных, праздничных, радую­щих оказалось меньше, чем пальцев на одной руке! Тут уже во мне загово­рил спасатель. С этим что-то надо де­лать. Опера - это синтез искусств. Воз­действие ее на душу человека получа­ется сильным, не зависимо от того, ка­кой доминантный тип восприятия у зрителя. Музыка, танец, пение, зри­тельные образы, фактурное богатство материалов, световые эффекты, ре­жиссура - все призвано проявляться и волновать. Часто, что бы прекрасное ни происходило по сюжету, какие бы решения пи принимали                герои, кончается все скверно. Всё должны умереть или остаться в муках навсегда. Я обнару­жила в этом опасность для человече­ства.

И была счастлива увидеть под­тверждение моих идей в трудах Григо­рия Петровича:

«В основу построения Мира Создатель положил эмоции и, прежде всего, радость, свет и любовь. Имен­но радость, свет и любовь являются, в первую очередь, основой Мира. И именно они вместе с должным понима­нием Мира обеспечат полно­ценную счастливую жизнь».

«Мысль о том, будто мно­гие вещи можно получить только через страдание, вби­вали людям в головы на про­тяжении столетий. Но при­шло, наконец, время освободиться oт подобных предрассудков. На самом деле для страдания и от­рицательных эмоций нет истинной базы».

«Так же обстоит дело и с други­ми ложными причинами страда­ния. Вместе с ними уйдет и нелепая идея о том, будто многие вещи мож­но получить только через страда­ние. А в настоящее время, в связи с угрозой ядерного уничтожения, эта идея о необходимости страдания может даже привести к глобальной катастрофе».

«Повышение уровня своего со­знания есть реальный путь к Богу и к постижению Мира, ибо для до­стигшего более высоких состояний сознания человека открывается Ис­тина». ( Грабовой Г.П. «О спасении и гармоничном развитии»)

«Никогда не нужно фиксировать отрицательную информацию. Уро­вень благополучной мечты — уход от катастрофичности». (Грабовой Г.П. Из лекции «Методы примене­ния динамики взаимодействия души, духа и сознания»)

Пришлось спасать мир от негатив­ного влияния некоторых опер. Воз­никла необходимость гармонизиро­вать развитие опериого искусства не только по России, но и в других стра­нах, особенно в Италии, Германии. И по временной линии, оказалось, не­достаточно вернуться к 1800-м годам. Моих сил умственных и физических уже не хватало. Тогда на коллектив­ном управлении мы вместе продолжи­ли это путешествие. Оказалось, что засвечивать светом Макроспасения надо ещё раньше эпохи Возрождения, и раньше Средневековья. Где-то около 11 века нам показалось достаточным улучшение этой ситуации.

Да, я понимаю, что с точки зре­ния «нормального, здравомысляще­го» человека все это, возможно, вы­глядит бредом. Но, из места сотвор­чества, позитивного мышления, игры - это важно, величественно, забавно, наполняет чувством удовлетворения. Это гораздо приятнее того чувства безысходности, которое было при об­наружении «странностей» оперы. И при этом у меня не хлопали крылья за спиной, а просто ощущение, что ста­ло лучше, светлее, хотя это некие вир­туальные действия.

Для восстановления созидательно­го сознания после соприкосновения с негативной информацией некоторых опер предлагаются следующие число­вые ряды:

Аида - 71931 - от любого опасно­го воздействия

Борис Годунов - 91471 - защита от холодного оружия

Иван Сусанин - 9721348175 - по­зитивное влияние на прошлое

Пиковая дама - 8914325 - от ин­фаркта миокарда

Русалка - 9117118887 - защита от утопления (2 раза)

Дочь кардинала - 8191111 - от термических ожогов

Риголетто - 71931 - от любого опасного воздействия

Ромео и Джульетта -19751 - от токсикологического воздействия

Чио-Чио-сан - 91471 - защита от холодного оружия

Тоска - 91781421 - защита от пули Царская невеста - 3194217 защи­та от химического воздействия

812511421 - для благоприятного развития событий

(Числовые ряды, предложен­ные Г.II.Грабовым па съездах партии ДРУГГ).

Оказывается, так было не всег­да.... Я сознательно подобрала пози­тивный эпиграф к моему альбому об изначальном назначении оперы.

В 1736 году создатели оперы уже предлагали человечеству гармонич­ный путь развития. Якоб Шгелин, из­вестный историк русского искусства, член Российской академии, автор тру­да «Известия о музыке в России», на­писанного на немецком языке так го­ворил об опере:

«Оперой называется действие, пением отправляемое. Она, кро­ме богов и храбрых героев, никому на театре быть не позволяет. Все в ней знатно, великолепно и удиви­тельно. В ее содержании ничто на­ходиться не может, как токмо высо­кие и несравненные действия, бо­жественные в человеке свойства, благополучное состояние мира и златые веки собственно в ней по­казываются.... Для представления первых времен мира и непорочно­го блаженства человеческого рода выводятся в ней иногда счастливые пастухи и в удовольствии находящиеся пастушки”.

cher5

Параллельно с этой работой вы­полняла свои обычные художествен­ные работы и преподавание в шко­ле. Па фоне всего вышесказанного, или как я шутливо говорю - реше­ния мировых проблем - получилась регенерация органа!!! Специально селезенкой почти не занималась. Ино­гда, в разное время, в числе других за­дач, делала управление для се восста­новления. Восстановление не было самоцелью, а только одной из задач. И тут, похоже, все происходит почти само собой. Только дается управление на духовном уровне и полезно пред­ставить, как должно быть.

Использовала: «Методы концен­траций. Упражнения на каждый день», «Унифицированную систему знаний», «Воскрешение людей и вечная жизнь

-    отныне наша реальность», концен­трацию на числовых рядах 2145432, 91391,91739421794159, коллективное управление по регенерации в груп­пе, визуализацию, читала «Анатомию нормального человека», Сытина, де­лала дыхательную гимнастику (диафрагмальную) по Фролову. Слушала и применяла семинары Г.П.Грабового: управление цветом, формой, рабо­та со сферами и др. Оформляла кни­гу «Фактология воскрешения», про­читывая, пробовала разные методы на себе.

Ощущения были очень тонкие и нежные, напоминающие легкую пуль­сацию. Это не вызывало беспокой­ства. А вот шов, наоборот, стал напо­минать о себе болезненными ощуще­ниями, покраснел. Я чувствовала и даже ощущала, что селезенка на сво­ем месте и выполняет свои функции. В последнюю неделю перед обследо­ванием я чаще о ней думала, посыла­ла ей любовь, хорошие и радостные представления.

Врач, которая проводила обследо­вание, к моему счастью, увидела на приборе селезенку обычных разме­ров и формы. При обнаружении еще оставшегося шва она спросила, что было. На что я ей сказала, что я ска­жу потом, после ее заключения. Мне кажется, здесь есть одна тонкость - прежде, чем аппаратура зафиксиру­ет нормальность органов, не нужно сообщать оператору об их былом от­сутствии. Я знаю такие случаи, когда на УЗИ виднеется нечто, но человек с обычным сознанием, узнав, что это удалено, перестает видеть и компью­тер не показывает.

Чтобы заверить полученный ре­зультат у нотариуса, потребовалось пройти еще комиссию в Диагности­ческом центре. Врачи из комиссии с недоверием отнеслись к заключе­нию УЗИ, которое сделала их колле­га в другом районе города, и попроси­ли меня снова пройти диагностику. И хотя это не безвредно для организма, я все же согласилась. На личном опы­те я убедилась, как прав Григорий Пе­трович, говоря, что нужна защита вы­здоравливающим и возвращающим­ся в нашу реальность, от жестокого любопытства неверующих, требую­щих еще и еще доказательств. А та­кую защиту можно обеспечить толь­ко на уровне закона пока, при тепе­решнем развитии цивилизации. И для этого важно чтобы в правительстве были люди, принимающие статус веч­ного развития, и принимающие со­ответственные решения и законы. А сейчас пока что до смешного трудно юридически оформить регенерацию селезенки. Организации шарахаются

от имени Г. Грабового. Удалось толь­ко после жалобы начальнику нотари­альной палаты. При повторном обсле­довании мне помогала Надя Смирно­ва «держать защиту» в «Потоке Веч­ности». Результат подтвердился: селе­зенка была на месте, поэтому факт ре­генерации комиссия зарегистрирова­ла.

** *

«Посмотрите, как горный ручей сбегает с гор. Посмотрите, как тает снег. Обратитесь мысленным взо­ром к этим картинам, если вы по­смотрели глазами. И вы увидите, чго ваши мысли не отличаются от ваших глаз. И вы увидите, что ваше сознание не отличается от вашего тела. И вы увидите, как ваша душа строит ваше тело...» (стр.36, 21 день « Методы концентрации на каждый день» Г. П. Грабового)

Это замечательные концен­трации. Почти во всех предлага­ется представить, увидеть. Вну­треннее видение: мысленное, объемно-простраственное, чувствен­ное представление развивается с на­выками рисования и лепки. Не зря, на­верное, рисование является обязатель­ным предметом в общеобразователь­ной школе. Только отношение к нему разное.

Я же, рисуя орган в моём теле, творила Жизнь - создавала мате­рию.

cher6

 

cher7 copy

 

«Творящая мечтой»

***

«...Судья Иванова: Вопросы есть к свидетелю?

Грабовой Г.П.: Есть вопрос. Ваша честь. Скажите, пожалуйста, Вы ис­пользовали специальные знания при концентрациях, при работе с моим ма­териалом?

Свидетель Черепанова: Какие специальные?

Грабовой Т.П.: Профес­сиональные, Ваши.

Свидетель- Черепанова: Художествен­ные? Ну, если только как спо­собность ви­деть, представ­лять в объе­ме, мыслен­ное представлеие...

Грабовой Г.П.: Спасибо.

(Из протокола судебного заседания 14.05.2008 в Таганском районном суде г. Москвы)»

Это был единственный момент в моем свидетельстве, на что Григорий Петрович акцентировал внимание су­дей.

** *

Я часто испытываю чувство вос­хищении перед тем, как все в челове­ке гармонично устроено. Методики регенерации могут быть разными; главное, нужно знать и верить, что это возможно.

Нижний Новгород, февраль 2009

 

cher8

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить