Симферопольский школьник играет в теннис с закрытыми глазами и «видит насквозь» болезни

/НАТАЛЬЯ ЯКИМОВА/

 

Андрей Корман — отец Ильи говорит, что воспитывать сына начали задолго до рождения. Самое главное правило семьи — «захоти, и все получится» — не подвело. Илья стал именно таким, как хотели мама и папа. Может быть, даже перерос их ожидания. А если нет — у него вся жизнь впереди, хотя к своим шестнадцати симферопольский школьник уже умеет делать много того, что недоступно обычному человеку. Например, читать, не открывая глаз. Играть в теннис, когда лицо полностью закрывает маска. Не пробуя и не видя, определить, что за жидкость налита в стакан. Ответить на еще невысказанный вопрос собеседника… Этот список можно продолжать долго.

Человек в маске

По большому счету, перечисленные «фокусы» — это только демонстрация способностей мальчика. Это можно сравнить с афишей, приглашающей посмотреть спектакль, — вот вам и название, и действующие лица перечислены, и жанр определен, но разве узнаешь о чем он, пока не посмотришь? Илья никогда не отказывается лишний раз показать «что-нибудь этакое», а уж присутствующим остается верить не верить, удивляться или пытаться выпытать, «как оно получается».

В черной маске Илья немного напоминает мистера Икс из оперы Кальмана — только в наглазниках из толстой материи нет прорезей. Маску можно примерить, повертеть, даже на зуб попробовать, но приходится признать, что все честно: она абсолютно непрозрачна, не пропускает даже лучика дневного света. Это непременный атрибут детей и взрослых, осваивающих метод «прямого видения» феодосийского ученого Вячеслава Бронникова. Зачем им это? Бронников утверждает: современный человек просто не успевает познавать наш стремительный мир, его мозг не может адаптироваться с помощью привычных органов чувств. Поэтому пора включать… новое чувство и черпать информацию из всего, что тебя окружает. Относиться к этой теории можно по-разному, но многие ученики действительно достигают впечатляющих успехов.

«Илья тоже так начинал, с девяти лет стал осваивать эту методику. Но постепенно мы стали применять какие-то собственные находки, пробовать что-то новое, — рассказывает папа, Андрей Корман. — Да и мы сами обучались вместе с сыном».

Илья Корман охотно участвует в экспериментах, которые проводят ученые, изучающие возможности человеческого мозга. В последний раз его и других ребят прогнали через целую серию тестов: в масках они должны были выполнять разные задания. Как только не придумывали полную темноту: и пластырем их приклеивали, и изолировали фольгой, и закладывали кусочек фотопленки, чтобы потом выяснить, не засветилась ли она, не попал ли под маску свет? В конце концов убедились: нет, подсмотреть невозможно. И как тогда эти дети читают, узнают, сколько времени, гоняют шарик по теннисному столу?

Запланированный результат

Папа и мама Ильи познакомились, когда учились вместе в медицинском институте. Будущие врачи уже тогда знали, что далеко не все болезни лечатся при помощи препаратов и скальпеля. У Андрея Кормана перед глазами был живой пример: в селе Краснолесье Симферопольского района жили его тетка-врач и бабушка, лечившая людей травами, молитвами и заговорами. Так уж получилось, что принимали они пациентов в одном и том же здании, только входы были с разных сторон. Если честно, пациентов у тети было больше, все-таки именно она давала бюллетени и справки, без которых не поболеешь. Зато процент выздоравливающих с тяжелыми случаями выше был у… бабушки. «Вот это меня всегда и удивляло, — признается Андрей Корман. — Вроде ничего пациенту не вводится, а эффект есть. Еще тогда мы с женой стали собирать рецепты этих методов целительства и выяснили для себя, что мысли действительно можно материализовать. Сначала мы увидели своего сына, которого еще в проекте не было, напитали теми качествами, которые хотели ему дать, — и вот результат».

«Результат», впрочем, вполне доволен своей жизнью. «Только не пишите, что я такой несчастный ребенок, которого родители заставляют постоянно кого-то удивлять, мотаться по всему миру, — улыбается Илья. — Моя жизнь хоть и отличается от той, что ведут сверстники, вполне меня устраивает. Я пробую себя как ди-джей, читаю, общаюсь с друзьями». Про мир — это не преувеличение, Илью трудно застать в Симферополе: сегодня он в Москве, через неделю в Киеве, потом в Польше, Германии. Учится в школе экстерном. Семья уверена: для Ильи поступление в вуз не станет трудностью.

Ну да, если уметь читать закрытую книгу, видеть, что в разложенных на столе экзаменационных билетах… «Да зачем ему билеты? — улыбается отец. — Он же может просто прочитать правильный ответ, который экзаменатор уже мысленно сформулировал!» А как насчет того, чтобы угадать выигрышную комбинацию в лотерее, сорвать куш в казино? Илья вздыхает: да, теоретически можно, но этого делать не будет. Как бы объяснить: у каждого своя дорога, люди, обучающиеся одному и тому же, однажды выбирают «специализацию». Действительно, были и те, кто полученные знания применял для добывания легких денег. Но нельзя сказать, чтобы это сделало их счастливыми.

Излечи себя сам?

На вопросы о возможностях сына Андрей Корман отвечает весьма… весомо. Достает толстенную книгу — альманах, куда заносит данные о людях, которым помог Илья. Не вылечил — научил, как самостоятельно справиться с болезнью. Он говорит, что в каждом человеке сидит свой доктор и свой палач. Нужно просто вовремя позвать этого лекаря на помощь, и организм справится с любой хворью. На страницах — молодые и пожилые, пенсионеры и дети, мужчины и женщины. Впечатляет, конечно, рассказ о польском чиновнике, который… отрастил удаленную в результате операции правую почку. Но ведь на фото не видно, что творится у него внутри, а вот снимок мальчика с ДЦП, который не мог ходить, а после месяца занятий встал и лично прокатил в своей «карете» товарища, действительно трогает. «Я стараюсь не проходить мимо, когда могу помочь, — говорит Илья. — В прошлом году оказался возле медуниверситета, где парня сбила машина. «Скорую» вызвали. Но надо же сейчас что-то делать, а то кровью истечет. Я с ним поработал немного, состояние стабилизировалось. Другой пример: отдыхали в Ялте на пляже, а там ЧП: мальчик прыгнул в море, ударился о железный прут, ото лба до темени огромная рана. Разве можно в стороне остаться? Врачи говорят, что выжил он чудом, а вот кто это чудо сделал...»

О своих способностях друзьям Илья не рассказывал, о том, что он умеет, ребята узнали из телепередач. Но и тогда отношение осталось прежним, если кто и позавидовал, то вида не показал. Судя по всему, шестилетняя сестра Ильи, Лиза, последует его примеру: родители не сомневаются, что дочка тоже обладает всеми необходимыми талантами. Просто золотой ребенок: спокойная, открытая, контактная. Любимое времяпрепровождение Лизы — внутри стеклянной пирамиды, которая стоит в кабинете отца. Пирамида герметична, воздух извне туда не поступает, а девочка может там проводить довольно много времени. Впечатляет посторонних людей и укладывание Лизы в кровать, покрытую осколками толстого бутылочного стекла. «Да нравится ей так лежать! — убеждает Илья. — Видите, она смеется на снимке, никаких ранок на спине. И любого этому можно научить: хоть на стекле или гвоздях спать, хоть по углям ходить».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить