Хроника выздоровления

 

В статьях "Сфера Жизни над Украиной" и "Духовное саморазвитие как ключ к ликвидации онкологии" рассказано о выздоровлении киевлянина от рака четвёртой степени. Напомним некоторые даты.

26 ноября проведена операция, в ходе которой стало понятно, что медицина не может помочь 73-летнему пациенту. Его супругу Нину Алексеевну предупредили о близком летальном исходе – не позже, чем через несколько дней. 1 декабря пациента перевели из реанимации в палату, а его супруга в этот же день обратилась к участникам консультационного курса "Древа Жизни", который проводил в эти дни в Киеве Аркадий Наумович Петров.

После работы с пациентом на практическом занятии консультационного курса он уже через неделю чувствовал себя полностью здоровым, и выписка состоялась в последней декаде декабря. Счастливые супруги встречали Новый год дома вместе.

Процесс выздоровления продолжается. Нина Алексеевна посетила практическое занятие консультационного курса, состоявшееся в Киеве 3 марта 2009 года, Приводим фрагмент стенограммы этого занятия.

В практическом занятии участвовали :

Петров Аркадий Наумович, Президент Фонда Аркадия Петрова

Нина Алексеевна, супруга выздоравливающего пациента

Паскалова Валентина Иосифовна, специалист киевского отделения ВОО "БЛАГОДАР"

Шатанов Александр Петрович, координатор Фонда Аркадия Петрова по связям с общественностью, председатель Координационного совета ВОО "БЛАГОДАР"

Ученики – участники занятий консультационного курса Первой ступени "Древа Жизни"

 

Нина Алексеевна: Я уже рассказывала дважды о том, как шло выздоровление. Это было 6 декабря, потом 8 декабря 2008 года. До 8 декабря выздоровление шло очень быстро.

Я не знала, какое у него состояние шва. Трубки ещё стояли. Примерно к 20 декабря сняли основную толстую трубку, и стали готовить к выписке.

Вообще-то его могли оставить ещё на месяц. Его состояние требовало продолжения перевязок. Перевязки делают один раз в три дня. Они знали, что я медик, и что я смогу с этим справиться сама. Поэтому решили выписать его мне на поруки, на мою ответственность.

22 декабря ему делали последнюю перевязку. Меня позвали и говорят: "Вот что вы должны делать". Я гляжу – лежит человек с разрезанным животом. Глубина разреза – три сантиметра, почти три пальца. И длина шва 18 сантиметров. Всё это разошлось. Почему разошлось? Потому что зашили некачественным шёлком. Не думали они, что пациент выживет, поэтому и зашивали небрежно.

Думаю, что Господь дал это нам, чтобы мы своим управлением доказали нашей медицине, что мы и такие огромные раны, которые заживают в обычных условиях два года, можем быстро заживлять.

Мне врачи говорят: "Максимум, сколько он проживёт – два месяца".

 

Петров А.Н.: Это уже их второй прогноз.

 

Нина Алексеевна: Да, первый их прогноз был – он не выйдет из больницы.

И вот мне в перевязочной показывают, как надо делать перевязку: "Это очень просто, смотрите". Она быстро выдавила мазь в шов, потом они шов лейкопластырем соединили. "Поняли? Вот так и делайте".

Я думаю, что нам технологии сейчас приходят, чтобы мы смогли спасти нашу медицину и нас с вами.

И вот я дома делаю перевязки и думаю: "Как же это может соединиться? Неужели это когда-нибудь соединится?" Сейчас прошло уже два месяца после выписки, три месяца после  операции. Муж чувствует себя удовлетворительно.

Не всё время выздоровление шло монотонно. Там, где стояла трубка, рана закрылась, а потом вдруг подскакивает температура. И держится три дня. Смотрю, рана открылась вновь, оттуда пошло что-то. Потом закрылось опять. Десять дней температура была до сорока. И бок болит – просто невозможно терпеть. Что же такое? И вдруг рана опять как открылась, как пошло оттуда что-то. Я в панике. Но оказалось, что выходило то, от чего организм должен был очиститься.

 

Петров А.Н.: Мы через почки стараемся не выводить, потому что большое количество некрозной ткани в почках человека может его просто убить. В различных случаях используются разные способы, например, через подмышечную область – специально делаем свищи, чтобы сбросить. Образуем свищи, чтобы был сброс этой некрозной ткани.

 

Нина Алексеевна: Обострился геморрой. Стали болеть ноги. Я читаю у Аркадия Наумовича, что геморрой – это тоже способ вывести отходы. И я была спокойна: значит, отходы из организма выводятся.

Сегодня, 3 марта, я делала мужу перевязку. Из 18 сантиметров шва осталось 7 сантиметров. Но рана уже сильно изменилась. Представьте себе реку с крутыми берегами, перед вами другой берег, а вода далеко внизу. А потом пришла весна, вода поднялась, и вы можете в воде рукой пополоскать. Вот так изменился шов, подошли мышцы и ткани. Теперь шов 7 сантиметров в длину и три сантиметра в ширину. И постепенно от краёв как будто лужицы высыхают. И я уже вижу даже как откладывается маленький слой подкожной клетчатки.

У мужа настроение хорошее. Я его сейчас так воспитываю: "Если ты не придёшь к Богу, то уйдёшь учиться. Уйдёшь. Так что выхода у нас нет".

Он очень ждал Вашего приезда, Аркадий Наумович! Благодарность у него – не могу описать, какая. Я у мужа спрашиваю: "Ты раньше на 75% верил, что Бог есть. А теперь как считаешь?" Он отвечает, что четыре сотые процента ещё есть неверия. Тая я ему говорю: "Когда эти четыре сотые процента уйдут, тогда и рана заживёт".

 

Паскалова В.И.: Помните, Вы рассказывали, что когда у Вашего мужа поднималась температура, то он плакал и обращался и к Григорию Петровичу и к Аркадию Наумовичу? Просил помочь ему ещё в этом мире пожить.

 

Петров А.Н.: Ну, а сам-то он что-нибудь делает сейчас?

 

Нина Алексеевна: Конечно, Аркадий Наумович. Я иногда, если тороплюсь, ему предлагаю закончить занятия пораньше. Но он всегда настаивает – перечисляет, что мы ещё не сделали, а надо сделать обязательно. Ему это очень нравится.

Но в нём ещё нет такого отношения, которое нужно. Я ему говорю: "Представь себе, что у тебя маленькие детки. Ты бы смог оставить этих крошек гулять одних во дворе, а сам уйти на работу? Ты же волновался бы за них? Ты так же волнуйся за то, что должен быть спасён Мир, что Земля должна быть целой и здоровой, что в Китае засуха побеждена, что все атомные электростанции в норме, что коллайдер остановлен вовеки". Обязательно о коллайлере упоминаю, потому что там задуман такой зловредный проект, что просто не знаю. Вот так и надо относиться ко всему, что происходит в Мире. И так надо любить Отца Небесного.

Ещё раз спасибо Вам, Аркадий Наумович!

 

Петров А.Н.: Поскольку у нас продолжается практическое занятие, я предлагаю немножко поработать. Давайте продиагностируем ситуацию. Запишите все, как зовут нашего "пациента". Он 1935-го года рождения.

Итак, кто готов сделать диагностику его состояния на сегодня? Все ясновидящие – подключайтесь. Хотя здесь неясновидящих гораздо меньше, чем ясновидящих.

 

Ученики: Видим, что надо послать ему любовь. Есть также ощущение, что выздоровление идёт стремительно, а потом вдруг остановка.

 

Петров А.Н.: То есть импульсами идёт?

 

Нина Алексеевна: Есть такое. Я ещё говорила ему: "Ты должен постоянно прямо идти. Как только в сторону ушёл, так у тебя  сразу температура поднимается. Так что иди прямо, пожалуйста".

 

Ученики: Это его как бы предупреждают.

 

Нина Алексеевна: Да, предупреждают.

 

Петров А.Н.: Ещё есть добавления?

 

Ученики: Его состояние сейчас уже не очень далеко от идеального. Связь с Богом есть. Небольшая, но есть. Насколько интенсивно он выздоравливает? Очень хорошо выздоравливает. Нужна ли сейчас очистка от некрозной ткани, от ядов? Нужна. Кровь надо чистить? Нет необходимости. Надо чистить печень. Нужно провести мероприятия очистки по шву. Здесь нужна регенерация. Сейчас регенерацию можно запускать? Да, можно. Регенерация желчного пузыря идёт? Да, идёт. Хорошо идёт. Надо бы ещё помочь предстательной железе.

 

Петров А.Н.: Ну что же, приступим к работе. Сейчас мы будет работать совершенно по другим технологиям, не так, как делали это раньше.

В плане нашей работы стояло, что надо послать ему Любовь.

 

(Фрагменты практической работы не публикуются)

 

Смотрим, что происходит. Пошёл свет. Видно, что шов начал затягиваться. Радужная оболочка есть. И сам "пациент" даже засиял, так обрадовался. У него настроение изменилось.

 

Петров А.Н.: Действуем дальше. У нас есть несколько камней в печени, надо также дать очистку от ядов.

Сначала берём первый из камней, которые там образовались. Ставим под него клетку-сток. И в эту клетку-сток начинаем распутывать, начиная с первого атома, из которого этот камень образовался. Берём первый атом, и от него проводим луч в клетку-сток, показывая, куда он должен пойти. После этого даём импульс. Теперь смотрим, что происходит. Как только уйдёт этот первый камень, все другие тоже отправятся туда.

 

(Фрагменты практической работы не публикуются)

 

Ученики: Печень стала жёлто-зелёной. Идёт очистка.

 

Петров А.Н.: В почках тоже есть камни. Выполняем такую же процедуру очистки, устанавливая клетку-сток.  Начинаем с первого камня.

 

Ученики: Камни пошли в клетку-сток, и песок тоже пошёл туда.

 

Петров А.Н.: Поскольку очистка идёт интенсивно, надо поддержать организм.

 

(Фрагменты практической работы не публикуются)

 

Петров А.Н.: Надо ли снять воспаление?

 

Нина Алексеевна: Воспаления нет, так что снимать его не надо. Но шов вяло заживает. Желательно именно скоростью заживания заняться.

 

Петров А.Н.: Тогда у меня есть предложение. Здесь у нас есть женщина, которая великолепно шьёт. Пусть она возьмет в руки золотую ниточку, иголочку, и аккуратненько зашьёт этот шов. А мы, все остальные, будем аккуратно стягивать. И живицей смазываем.

У нас есть немало профессиональных врачей. Вот представьте себе, вошёл бы сейчас сюда психиатр, диагноз был бы сразу всем поставлен, никто бы не избежал, все были бы признаны.

 

Нина Алексеевна: Можно я расскажу? Когда мы получили брошюры, три брошюрки серии "Простыми словами о важном", я взяла пять комплектов и пошла в отделение, чтобы забрать выписку и отдать врачам эти брошюры. Когда Александр Петрович Шатанов сказал, что документы о состоянии здоровья моего мужа до оказания помощи ему и после такой помощи очень пригодятся потом, я, не сказав мужу, поехала туда.

Иду по коридору, навстречу идёт хирург, который оперировал моего мужа. И первая его реакция, как увидел меня, – отвёл глаза в сторону. Вы поняли? А я улыбаюсь и говорю ему: "Игнатий Викторович (имя и отчество изменены), здравствуйте!" Он меня спрашивает: "Ну как?" Отвечаю: "Хорошо!" Действительно, на тот момент температуры ещё не было и всё действительно было хорошо. Даю врачу литературу: "Игнатий Викторович, хочу дать Вам три брошюры, прочтите их, пожалуйста. Вы мне подскажете, где сейчас заведующий отделением?"

И вдруг идёт к нам заведующий отделением. И точно такая же реакция – глаза прячет. Я ему: "Василий Григорьевич (имя и отчество изменены), здравствуйте!" Он мне с печалью в голосе: "Ну что?" Я и ему отвечаю: "Хорошо всё, что Вы! Всё хорошо". А мне в ответ: "Блажен, кто верует". Я заведующего отделением тоже прошу: "Возьмите брошюры, прочтите, пожалуйста". Он брошюры взял, но сразу же заторопился: "Извините, дела". Я потом брошюры ещё старшей сестре дала. Ещё попросила передать брошюры профессору – его не было. Вы понимаете, они абсолютно не верят, что всё у нас будет хорошо.

Взяла выписку.

 

Паскалова В.И.: Есть у некоторых людей мнение, что в такой ситуации Ваш муж должен сжечь эту выписку.

 

Нина Алексеевна: Я её спрятала, она в будущем пригодится.

Петров А.Н.: Её можно сжечь на тонком плане.

 

Нина Алексеевна: Муж у меня не знает о выписке. Он у меня недавно спрашивает: "А почему нам ничего не дали при выписке?" Я в ответ: "Что нам давать и для чего? Ты что, на инвалидность подаёшь? Нет. Так что нам, здоровым людям, она не понадобится". Вот такой ответ во имя спасения. Всё-таки есть у него мнительность, которая сдерживает выздоровление.

Всё на сегодня, закончили?

Петров А.Н.: Надо посмотреть. Ещё раз посмотрите. Посмотрим на ситуацию и, возможно, что-то ещё сделаем. Достаточно того, что сделали или что-то ещё надо добавить?

 

Ученики: Ещё Любви надо добавить.

 

Петров А.Н.: Поток Любви? Давайте добавим, используя луч. Тогда всё почистится, будет убран весь негатив, который там ещё остался.

 

(Фрагменты практической работы не публикуются)

 

Ученики: Есть желание увидеть его в будущем – активным

 

Петров А.Н.: Просим, чтобы душа показала прогнозную фазу будущего.

 

(Фрагменты практической работы не публикуются)

 

Петров А.Н.: Смотрите, что Вы видите.

 

Ученики: На велосипеде едет.

У меня он в теннис играет.

А я увидела, что он в футбол играет.

 

Петров А.Н.: В общем теннис, футбол, велосипед – сплошной спорт. Покупайте мужу шорты белые.

Теперь продолжаем технологию с прогнозной фазой будущего. Мы с вами попросили создать в сфере картинку будущего, образ будущего. А кроме этого у нас есть ещё некоторое прошлое. Так вот теперь мы формируем восьмёрку и просим из этого будущего через восьмёрку преобразовать прошлое. Чтобы те картины болезни, больницы, операций были как бы перетёрты. Потому что мы сейчас с вами будет это делать на сверхсветовой скорости.

 

(Фрагменты практической работы не публикуются)

 

Петров А.Н.: Таким образом, мы ещё убираем это в прошлом и закрепляем в будущем. Это тоже  очень мощный дополнительный факт.

Есть ощущение завершения работы?

 

Ученики: Да.

 

Петров А.Н.: Благодарим Отца за то, что Он помог. Ни с какой точки зрения современных знаний то, что происходит, в принципе не нужно. В принципе! Эта помощь уже на первом этапе оказывалась в присутствии очень большого числа людей, помните? Я тогда к нашему замечательному профессору Геннадию Леонидовичу Апанасенко обратился: "Геннадий Леонидович, расскажите об этом медикам!" А от отвечает: "А о чём я расскажу? Что несколько человек посидело с закрытыми глазами, и пациент выздоровел от рака поджелудочной железы четвёртой стадии?"  И я его понимаю. Это правда, это истина, но к ней пока мало кто готов.

Геннадий Леонидович делает очень большое дело. 13 и 14 мая на базе Академии медицинского последипломного образования будет проведена Всеукраинская медицинская конференция, на которой в повестке дня стоят эти вопросы. На эту конференцию дали согласие приехать специалисты, которые непосредственно наблюдали нашу работу в течение многих лет. Это Андрей Игоревич Полетаев, академик Пётр Петрович Гаряев, всем, безусловно, известный основоположник космической медицины Иван Павлович Неумывакин.

Иван Павлович пришёл к нам, когда у него возникли проблемы. Я считаю, что это высочайшая честь для нас. Он же ведь осознанно делал выбор. И то, что он пришёл именно к нам, и то, что он очень рад тому, что пришёл, лично мне очень приятно. Он замечательный и очень светлый человек, очень светлый.

А ещё одна конференция, буквально следом за украинской – в Европе, тоже целиком посвящённая тому, что мы делаем. Там произошло следующее событие. В Стокгольме есть медицинский институт, который поддерживает владелец фирмы Oriflame. Этот институт полностью на содержании этого миллиардера.

Там событие случилось следующее. Жена руководителя этого института ясновидящая. А муж её – бывший россиянин. И они примерно два года назад приехали к нам на обучение. Муж всё понимал, жене переводил то, что она сама не смогла понять.

И в их семье случилась беда. У мальчика, их сына, стала развиваться опухоль мозга, у него всё передавило, он перешёл в бессознательно состояние, жил только за счёт приборов. Врачи сказали, что жить мальчик не будет. Причём подтвердили это даже в письменном виде – выдали официальное письменное заключение.

И тут эти шведы вспомнили, что учились в нашем Фонде. Подняли все свои записи, и мама мальчика стала работать. Через несколько часов ему стало лучше. На следующий день он был уже во вполне ясном уме, что поразило врачей ещё больше. Они же знают, что если человек столько дней находился на искусственном жизнеобеспечении, он не может ясно рассуждать, у него должна быть утрата мышления. Это наделало там очень много шума. Родители мальчика прилетели в Москву, записали своё свидетельство на кинокамеру. И кроме того, сообщили, что в сентябре в Швеции будет проведена международная конференция по нашим технологиям, эту конференцию финансирует владелец фирмы Oriflame. Уже прислали официальное приглашение нам с Полетаевым.

 

Ученики: Аркадий Наумович, на украинскую медицинскую конференцию можно приехать не врачам?

 

Попова Лариса Александровна: Можно, для участия в конференции надо получить приглашения. Обращайтесь на кафедру, организующую эту конференцию. Можно, например, позвонить по киевскому телефону 235-42-09.

Если есть, что сказать, то медики могут выступить с докладами. Но не каждый слушатель на конференции обязан быть медиком. Слушать могут все.

 

Нина Алексеевна: Спасибо всем большое. До следующей встречи.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить