Духовное саморазвитие как ключ к ликвидации онкологии

 

Когда супружеская пара обратилась к нам, ситуацию для них выглядела безнадёжной с точки зрения медицины. АВ (инициалы, условно заменяющие имя и отчество) положили в больницу с диагнозом "онкология". Когда вскрыли брюшную полость, оказалось, что рак поджелудочной железы неоперабелен. Зашили разрез, а супругу предупредили, чтобы она готовилась к скорому летальному исходу для мужа. Врачи говорили просто: "Мы вам сочувствуем, но ничего сделать не можем".

Но супруга, сама врач по профессии, решила действовать совсем по-другому. Она приехала в Киев на семинар к Аркадию Наумовичу Петрову и попросила оказать помощь. Настройка сознания предварительно была выполнена – они с мужем прочитали трилогию "Сотворение мира" и полностью осознавали, в чём именно будет состоять помощь. Участники семинара, среди которых были профессиональные медики, в том числе несколько докторов медицинских наук, работали через супругу, она присутствовала в этом помещении. Её муж в этот день был переведён из реанимации в палату. Что важно здесь? Не было никакого прямого контакта. Невозможно говорить о гипнозе, об использовании нейро-лингвистического программирования (НЛП) или самопрограммирования.

В первый день, день оказания помощи, супруга АВ сразу после работы с её мужем поехала к нему в больницу и подробно рассказала ему, что происходило на семинаре, и как была оказана помощь.

Утром следующего дня для врачей была первая неожиданность. Когда АВ сутки назад переводили в палату, у него из брюшной полости были выведены четыре трубочки, по которым сочилась гнойная жидкость. Ко времени утреннего обхода ситуация сильно изменилась. Три разреза из четырёх уже затянулись. Четвёртая трубочка ещё оставалась, но была совершенно сухой. Врач, проводивший обход, был сильно удивлён. Дополнительно удивляло то, что операционный шов выглядел как шов трёхнедельной давности.

Но этими событиями причины для удивления медиков только начинались. Уже к вечеру этого дня больной, всего лишь сутки назад переведённый в палату из реанимации, прошёл с женой 200 шагов. А на следующий день он уже самостоятельно пришёл на перевязку.

Ровно через неделю после работы с АВ – это было на первом дне семинара Аркадия Наумовича Петрова – супруга АВ пришла на семинар ещё раз. Она рассказала о текущей ситуации с выздоровлением её мужа. Далее мы приводим краткую стенограмму этой встречи 8 декабря 2008 года. В обсуждении принимали участие:

Петров Аркадий Наумович, Президент Фонда Аркадия Петрова

Нина Алексеевна, супруга больного раком, которому была оказана помощь.

Апанасенко Геннадий Леонидович, доктор медицинских наук, профессор

Паскалова Валентина Иосифовна, специалист киевского отделения Всеукраинской общественной организации "БЛАГОДАР"

Шатанов Александр Петрович, координатор Фонда Аркадия Петрова по связям с общественностью, председатель Координационного совета ВОО "БЛАГОДАР"

Стенограмма

Петров А.Н.: Мы уже рассказывали о том, как идёт процесс у мужчины, у которого рак поджелудочной железы. Его жена Нина Алексеевна может сейчас рассказать, как идёт процесс. Думаю, что нам всем будет интересно. Пожалуйста, Нина Алексеевна.

Нина Алексеевна: Спасибо вам всем огромное-преогромное.

На сегодняшний день врачи уже начали сомневаться, было ли заболевание. Когда я начинаю спрашивать: "Как состояние у мужа?", они в какой-то растерянности. Как будто должно быть хуже, но хуже нет, а наоборот – нетипично лучше. Особенно сегодня – убрали две трубки. А по их прогнозам ещё рано убирать.

Паскалова В.И.: Кстати, Нина Алексеевна врач, и ей с другими врачами очень легко разговаривать на их языке.

Петров А.Н.: Так она ещё и сама врач к тому же! Это особенно интересно.

Нина Алексеевна: Операция у мужа шла четыре с половиной часа. Именно та операция 26 ноября, когда врач определил, что медицина не способна помочь. А сейчас очень значительное улучшение.

Он сейчас очень быстро ходит. Недавно дочка приехала, увидел врач, как они ходят, и говорит: "Не надо так быстро ходить!" А муж отвечает: "А мне хорошо, когда я быстро хожу".

Петров А.Н.: Это пятый день?

Нина Алексеевна: Нет, сегодня неделя после реанимации. И одиннадцатый день после операции. И врачи, конечно же, не ожидали, что будет такое быстрое улучшение.

Кроме того, ему семьдесят три года. Понимаете? Операцию делают второй раз. В прошлом году была операция, теперь в этом году. В прошлом году – четыре с половиной часа. Диагноз был немного другой. И в этом году операция тоже четыре с половиной часа. И они не стали трогать ничего.

Апанасенко Г.Л.: Четыре часа была только ревизия?

Нина Алексеевна: Да, только ревизия продолжительностью четыре с половиной часа. От наркоза он выходил в течение дня. 26 ноября он вышел от наркоза примерно к одиннадцати часам вечера.

Апанасенко Г.Л.: То есть они закрыли и Вам сказали: "Всё!" Так?

Нина Алексеевна: Они сделали анастомоз, отвод от желудка, чтобы он хоть как-то жил. И мне сказали, что надо готовиться к худшему.

Апанасенко Г.Л.: То есть там низкая проходимость была?

Нина Алексеевна: Да, там была нарушена проходимость желчи. Не проходимость из желудка в кишечник. Но так как они предполагали, что этот процесс будет развиваться и дальше, то они сделали анастомоз. Что такое анастомоз – это отвод, трубочку из желудка в тонкий кишечник. То есть, как бы делают мостик, чтобы пища сразу проходила, минуя двенадцатиперстную кишку. В конце двенадцатиперстной вводят трубочку. И из печени делают обход, минуя двенадцатиперстную.

Каждый раз, когда я спрашивала врача, он говорил: "А что Вы хотите?" Мне просто жалко. Понимаете, они не верят. Подошёл профессор, задавал вопросы. Муж говорит: "Я хорошо себя чувствую". Профессор говорит: "Ну, молодец!" А на меня таким взглядом посмотрел – мол, бедная женщина… А я на него таким взглядом посмотрела… (Общий смех) И думаю: "Бедный ты мой профессор…"

Паскалова В.И.: Аркадий Наумович просматривал состояние Вашего мужа. Помните, Вы видели облачко?

Нина Алексеевна: Да, это было в четверг 4 декабря.

Петров А.Н.: Расскажите об этом, пожалуйста.

Апанасенко Г.Л.: Ментальное вмешательство было уже после операции?

Нина Алексеевна: Конечно, позже.

Паскалова В.И.: Когда Нина Алексеевна со мной разговаривала, то говорила, что там есть такое место, где всё выходит. Там шов есть. И мне говорит: "Вот прямо сейчас, когда я с тобой говорю, я тоже вижу это облачко, оно там тоже есть". То есть Аркадий Наумович уже держал под контролем эту ситуацию с её мужем.

Петров А.Н.: Давайте я расскажу. Мы увидели над швом сферку, которой не должно было быть. Сферка над тем местом, где у него выходит жидкость. Жидкости сначала не было, а потом она вдруг начала выходить. И мы стали смотреть, по какой причине там эта сферка появилась.

Она возникла по причине двух врачей. Один из них делал операцию. И он категорически не может поверить в то, что происходит. У него в сознании просто стоит и непрерывно крутится: "Не может этого быть! Не может этого быть, и всё!" То есть он на уровне подсознания всё равно через тонкий план всё передаёт. На уровне подсознания. Это передаётся на человека и как-то влияет на ту программу исцеления, которую мы ставим.

А есть ещё и второй человек – там ситуация интереснее. С первым всё понятно – это обычные сомнения ортодоксального врача, который не может поверить своим глазам. Он знает, что это неоперабельно. Он знает, что они ничего не делали, только раскрыли и закрыли. Он знает, что счёт идёт на дни, причём на незначительные. То есть в ближайшие дни уже надо будет его везти из больницы куда-то в другое место, где всех землёй присыпают. И у него всё это в голове крутится. И на уровне подсознания идёт работа.

А с другим врачом, который вмешался, там ситуация интереснее. Оказывается, у них в больнице есть сенс. То есть человек, обладающий в?дением. Тут большого слова "экстрасенс" не скажешь, а маленькое слово "экстрасенсик" подходит. Что-то и как-то он может по мелочи видеть. И у него есть мнение: "Ну как же так? Раз этого человека Бог приговорил к смерти, то никто не имеет права его спасать".

У него мнение такое, что рак – это приговор к смерти. И он уже сознательно вмешательство делает. Один делает безсознательно, потому что у него непонимание, а второй делает сознательно. И это врач!

Мы всё это расформировали, убрали. Сейчас дело пойдёт на нормализацию. Но это тоже очень интересно. Одни пытаются работать сознанием в помощь человеку, чтобы спасти человека, а другой гробит человека.

В данном случае я не обобщаю, не говорю, что другие, потому что один просто на уровне подсознания влияет, а другой-то осознанно делает!

Нина Алексеевна: Благодарю Вас, Аркадий Наумович! В прошлый четверг, когда я увидела облачко, я уже знала, что все работают. Я очень признательна вам. Я вас всех люблю.

И я думаю тогда: "Я же тоже должна как-то хоть чуть-чуть принять участие в этой помощи мужу".

Паскалова В.И.: Нина Алексеевна уже до операции работала со своим мужем – до операции по другой системе, по технологиям Григория Петровича.

Петров А.Н.: Дело не в том, что по другой системе, а в том, что есть намерение. Есть посыл души. Всё остальное сработает. Если она хотя бы на уровне мысли спасает, даже просто думает о нём, чтобы у него всё было хорошо, и хотя бы представляет себе в картинках, как он выздоровел – это же огромная помощь в работе. Вот это как раз и есть помощь.

Нина Алексеевна: Благодарю Вас, Аркадий Наумович! И вот я утром думаю: "Надо как-то работать. Но какой же мне метод применить?" И вдруг я вижу мужа, а у него над животом серебристо-сиреневое облачко. Я думаю: "Я такого метода не знаю, чтобы просто облачко было". И я это облачко вижу очень чётко. Если это облачно возникло – думаю, оно возникло не случайно. Думаю, что надо его поглубже опустить, ближе к животу или внутрь. А оно сверху, не опускается вниз. Значит, нужно именно так.

А потом думаю: "Там ещё рядом больной лежит, с другой стороны ещё один молодой человек, совсем мальчик лежит. Пошлю также и им это облачко. Пусть будет надо всеми".

Петров А.Н.: Вот это правильно. Это поступок, это действие. То, что Вы сделали – это очень важно.

Шатанов А.П.: Аркадий Наумович, но ведь от других пациентов не было просьбы о помощи.

Нина Алексеевна: Просьбы не было. Они не знают, что вы делаете, никто не знает. Что касается тех больных, что сейчас лежат в палате у мужа – у меня даже мысли не было, чтобы их спросить.

Шатанов А,П.: Тем не менее, действие это положительное?

Петров А.Н.: Дети. Там было сказано, что в палате мальчик. Это уже сразу другая история. А по взрослым надо по-другому действовать. Детям надо так помогать.

В этой нашей с вами работе есть одна очень важная сторона. День мы находимся с вами, у нас теория, потом практическая работа. Потом приходим домой, там звонки, просьба в дополнительной поддержке от тех, кому была оказана помощь с этот день или в предыдущий. Так у нас проходит каждый день. Представляете себе, что это такое, да?

Поэтому мы, я об этом говорил сейчас Александру Петровичу, должны делать подготовительный курс. Люди, которые сюда идут, должны готовиться к этой работе. Они должны трехтомник прочитать, им надо встретиться со специалистами. Пусть три дня, пусть четыре дня. С ними надо работать. И потом, в определённый момент, когда я приеду, тогда мы будем выходить на этот режим ускоренной работы.

Потому что вы сами видели, у нас несколько раз были случаи, когда возникала остановка по поводу подготовленности людей к этим технологиям. Мы всё-таки оказали помощь всем, но помощь всем в этом режиме потом оборачивается дополнительной работой вечером, или ночью, или когда-то ещё, когда в течение дня есть время. Из этого просто надо делать выводы. Сюда должны приходить люди, готовые к такой совместной работе. Тогда всё будет правильно, тогда всё будет нормально. И им будет легче, и нам будет легче.

Поскольку здесь сидят уже наши специалисты, я надеюсь, что вы это учтёте, что вы выстроите эту работу правильно. Мы договорились с Александром Петровичем, что я приеду первого марта, найду для этого время. Я приеду на несколько дней, не буду проводить консультационных занятий. Мы просто займёмся теми людьми, которые придут за этой помощью. Но они обязательно должны быть подготовлены. Эти два месяца до моего приезда надо очень чётко развернуть работу, дать объявления в Интернете, в газетах, собрать группы, везде по регионам, где у нас есть региональные отделения, надо их известить, чтобы они начали эту работу, чтобы они начали готовить таких людей.

И в определённый день мы эту работу начнём. Для работы надо найти аудиторию, и пусть это будет лучше учебная аудитория. Ведь мы сейчас находимся в помещении, где очень сильный фон от больных, приходящих сюда за врачебной помощью, за лекарствами и процедурами. Здесь фонит именно болезнями, и это не лучшая обстановка для такой работы, как у нас. А в учебных аудиториях обычно нейтральная фоновая обстановка.

Шатанов А,П.: Из этих предстоящих двух с половиной месяцев меня не будет в Украине месяц. То есть эту работу подготовительную должны вести киевляне и жители других городов Украины. В частности, присутствующие здесь украинцы. Видимо, мы введём не только условие для людей, обращающихся за помощью, чтобы они обязательно прочитали трилогию "Сотворение мира", но и предложим пройти консультации по Базовому курсу. Если человек приезжает из какого-то города, то состояние готовности сознания этого человека к предстоящей работе курируют руководители регионального отделения организации "БЛАГОДАР", они оказывают людям помощь в поиске литературы, дают консультации. Надо учиться, чтобы не было вопросов: "А дальше что делать?"

Петров А.Н.: Александр Петрович, до Вашего отъезда Вы найдёте время, чтобы рассказать людям, что надо делать, пока Вас не будет здесь?

Шатанов А.П.: Я постоянно этим занимаюсь.

Нина Алексеевна: Аркадий Наумович, можно ещё одно добавление сделать?

Вчера мы с мужем беседовали в очередной раз. Вчера ещё и дочка приехала. Я накануне говорила мужу: "Ты понимаешь, ведь каждый день с тобой ведётся такая большая работа. Каждый день, начиная с первого декабря". Он это раньше без заметной реакции принимал. А вчера мы с ним общаемся, и он мне такие слова говорит: "Я сегодня целый день благодарил и объяснялся в любви Создателю, Аркадию Наумовичу и Григорию Петровичу. Помнишь, как ты говорила – люблю, благодарю, прости". Знаете, говорят, что похожи старый и малый. Муж мой стал такой просветлённый, как ребёнок. Да, действительно, как говорит Аркадий Наумович: «Свет проникает в темноту, но темнота не проникает в свет». Вот и муж становится именно впускающим Свет Учения в свою душу. Он прочитал все три брошюры фонда Петрова с удовольствием, и газеты «Живая реальность». Вообще он меняется ежедневно. Заживление раны, как говорят, идет медленно, но верно. «Заживет», - уверенно говорит он.

Паскалова В.И.: Спасибо большое, Нина Алексеевна.

Нина Алексеевна: Спасибо Вам, Аркадий Наумович!

Петров А.Н.: А мне-то как хорошо, смотрите. Это же пошла профессиональная медицина. Здесь в помещении уже сколько профессоров сидит. И ещё один врач как пациент. Это очень серьёзный сдвиг.

(Конец стенограммы)

Завершая статью, поздравляем АВ и его жену Нину Алексеевну с радостным подарком к Новому году – медики признали, что АВ выздоровел, и за несколько дней до праздника выписали бывшего пациента из больницы. Супруги встретили 2009 год дома в семейном кругу, благодаря Создателя за возвращённое главе семьи здоровье…

От Нины Алексеевны нам известно, те больные, которым она посылала сферу, помогая мужу и его соседям по палате, выписались раньше срока, а двое из них выписаны без операции.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить