ЗАЧЕМНУЖНОНЕ УМИРАТЬ?

 

21 ноября 2007 года в Фонде Аркадия Петрова состоялся научно практический семи­нар. Перед началом присутствующим был показан фильм "Исцеляющая сила разума". Проводит встречу Аркадий Наумович Петров.

Представляем вашему вниманию сокращённую стенограмму семинара.

 

Петров А.Н.: То, чем мы занимаемся -для многих из здесь присутствующих не секрет. Поэтому я думаю, что мы нашу встречу проведём в форме вопросов и от­ветов. Наверняка, для многих людей, осо­бенно если кто-то пришёл в первый раз, очень многое надо прояснить. Я постара­юсь это сделать.

Основное уже сказано в фильме. Вам понятно, что существуют альтернативные методы исцеления человека, что они осно­ваны совершенно на другом мировоззре­нии и миропонимании, они не требуют ни скальпелей, ни врачей, ни гигантских цент­ров. Всё можно решать совершенно по-другому.

Тот же принцип регенерации, чтобы бы­ло понятно, в нашей технологии основан на том, что мы инициируем, то есть, акти­визируем определённый участок хромосо­мы, который отвечает за данный орган. Это совершенно другой принцип. То есть не надо брать людей - одного разрезать, из него что-то взять, другому что-то пере­садить. Потому что в самом человеке, в его хромосомах есть участки, которые хранят и план восстановительной работы, и точно знают все последовательности операций, которые надо произвести, что­бы данный орган появился. Более того — они делают всё это просто безошибочно. И главное, из того самого материала, ко­торый есть в самом человеке.

То есть ни проблемы отторжения дан­ного органа, ни каких-то других сопутству­ющих неприятностей не может возник­нуть. Не говоря уже о том, что современ­ная трансплантология — это всего лишь сорок процентов удачных операций. Все остальные обречены, но всё-таки идут в этом сомнительном направлении, потому что как бы не в курсе, что существует дру­гое направление.

Более того, я хочу подчеркнуть важный момент для вас, что каждый человек в принципе способен делать то же самое. Мы — не какие-то уникальные люди. Просто вопрос в том, что человек встаёт на определённую мировоззренческую по­зицию, то есть у него возникает другое ми­ропонимание.

Один говорит: "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда". И, к сожалению, пока сегодня таких людей большинство. А некоторые люди говорят: "Да, это может быть". Они своим сознани­ем решают для себя выбрать это позитив­ное направление, они начинают в этом на­правлении углубляться в тему, изучать, как это происходит. И вдруг открывают, что в них самих все эти возможности есть. Что они могут не зависеть вообще ни от кого — ни от врачей, ни от заводов, которые производят какие-то непонятные лекарст­ва, ни вообще от всей этой страшной тех­нологии, и медицины, оснащённой цирку­лярными пилами, ядами и радиацией и другим подобным. Всё можно решать в себе самом.

Это не значит, что человек не может за­болеть. Хотя мы подойдём к тому, что ско­ро человек не сможет даже заболеть. Да­же если захочет. Пока же это не так. Но другое дело, что мы можем решить прак­тически все проблемы здоровья. То есть возникают у человека что-то ужасное — онкология, СПИД, что-то ещё — уже сей­час решаем. А завтра мы сможем решить ещё больше все вместе, если мы своим сознанием, уже в данном случае как в коллективном сознании, убираем стену, преграду, что этого не может быть. Всего-то навсего! Потому что широкому распро­странению, в том числе и этих технологий, препятствует что? Коллективное сознание.

Потому что в нём совершенно другое — то, что с утра до вечера вдалбливают телевидение, газеты и делают как бы оп­ределённым алгоритмом жизни каждого человека: родился, заболел, помучился и умри. И этот алгоритм поддерживается идеологией государственной, к сожале­нию. Поддерживается телевидением, средствами массовой информации. По­этому мы, уже имея многочисленные фак­ты феноменальных исцелений, вы только подумайте — десять лет здесь работаем и сидим сегодня в этой маленькой аудито­рии, где собралось пятьдесят человек. А миллионы — даже не знают о том, что здесь происходит.

Как мы изменим коллективное созна­ние? Сложный вопрос. Приходят к нам люди из власти. Приходил один руководи­тель департамента науки. У него была очень большая проблема с тазобедрен­ным суставом, он гнил у него. Причём ему о нас сказали профессора МГУ, они его привели. Профессор Пытьев, очень изве­стный учёный, заведующий кафедрой фи­зики, компьютерного моделирования Мос­ковского государственного университета, и Андрей Игоревич Полетаев из Института молекулярной биологии — они его приве­ли сюда. Он говорит: "Мне о вас рассказа­ли. Вот если вы вот это сделаете — вся на­ука к вам развернётся, я всех разверну".

Мы с Игорем Витальевичем Арепье-вым целый месяц с ним работали день за днём. Мы всё сделали. Он поправился. Он был счастлив. Пожал нам руки. Полез во внутренний карман пиджака, достал порт­моне, из него достал визитки, и сказал: "Ну, если что — звоните". Мы всё поняли. Я даже где-то потерял эту визитку. Зачем она мне, если её дают через слова: "Если что!"?

Понимаете, какой подход, какая ситуа­ция? Человек науки, доктор наук, извест­ный учёный, один из руководителей мини­стерства, которое ведает наукой, получив по себе самому положительный результат, будучи очень благодарным, закончил это таким вот странным побегом из неудобной ему реальности. Это говорит о большом неблагополучии в нашем коллективном сознании.

Разве мы зовём к плохому? Мы зовём к хорошему — не болеть, не стареть, не умирать. Мы говорим, что каждый человек может научиться нашим технологиям. Это пункт номер один. И пункт номер два — каждый человек своим согласием, просто своим согласием внутри самого себя, мо­жет внести вклад в то, что это начнёт рас­ширяться, что это станет достоянием дру­гих людей. Многие начнут выздоравливать только потому, что это станет всеобщим достоянием, в коллективном сознании бу­дет сломлено догматическое сопротивле­ние.

Потому что в организме для выздоров­ления в принципе всё есть. Там нет только хозяина. Мы не управляем собственными процессами. А там всё выстроено для это­го, всё. Вы в этом фильме видели. Не решаемые проблемы, которые вдруг оказа­лись решёнными. Как же так? Сложно ли это или не сложно?

Я считаю, что это сложно на самом де­ле только в том плане и в той степени, в которой общество оказывает этому сопро­тивление. Или оно об этом не информиро­вано, что тоже по сути дела такая же сте­на. То есть люди, которые могут информи­ровать, ну тот же руководитель департа­мента научного, который мог как-то влиять на эту ситуацию. Он повлиял — визитки оставил: "Если что — звоните". То есть я — ваш друг, если что, то обращайтесь, если будут какие-то проблемы.

Но проблемы не у нас, проблемы у той науки, которой он руководит. Мы-то свои проблемы решим. Вот он бы решил те про­блемы, которые довели его до гниения ко­стей.

Так что если есть вопросы — задавай­те, я буду рад ответить.

ПРОБЛЕМЫ РОСТА И ИССЛЕДОВАНИИ

В

Не могли бы Вы сказать по поводу вирусов. Как Вы думаете, Ваши техноло­гии могут помочь в борьбе с вирусами?

Петров А.Н.: Я на сегодня не знаю ни одной проблемы, которая не решалась бы через эти технологии. Мы же уже десять лет работаем на этом направлении. Очень много было сделано совместно с Игорем Витальевичем Арепьевым, когда мы начи­нали, погружались вглубь этих проблем. К нам приходили люди с заболеваниями, о которых мы даже никогда и не слышали. Ведь я не медик, не биолог. Я писатель в основном, ну, доктор философских наук. Всё равно это ни биология, ни генетика, ни медицина. Приходят люди, называют ка­кие-то заболевания, мы начинаем с ними разбираться. И когда углубляешься в них — то иногда быстро, иногда не очень быс­тро находится решение.

Самая серьёзная проблема, которая у нас возникла — проблема, которая каза­лась нам сначала очень лёгкой. Это про­блема зубов. Впервые она возникла почти пять лет назад, её принёс Андрей Игоре­вич Полетаев, руководитель лаборатории Института молекулярной биологии. Он ска­зал: "Я тут всё продумал, ещё немного ва­ших усилий, и будет результат". Мы сели, начали этот процесс. И сначала показа­лось, что всё пошло. А ничего и не пошло.

Потом был второй этап, когда мы как бы научились делать зубные закладки, но оказалось, неправильно их выстроили. Была подсказка определённая от одного человека, нейрохирурга из Питера. Мы стали по этой закладке работать, а у лю­дей пошли кривые зубы. То есть зубы-то начали расти, но кривыми. И только при­мерно полтора года спустя мы наконец-то вышли на решение этой проблемы, кото­рая казалась очень простой. А оказалась по факту очень сложной, гораздо сложнее других.

Мы удивлялись — ну как же так? Поч­ки запускаем — вырастают. Поджелудоч­ная железа — восстанавливается. Желч­ный пузырь вообще замечательно растёт. Желудочно-кишечный тракт — стало всё получаться. А здесь зуб! Ну что такое зуб в нашем понимании был? Оказалось — ого-го. Волосы и зубы — это такие структуры не простые!

Но сейчас эти процессы пошли у мно­гих людей. С зубами положительные ре­шения во многих городах становятся уже почти массовым фактором. Очень хорошо работают в этом направлении в Риге, Та­ганроге, Владивостоке. Во Владивостоке замечательно, там первые результаты бы­ли, потом Таганрог поддержал. В Таганро­ге — они молодцы чем? Они создали груп­пу человек двадцать. Надо одному чело­веку сделать — они собираются, и все на­чинают работать в помощь этому челове­ку. А на следующий день другому, потом третьему.

Но там есть такой интересный момент. Там у многих зубы появились, но они вы­шли над десной и остановились. Рост оста­новился. То есть как бы грань внутреннего и внешнего. Хотя во Владивостоке — там нормально. Но там женщина, которая это делала -врач по образованию. Видимо, это её медицинское базовое образование ей помогло, она решила эти проблемы. А в Таганроге — они дошли только до этой границы. У всех повылезали зубы, кто уча­ствовал, у всех. Торчат наверх, а дальше никак. Тоже проблема. Но это же и гово­рит о том: здесь не какое-то волшебство или чудо, здесь просто область нашего не­знания.

 

К сожалению, человечество по прото­ренной дорожке идёт — проторили, и всё. А работать сами с собой — никак. У нас всего один процент активных нейронов, и космические корабли летают в космос. А что будет, если будет не один, а десять, двадцать, тридцать — кто-нибудь задумал­ся? Нет, мы вместо этого создаём ком­пьютеры. Костыли для мозгов. Обстави­лись компьютерами и думаем, что от это­го будет развиваться наш собственный мозг. Наш собственный мозг от этого раз­виваться не будет. Ту возможность, кото­рую дал всем нам Создатель Мира — ко­робочку, полную мозгов, нейронов — мы используем всего на один процентик. Один процент активизировали. И думаем, что всё, мы потрудились, хватит, пусть те­перь компьютеры за нас поработают.

Мы с академиком Велиховым в эфире были вместе в передаче "Добрый день" целый час, и он целый час рассказывал, что вот скоро счастье человечества насту­пит, потому что какие-то суперкомпьютеры изобретают. А я говорю, что этот компью­тер (показывает на свою голову) надо при­вести в порядок. Потому что это самое главное. Оказывается, что если здесь хотя бы немножко что-то сделаешь, то можно регенерировать органы и себе и другому человеку. Можно любое заболевание пре­одолеть. Компьютер это решать будет? Я сомневаюсь.

КАК ПОМОЧЬ ЯСНОВИДЯЩИМ

Я из Краснодарского края. купила диск с вашим фильмом, посмотрела его, повезу к себе домой. Там ознаком­лю кого смогу. У меня будут спраши­вать — что дальше? Что я им могу ска­зать?

Петров А.Н.: А дальше надо учиться. Очень много материала. Можно организо­вать, как это делают во многих городах, представительство нашего Фонда. Не обя­зательно юридическое лицо, это может быть какое-то число людей, которые объе­динены стремлением к духовному разви­тию. Тогда туда выезжает наш инструктор и проводит тренинг. Тренинг всего четыре дня занимает, три-четыре часа каждый день.

У большинства людей, которые прохо­дят тренинг, я не хочу сказать, что у всех, хотя были группы, где из десяти — восемь-девять человек — у них открывалось ясно­видение. Но у большинства участвующих в тренинге — у них открывается ясновиде­ние, и они начинают видеть также процес­сы организма. Это внутреннее видение. В науке его называют рациональным виде­нием, есть ещё такое понятие как духов­ное видение — как ни назови, всё об од­ном и том же.

Мы с ними идём дальше. Потому что есть много людей, у которых видение есть даже от природы. И они нам пишут пись­ма, говорят: "Я вижу, а что мне с этим де­лать? Я вижу, что происходит внутри чело­века, как работают его клетки, но я не знаю, что с этим делать". Для таких людей не обязательно уже тренинг проходить, они могут сразу приезжать ко мне, и мы их учим, что с этим делать. Мы им объясня­ем, как работает ДНК, как там можно рас­крывать образы и тексты.

Очень интересная, замечательная ра­бота. Если вы одну часть ДНК откроете, активизируете, то там будут образы. Как кино пойдёт. Другую сторону — там текс­ты. В текстах вы увидите, что, например, есть какие-то искажения. Ведь как заболе­вания происходят? Текст, который записан в ДНК — он может быть на любом языке. И вы увидите — там, где есть сбои, там просто надо исправить этот текст.

Это всё равно как преподаватель под­ходит к доске, берёт тряпочку, стирает не­правильное слово и пишет правильное. Там написано "болезнь", а вам надо напи­сать "здоровье". Написали "здоровье", и у человека пошли позитивные процессы. Поэтому видеть эти процессы, конечно, желательно. Возможность такая есть практически у каждого человека. Просто поработать кому-то больше придётся, но у большинства открывается сразу. Просто у каждого своя ситуация.

КАК ВОСПРИНИМАЮТ НОВЫЕ ЗНАНИЯ

У моей мамы онкология. Сейчас она в центре Блохина лежит. Она прочла первую книгу. С трудом всё восприни­мает. А для меня — это всё моё, одно­значно. Это то, к чему я шла, очень дол­го искала. Но как дальше нам быть, ес­ли у неё приемлемости к этому нет? Она и верит и не верит.

Петров А.Н.: Тут ваша совместная ра­бота. В самой книге есть специальные тек­сты именно по онкологии. И многие люди пишут сюда и приезжают и благодарят, что излечились. Не будучи у нас ни на заняти­ях, ни на лечении. Они только прочитали книгу с открытым сердцем, с открытой ду­шой, Текст туда вошёл, и всё — и они при­езжают уже здоровыми. Много было таких случаев.

Понимаете, дело в том, что, как это на­писано в Библии — в начале было Слово. Это же не просто так написали. Мы же ви­дим, что и в ДНК слово-то действительно — в начале. И если там исказили первич­ное слово — значит болезнь у человека, неблагополучие. Исправили — значит, здо­ровье.

Много случаев мог бы рассказать. Вот в этот зал захожу однажды, стоит здесь женщина, набивает рюкзак трёхтомника­ми. Такая невысокая, пожилая сухенькая женщина. Оборачивается, увидела меня, ойкнула и обняла. И крепко так держит, за­мерла.

Минут пять проходит. Я уже не знаю, что делать. А она держит, и всё. Спраши­ваю, что случилось, почему она так себя ведёт, откуда она. Говорит, что приехала из

Харькова. Знаете, я Вас сейчас обнимаю, а у меня вот эта рука сухая была. И я, ког­да прочитала Вашу книгу, почему-то поду­мала: "А если я, когда лягу спать, руку по­ложу на книжку?" Через неделю у неё ру­ка вернулась в норму. Почему? Потому что, значит, в книге есть Слово истины, ис­тина сама по себе работает.

И таких примеров можно привести очень много. Всё на самом деле в нашем мире зависит от того, воспринимаем ли мы Слово истины. Если мы воспринимаем его в душу, с нами происходит всё благо­получно. Если же мы создаём какую-то свою науку, непонятно на чём основан­ную, никто не может вообще ничего объ­яснить ни по одному исходному как бы краеугольному камню этой науки. Выхо­дит, там та же самая слепая вера! Потому что никто не может объяснить, что такое электричество, протон, электрон, элемен­тарная частица. Никто ничего на самом

деле объяснить не может. Но договори­лись, что это так есть, а вот это по-друго­му. И практика применения. А у нас разве не практика?

До смешного доходит. Томпсон, кото­рый открыл электрон, он получил под­тверждение в лабораторных условиях. Стали повторять в других лабораториях — не получают подтверждения. Нет электро­на! Повторяют эксперимент, который он провёл — подтверждения нет. Начинаются дискуссии, обвинения. Выстраивается за­щита, развивается обмен мнениями. В ре­зультате — ещё одна лаборатория под­тверждает, потом другая, третья — и пош­ло в массовом порядке. Почему это про­изошло? Сознание людей допустило. Пока не допускало, электрон и не проявлялся. Стало допускать — стало получаться.

Если мы вам говорим, что можно не болеть, не стареть, не умирать, то в какой-то группе людей, кто это допускает, будет происходить — не болеть, не стареть, не умирать. А в массовом порядке — нет. До­пустите — в массовом порядке будет. Вот она — работа коллективного сознания. Слушатель: Я теперь спать буду только в обнимку с Вашими книгами всю ночь. (Смех в зале)

В

При регенерации щитовидной железы у меня выросла только одна половинка. Если ли какой-то опыт в этом?

Петров А.Н.: Ну, по щитовидной железе у нас замечательный опыт, много резуль­татов. Например, то, что не было опубли­ковано в книгах, потому что это по време­ни было немного позднее. У нас создались очень нежные и дружеские отношения с руководством Московского института аку­шерства и гинекологии. Вы знаете, на Пи­роговке огромный институт. Там все паци­енты — женщины. И мы с Игорем Виталь­евичем Арепьевым начинали там помо­гать. Мы туда выезжали.

Надо сказать, что эта дружба началась благодаря Андрею Игоревичу Полетаеву. И вот мы там начали работать, особенно Игорь Витальевич, и в том числе очень много работали со щитовидной железой. Поскольку это происходило в стенах ин­ститута, то регистрировали не только УЗИ, но и брали гормональный статус в лабора­тории. То есть проверяли, что не только ку­сочек мяса восстанавливался непонятно зачем, а что он безупречно выполняет свои функции. Понимаете — результаты были получены на уровне лаборатории од­ного из центральных научных институтов. Много результатов, очень много. В итоге — директора института сняли с работы. Все, у нас нет контактов больше с милыми женщинами, которые там лечатся.

Слушатель: А в Сеченовке, на Пого­динской, дом четыре, все эти вопросы во­обще не воспринимают.

Петров А.Н.: Вот я и говорю — сняли директора. А что значит — воспринимают или не воспринимают? Это же факт. Это исследования, это анализы, люди конкрет­ные.

Слушатель: Они боятся, что без работы останутся. Если у них человек в компьюте­ре, что у него три раза оперировано, и у него щитовидки нет, то всё равно из ком­пьютера его не выкинут, регенерацию не подтвердят.

Петров А.Н.: То, что там очень всё сложно — мне понятно. Мы, например, де­лали для учёных специальный показ одно­го из фильмов о нашей работе. И там было просто поразительно. Они и визиточки нам оставляли. Вот мой домашний телефон, вот мой сотовый, вот телефон моей до­машней собачки, вот моей кошечки теле­фон, всех, кого угодно. Но только никому не рассказывайте, что мы вместе. Мы вам исподтишка помогать будем! Понимаете? Исподтишка будем помогать. Действи­тельно помогают — исподтишка. Не отри­цаю, действительно помогают.

В

Как влияют геномодифицированные продукты на человека? Можно ли без этикетки определить наличие оно­го? Как нейтрализовать?

Петров А.Н.: Конечно, влияют, и конеч­но, не в лучшую сторону. Любое наше вмешательство в Божественные алгорит­мы, по которым построен Мир, оно ничем хорошим, как правило, не заканчивается. Можно ли нейтрализовать? Да, можно. И вообще, надо бы вернуться к тому, что Гос­подь создал. Тому, что Он делает, можно доверять на все сто процентов. Тому, что делают какие-то генетики — сомневаюсь. Есть такое понятие в мифологии — "химе­ра". Оно не случайно возникло. И вообще то, что в истории, если даже на уровне ми­фа, не значит, что этого не было. Химера сама по себе — тело козы, хвост змеи, го­лова льва. Химерические клетки есть в ор­ганизме человека. Те же самые химеры. И весьма опасны. С них начинаются очень большие проблемы у человека. Вот когда мы делаем генные продукты — мы созда­ём химеры.

ТАК КТО ЖЕ МЫ НА САМОМ ДЕЛЕ?

В Как относиться к Мичурину?

Петров А.Н.: Нормально.

В

Он химеру делал?Петров А.Н.: Вы знаете, в то время на высоком пьедестале был Мендель. Генети­ков преследовали. А в свете современных воззрений оказывается, что генетика тоже не безопасна. Даже очень. Историческая ретроспектива показывает: надо быть от­ветственным в использовании знаний, особенно генетических.

Мы знаем, что был Адам. И он создан из почвы — Адамы. Мы думаем, что же это за почва? Так вот я хочу показать паль­цем, что такое Адама. (Показывает на свою голову). Это наша бестолковка. Всё, что идет от нашей Адамы — всегда про­блематично. Ну, нам дают возможность — попробуйте. Мы же здесь учимся в прин­ципе. А оказывается, что лучше, чем было сделано Создателем, ничего не сделаешь. Ничего не сделаешь лучше. Не лучше ли нам сейчас отнормировать этот Мир? За­одно и научимся высшим технологиям.

В сказках об этом говорят. Вот кто-то хочет куда-то в другое пространство уйти, где лучше, в рай какой-то. Да рай-то там, где мы сделаем всё правильно. Вот здесь на Земле сделаем всё правильно — будет рай. В сказках почему писали — идут с горсткой земли родной в платочке? Чтобы, значит, её обожить, отнормировать. Вот задача, которая стоит перед нами. Не где-то там рай, не где-то там ад. Он в нас са­мих. И вокруг нас там, где мы делаем ис­ходя из нашего внутреннего представле­ния о Мире.

Если мы из себя эманируем что-то не­хорошее и злое — вот он и ад. И искать его далеко не надо. А если наоборот, стараем­ся что-то обожить и сделать полезным, прекрасным — то вот он и рай. И тоже не­далеко — всё здесь, на Земле. Как и веч­ная жизнь. Это всё может быть здесь.

Но надо себя обожить, сделать адек­ватным Миру. Не разрушать Мир, не наст­раиваться на вражду друг с другом по лю­бым мотивам — религиозным ли, нацио­нальным, каким угодно. Вот когда мы нач­нём друг друга понимать, выстроим меж­ду собой связи — связи дружбы, соратни-чества, взаимопонимания, вот он и выст­роится новый Мир. Понимаете?

В каждом человеке, я вам сейчас это ответственно заявляю, есть Бог. И эта час­тица может в нас расти, если мы своим со­знанием начинаем понимать, что мы Боги. Потенциальные, это надо понять правиль­но, потому что ещё надо стать реальным. Потенциальная возможность в нас зало­жена. Она может стать реальной, если мы начинаем в соответствии с Божественным началом вести себя, ведь Боги не врут, не подличают, не гадят друг другу, не плетут интриг за спиной, не ищут, кому яму вы­рыть и кого туда зарыть, кого в спину уда­рить. Это как бы первичное условие того, что Бог в человеке начинает расти, запол­нять его постепенно. И в человеке прояв­ляется демиургия. Вот мы без скальпеля, без какого-либо видимого воздействия, без какого-либо прибора запускаем чело­веку регенерацию органов? Значит, это возможно, усилием сознания, менталь­ным усилием такое сделать? Значит, на­ступает такой момент, когда человек мо­жет подобное сделать. Мы же это показы­ваем. И мы же не прячем это под спуд, не говорим: "Не подходи, моё!" Мы наоборот говорим — возьмите! Возьмите, сделайте себе хорошо. Не болейте, будьте здоровы­ми. Духовно развивайтесь, растите до бо­жественного состояния.

Это можно начать в семье, начать, где угодно. Муж должен увидеть у жене боги­ню, жена должна увидеть в муже бога. Только тогда это начнёт всё происходить. Тогда всё будет выстраиваться, и эта при­вычка станет передаваться дальше — на соседа, на товарища по работе, даже на какого-то случайного встречного. Всё нач­нёт выстраиваться позитивно.

Предлагается совершенно другой алгоритм. Каждый человек — сын Бога или дочь Бога. Каждый человек бессмертен. Он может не болеть, он всё решает сам, потому что свобода дана от Создателя из­начально любому человеку, каждый чело­век сам решает по себе: хочет — болеет, хочет — не болеет, хочет — радуется, хо­чет — огорчается. Никто у него свободы воли не забирает. И если нас такое поче­му-то не устраивает, тогда надо как-то объяснить — почему.

Меня это устраивает, я на этом направ­лении работаю. Я делаю всё, что могу на сегодня. Вас призываю к этой помощи, к этой работе. Потому что каждое сознание, которое хотя бы согласно с таким развити­ем событий — это уже помощь. Это уже вклад в созидание позитивного будущего. Чем больше сознаний будут с этим соглас­ны, тем быстрее всё будет происходить.

Уже доходит до того, что регенерация органов начинается даже без включения какого-то специального технологического процесса. У нас были здесь известные це­лители Шаховы, супружеская пара. О них и в газетах иногда пишут, даже по телеви­дению показывают. Они пришли просто выразить свою благодарность за книгу. У них не было никаких других целей. Они прочитали трёхтомник "Сотворение мира" и испытали восторг. Особенно женщина. Она настолько была восторженна, она вся в счастье была.

Я поблагодарил их, конечно, за добрые слова. Они выходят, и вдруг с ней плохо. Она же ещё и видящая. У них центр свой собственный. Она вдруг присела, и гово­рит: "Ой, мне плохо. Петров со мной что-то сделал. Не знаю, что, но он со мной что-то сделал". Муж побежал за водой, здесь ря­дом есть магазинчик, принёс ей воды ми­неральной. Она попила, встала и пошла. Через неделю у неё восстановились ре­продуктивные органы, которые были уда­лены хирургически. Подтверждаю, вот ру­ку на сердце кладу — я ничего не делал. Мы просто разговаривали. Слушатель: Но она же вас обнимала, пы­талась...

Петров А.Н.: Нет, она меня не обнима­ла, мы сидели на расстоянии. Я просто хо­чу сказать о том, что у человека была от­крыта душа. А во мне, например, есть зна­ния, как это происходит. У неё была про­блема, и знания каким-то совершенно ес­тественным своим ходом, не загружая ме­ня технологическим процессом, пришли к ней. И потом у нас была конференция по интегративной медицине на ВДНХ, там Полетаев выступал и я выступал, мы гово­рили о регенерации, и вдруг этот мужчина из зала, Шахов: "Вот я могу рассказать об этом". Выходит на сцену и рассказывает. Я от него, по сути дела, со сцены впервые подробности об этом услышал, о том, что было с его женой, что у неё восстановились репродуктивные органы, и что всё в этом направлении так благополучно за­кончилось. Её первый испуг оказался не очень правильным. То есть она почувство­вала, что что-то сделали, но не почувство­вала, что это хорошо. Но через неделю — представляете, какой ей подарок?

Я хочу сказать, что в таких наших со­браниях, как сегодня происходит, уже ста­ли происходить подобные вещи. Я сижу и просто рассказываю. Потом то один, то другой человек приходит к нам и говорит: "У меня что-то восстановилось. Или онко­логия ушла, или что-то ещё, или предста­тельная железа регенерировалась — по-разному. То есть приходят и рассказыва­ют. Не повсеместно, не со всеми. Видимо, зависит от того, с чем люди приходят, на­сколько у них душа раскрыта.

Арепьев сейчас с Вами работает?

Петров А.Н.: Понимаете, у каждого из нас была своя задача. И Создатель строго сказал: "У вас у каждого свой завод косми­ческого масштаба. Занимайтесь своей ра­ботой". Игорь Витальевич занимается. Я считаю, что он замечательно всё делает. Вы видите эти книги "Завет Грядущего — Библия Будущего", уже на сегодня пять книг практически готово. Это же гигантская работа.

Эти пять книг уже отпечатаны?

Петров А.Н.: Пока не все. Они могут появиться только по степени готовности, как будет выстраиваться вторая нить. Их же на что-то надо опереть. Вот на две кни­ги в коллективном сознании уже произо­шёл процесс. Они напечатаны. То есть га­зеты, которые разошлись, наука, которая уже стала поворачиваться к нам лицом. Это всё важные факторы. Цедят слова одобрения ещё как бы неохотно, сквозь зубы, но, тем не менее, не опровергают, что тоже по-своему замечательно.

наверное, и процесс скорее произой­дёт? А суд ещё идёт у Григория Петро­вича Грабового?

Петров А.Н.: Он всё идёт и идёт, там пока всё в неопределённой стадии. Поло­жительные моменты в том, что самый главный свидетель обвинения, которого они всё на завершение берегли, это Ка­лашников, он многое стал говорить в за­щиту Григория Петровича. Наговорил на­столько, что судья даже не вытерпела: "По нему самому надо расследование прово­дить". В зал ткнула пальчиком. О чём это говорит? На самом деле этот пальчик на­до бы развернуть в другую сторону после её слов, и сказать: "Какая же ты судья? Где же твоя беспристрастность? Это по те­бе надо проводить расследование".

Слушатель: Так надо было пальчик и по­вернуть.

Петров А.Н.: Это повернётся скоро, это всё не за горами. Всё скоро повернётся.

В

Какая роль церкви нашей в этом деле?

Петров А.Н.: Трудно мне сказать про всю церковь. Но к нам приходили церков­нослужители учиться. И более того, я хочу сказать, что один из них, который занима­ет довольно серьёзный иерархический пост, он возглавляет общество Иоанна Кронштадтского, он нам деньги перечис­лил на издание этого трёхтомника. Он нам помог его издать. Так что там всё по раз­ному — разные люди. Церковь же из лю­дей состоит. Ещё один, если вы смотрели спецвыпуск Независимого журналистско­го расследования, там иегумен Арсений выступил в защиту Григория Петровича. Видите? Там всё по-разному. Одни при­шли обличать Григория Петровича на теле­шоу Малахова, а другие в защиту его вы­ступают. Так что нельзя в кучу скомкать и сказать — это Церковь.

Слушатель: Таких, кто Бога любит и лю­дей — там единицы. По пальцам можно сосчитать.

Петров А.Н.: Ничего, надо и там рабо­тать. Надо работать, надо объяснять, что делаем. А с другой стороны — как им вот это игнорировать? Люди-то не простые го­ворят, а те, кто может регенерировать ор­ганы, излечивает людей от рака и СПИДа. Просто так ведь не опрокинешь. Это же знания будущего. На догмах в будущее — не въедешь.

Слушатель: Скажите, если воскрешён­ный человек появился в лифте или в подъ­езде многоэтажного дома, а там его зна­ют. Что будет?

Слушатель: Очень коротко отвечу. К хо­рошему привыкаешь быстро. Важно пони­мать, что воскрешённые придут с гигант­скими знаниями, которые принесут нам. Они же идут как гармонизаторы, в по­мощь человечеству.

Слушатель: Так это мы понимаем. А жи­тели дома не понимают. Придётся бригаду медицинской скорой помощи вызывать.

Петров А.Н.: Они так не появятся и та­кую ситуацию не создадут. Это всё пре­дусматривается и просматривается зара­нее.

Спасибо вам за ваше внимание. Да­вайте сделаем так, чтобы действительно собраться в следующий раз где-то в боль­шой аудитории, чтобы у нас было время, чтобы нас не торопили освободить поме­щение. Можно посмотреть в холле литера­туру, можно бесплатно взять газеты.

 

В

Как только выйдут эти книги, тогда, наверное, и процесс скорее произой­дёт? А суд ещё идёт у Григория Петро­вича Грабового?

Петров А.Н.: Он всё идёт и идёт, там пока всё в неопределённой стадии. Поло­жительные моменты в том, что самый главный свидетель обвинения, которого они всё на завершение берегли, это Ка­лашников, он многое стал говорить в за­щиту Григория Петровича. Наговорил на­столько, что судья даже не вытерпела: "По нему самому надо расследование прово­дить". В зал ткнула пальчиком. О чём это говорит? На самом деле этот пальчик на­до бы развернуть в другую сторону после её слов, и сказать: "Какая же ты судья? Где же твоя беспристрастность? Это по те­бе надо проводить расследование".

Слушатель: Так надо было пальчик и по­вернуть.

Петров А.Н.: Это повернётся скоро, это всё не за горами. Всё скоро повернётся.

В

Какая роль церкви нашей в этом деле?

Петров А.Н.: Трудно мне сказать про всю церковь. Но к нам приходили церков­нослужители учиться. И более того, я хочу сказать, что один из них, который занима­ет довольно серьёзный иерархический пост, он возглавляет общество Иоанна Кронштадтского, он нам деньги перечис­лил на издание этого трёхтомника. Он нам помог его издать. Так что там всё по раз­ному — разные люди. Церковь же из лю­дей состоит. Ещё один, если вы смотрели спецвыпуск Независимого журналистско­го расследования, там иегумен Арсений выступил в защиту Григория Петровича. Видите? Там всё по-разному. Одни при­шли обличать Григория Петровича на теле­шоу Малахова, а другие в защиту его вы­ступают. Так что нельзя в кучу скомкать и сказать — это Церковь.

Слушатель: Таких, кто Бога любит и лю­дей — там единицы. По пальцам можно сосчитать.

Петров А.Н.: Ничего, надо и там рабо­тать. Надо работать, надо объяснять, что делаем. А с другой стороны — как им вот это игнорировать? Люди-то не простые го­ворят, а те, кто может регенерировать ор­ганы, излечивает людей от рака и СПИДа. Просто так ведь не опрокинешь. Это же знания будущего. На догмах в будущее — не въедешь.

Слушатель: Скажите, если воскрешён­ный человек появился в лифте или в подъ­езде многоэтажного дома, а там его зна­ют. Что будет?

Слушатель: Очень коротко отвечу. К хо­рошему привыкаешь быстро. Важно пони­мать, что воскрешённые придут с гигант­скими знаниями, которые принесут нам. Они же идут как гармонизаторы, в по­мощь человечеству.

Слушатель: Так это мы понимаем. А жи­тели дома не понимают. Придётся бригаду медицинской скорой помощи вызывать.

Петров А.Н.: Они так не появятся и та­кую ситуацию не создадут. Это всё пре­дусматривается и просматривается зара­нее.

Спасибо вам за ваше внимание. Да­вайте сделаем так, чтобы действительно собраться в следующий раз где-то в боль­шой аудитории, чтобы у нас было время, чтобы нас не торопили освободить поме­щение. Можно посмотреть в холле литера­туру, можно бесплатно взять газеты.

 


 

Комментарии   

0 # александр земляной 13.08.2016 09:37
узнал об Аркадии Петрове и его чудодейственном методе регенерации органов лишь недавно.если у него уже много учеников и,способных творить и учить людей оздоравливаться самостоятельно- хотелось бы чтоб эти люди стали миссионерами и несли свои знания и умение нам,желающим эти знания и методы получить.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить