ТАМ, ГДЕ ВСТАЕТ СОЛНЦЕ

До восхода солнца оставалось совсем немного. Океан был тих и задумчив. Еле слышно шуршали волны, набе гавшие на песчаный берег пляжа, потрескивал костер. Со

226

227

Алекс Рон Гонсалес

стороны дома послышались голоса. Это Джейн и Джим ми, закончившие вслед за мной ночную медитативную работу. Наверное, они тоже решили выйти и встретить рассвет.
Пару недель назад мы реализовали мою давнюю идею и купили небольшой дом на побережье Флориды. И вот уже несколько дней мы жили здесь втроем, поджидая, ког да к нам присоединятся Кен, профессор Ч. и еще семь но вых участников организации.
Времени мы зря не теряли: навели порядок в доме и вокруг него. Разумеется, я говорю не только о порядке на физическом плане, вроде генеральной уборки всех ком нат и ремонта покосившейся изгороди. Главным нашим занятием была реорганизация информационно энергети ческой структуры пространственно временного контину ума. А это включало в себя защитные мероприятия по со зданию кокона диаметром в несколько сотен метров и с продолжительностью существования в несколько десят ков лет. При необходимости кокон вместе со всем содер жимым, включая его обитателей, мог полностью выпасть из этой реальности. Кроме того, на самый крайний слу чай нужно было подготовить тоннели для мгновенной эвакуации в другие пространства.
Конечно, мы перестраховывались. Никто из нас в бли жайшие годы не собирался покидать этот мир — ни в те лесном виде, ни тем более в бестелесном энергетическом

Бессмертие: как его достичь и как избежать

состоянии. Ни о какой смерти и вовсе не могло идти речи. Надеюсь, вы уже понимаете, что я подразумеваю под
«смертью» — внезапное изменение квантового статуса индивида, да еще и против его воли, да еще с обязатель ным стиранием памяти и перепрограммированием. Этот анахронизм все участники внутреннего круга организации уже преодолели.
Джейн приблизилась сзади почти неслышно. Я ощу
тил тепло ее тела, когда она прижалась ко мне.
— Мне вспомнились твои смешные юношеские стихи, Алекс. Помнишь?

На берегу бескрайнего моря Дети строят песочный замок. Высохнет море, состарятся дети, Несокрушим лишь песочный замок.

Джейн вздохнула.
— Как забавно: то, что мы тут делаем, кому то тоже может напомнить замок из песка.
Я слушал музыку ее голоса и ощущал, как в нежном танце сливаются наши энергии. Нет... Увы, сейчас не время.
— Гони прочь свою меланхолию, милая. Дети никогда не состарятся и понастроят еще множество замков, кре постей и дворцов!
— Странно... У меня такое чувство, будто нам предсто
ит скорое расставание.

228

229

Алекс Рон Гонсалес

Шум осыпающихся камней прервал нас. К костру враз валку подошел Джимми. К слову сказать, костер играл в это прохладное раннее утро исключительно декоративно эстетическую роль. В каждом из нас троих в тот момент циркулировала энергия — как в средних размеров атом ной электростанции, работающей на полную мощность.
— Алекс, у меня к тебе серьезный разговор!
Джимми — лохматая шевелюра, резкие движения, эмо ции через край. Ну ну, я уже давно чувствовал, что назре вает очередной бунт.
— Тебе надоела нудная энергетическая работа, чувак? Сядь, курни, расслабься!
Но Джимми не так то легко сбить. Он пинает горящее полено, отскакивает от взметнувшегося ему навстречу снопа искр, машет руками — потом садится и говорит:
— Прикалываешься? Иногда мне кажется, что ты пе
рестал видеть ситуацию в целом, Алекс!
Джейн тем временем молча смотрит на меня и как буд то слегка улыбается. А может быть, это отблески огня иг рают на ее лице. Джейн, Джоконда...
— Ладно. Скажи, чего я, по твоему, не вижу?
— Ты занял оборонительную позицию! А надо нападать!
— И как ты себе это представляешь?
— Как? Все просто: мы ломаем тюремную машину и перемещаем планету — целиком, со всеми людьми — на уровень выше!
— Предположим, у нас это получилось. Хотя для того, чтобы только сломать тюремную машину, нам придется в

Бессмертие: как его достичь и как избежать

физических телах действовать одновременно на всех две надцати станциях икосаэдра. Пусть даже серые не успеют связаться с руководством сектора галактики. Но что ты будешь делать с существующей на более высоком уровне Террой и ее обитателями? Она ведь в том же простран стве.
— И это ты меня спрашиваешь? Ты же сам говорил, что в таком случае произойдет обмен планет. Она окажет ся здесь, в самом центре сломанной тюремной машины. А ее обитатели, эти ангелочки, познакомятся с местными
«ангелами»! И поделом им.
— Кому «им»?
— Да и тем и другим! Представляешь, какая катавасия начнется? Весь сектор галактики на уши встанет!
Джимми оглушительно захохотал, хлопая себя ладо
нями по ляжкам.
— Хорошо. Допустим, что это получилось. Но ты хоть отдаленно представляешь, что мы станем делать с плане тарными гиперкомпьютерами, если они вдруг заработа ют? Не говоря уже об остальных артефактах, которыми буквально нашпигована тюремная планета?
— Подожди, подожди, Алекс. Какими такими гипер
пупер артефактами? О них ты ничего нам не рассказывал!
— Не рассказывал, потому что и сам не так уж много знаю.
Тут уже и Джейн оторвала взгляд от завораживающей игры пламени и, внимательно глядя мне в глаза, полуут вердительно полувопросительно произнесла:

230

231

Алекс Рон Гонсалес

— Значит, как я и думала, мы здесь не только медита ционный центр и убежище создаем? Есть и другие при чины нашего поселения во Флориде?
— Есть. В детстве, любуясь океанскими закатами, я часто мечтал пожить там, где есть океанские восходы. Что может быть прекраснее солнца, поднимающегося из океа на?
Все невольно повернули лица к пылающему золотом востоку. И в этот момент первый солнечный луч осветил наши лица.
— Только не говори мне, дорогой, что это связано с Бер
мудским треугольником.
В который раз Джейн поразила меня своей проница тельностью. Я утвердительно кивнул, продолжая наслаж даться великолепием рождения нового дня.
— Ой ёй ёй, нет, только этого нам не хватало! Ты еще скажи, что купил по случаю подержанную советскую под лодку. Я под воду не полезу! — заголосил Джимми.
— Успокойся, пока что это в наши планы не входит. Тем более, что гиперкомпьютер под «треугольником» не самый главный. Зато он связан с главным и периодичес ки находится в полурабочем состоянии.
В глазах моих соратников застыл немой вопрос.
— Хорошо, объясню подробнее. Наша планета, как вы уже догадываетесь, — не только тюрьма. Это еще и храни лище. И портал. Вообще это довольно странное место. И одна из самых загадочных и, несомненно, ценных вещей — главный гиперкомпьютер. Не спрашивайте меня, кто его

Бессмертие: как его достичь и как избежать

создал и что на нем «считают» — сейчас, видимо, ничего. Уже много миллионов лет он бездействует. Возможно, изначально планета предназначалась именно для его хра нения.
Смотревший на меня во все глаза Джимми только тихо спросил:
— И где же находится эта штуковина?
— Кавказ.
— В горах Кавказа, где навеки прикован Прометей? Где
Ноев ковчег встал на вечную стоянку? Где Золотое Руно...
— Да, Джейн. Можешь не демонстрировать дальше свои глубокие познания в мифологии. Мы все помним, что ты доктор.
Я не хотел, чтобы Джейн продолжала — на впечатли тельную натуру Джимми сказанное и так уже произвело слишком сильное впечатление.
— И мы туда поедем? Но там же война!
— Нет, Джимми. Пока нет. Но в Россию ехать придется.
— И куда же?
— В Петербург — на родину моего отца. Потом в Си бирь. Вы знаете, что там находится портал, через который сюда швыряют очередные партии заключенных? Но есть там и другие, не менее интересные вещи... И только по том — на Черное море, где в нескольких километрах от берега на большой глубине находится замаскированный вход в кавказское хранилище.
— Алекс, боюсь, что Джимми в Сибири придется тя
желовато: он не привык к холоду. К тому же паренек на

 столько темнокожий будет привлекать там слишком много
внимания.
— Да, Джейн. И русский язык ему никогда не выучить. Ты как всегда права.
Джимми насупился и с напускной мрачностью провор
чал:
— Что ж, не очень то и хотелось. Кроме того, здесь, во
Флориде, кто то должен остаться за старшего.
— И ты тоже прав, Джимми. Вот поэтому на разведку я поеду сначала один, а Джейн останется здесь за началь ство.
Джимми чуть не задохнулся от возмущения — но, на брав побольше воздуха в легкие, выдал длинную тираду на отборном гарлемском сленге. Впрочем, ни меня, ни Джейн она нисколько не взволновала.
Огненный шар балансировал на кромке воды и неба. День обещал быть жарким.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить