ПЕРВЫЕ ДРУЗЬЯ В НОВОМ МИРЕ

В свою квартиру я больше не возвращался. Я ездил по стране и жил в гостиницах — благо небольшое наследство, оставшееся от родителей, и средства, заработанные в свое время на продаже психоделиков, позволяли мне вести подобный образ жизни. Я знакомился с людьми, которые,

Бессмертие: как его достичь и как избежать

как мне казалось, чем то отличались от остальных, обду мывал стратегию и постепенно вырабатывал тактику сво их будущих действий.
Однажды, сидя в кафе со стаканом минеральной воды (в этот период я почти ничего не ел, а пить мог только воду), я привычно разглядывал немногочисленных посе тителей. Компания юнцов, шумно обсуждающая концерт какой то группы. Скучающая девица в мини юбке и со слегка одутловатым лицом, в выражении которого явно отпечатались следы ее древней профессии. Мое внимание привлек господин лет пятидесяти — в очках, слегка лысо ватый, с небольшими усами, одетый в светлый костюм. Было что то располагающее в его внешности и выраже нии лица. Он явно был погружен в какие то глубокие раз мышления и уже минут пять не притрагивался к стояв шей перед ним едва отпитой чашке кофе. Пальцы его пра вой руки слегка шевелились в воздухе, словно он играл на невидимом пианино, а глаза были устремлены куда то вглубь его внутреннего мира.
Глядя на него, я ощутил нечто вроде духовной связи и предопределенности этой встречи. Но нужен был повод для того, чтобы познакомиться и подтвердить либо опро вергнуть свое предчувствие.
Господин, похоже, впал в некое подобие транса. Дви жения его правой руки стали более плавными, а глаза как будто даже осмысленно, но с каким то нездешним сосре доточением смотрели на стоявшую сантиметрах в трид цати от него чашку кофе.

144

145

Алекс Рон Гонсалес

И тут я увидел то, чего никак не ожидал увидеть... Чашка, словно повинуясь его взгляду и движениям
пальцев, начала двигаться к нему, но, проехав по поверх ности стола сантиметров десять, ощутимо завибрировала и приподнялась в воздух. В воздухе она, перестав вибри ровать, стала медленно вращаться, оставаясь на высоте десяти–пятнадцати сантиметров над столом.
Никто из посетителей не замечал в происходящем ни чего необычного; бармен лениво опирался о стойку, отвер нувшись к окну. Да и сам чудотворец, видимо, действовал бессознательно, погруженный в свое внутреннее созерца ние. Я с интересом наблюдал, что же случится дальше.
А дальше в дверях кафе появились две неотличимые друг от друга серые фигуры.
В течение нескольких мгновений пространство в зале стало густым, а краски обесцветились. Один из юнцов поднес бутылку кока колы ко рту и уже запрокинул голо ву — да так и остался в этой нелепой позе. Девица откры ла рот, словно хотела что то сказать или крикнуть, — и замерла с разинутым ртом, словно на приеме у стомато лога.
Фигуры приблизились к столику Кена (так звали за гадочного господина, как я узнал впоследствии) и встали по обе стороны от него. Похоже, он почувствовал их при сутствие и с некоторым испугом начал озираться по сто ронам. Я не стал дожидаться продолжения. Мне было ясно, что сейчас произойдет, и допускать этого я не соби рался.

Бессмертие: как его достичь и как избежать

Оттолкнувшись от пола, я с предельно возможной скоростью поплыл в их сторону. Пространство и время тянулись мучительно медленно, но я был уверен, что успею. Недаром еще в университетской бейсбольной команде меня прозвали «быстрым Гонсалесом». И мгно вения, пока я преодолевал разделявшее нас простран ство, я не потратил впустую: мои руки удлинились и образовали защитную оболочку вокруг Кена, а губы уже произносили магическую формулу из тринадцати слов:
«Шибальба Мастема Йяима ...»
Фигуры съежились, стали похожи на два серых теннис ных мячика и зигзагами вылетели из кафе. К сожалению, произошло это слишком быстро: я по инерции продолжил свой полет и всей массой тела врезался в Кена, сбив его на пол вместе со стулом, а рядом вдребезги разбилась об стол чашка, обдав нас обоих, барахтающихся на полу, брызгами кофе. Хорошо еще, что кофе был холодный!
Как бы я хотел, чтобы в моей жизни было поменьше катаклизмов и катастроф. Но почему то многие значимые для меня события и знакомства происходят так, словно руководит ими кто то огромный и плохо соизмеряющий свою энергию с нашим маленьким и хрупким миром.
Выйдя на улицу в мокрой одежде — мы пытались от
мыть кофе, обрызгавший нас с головы до ног, — и посмот

146

147

Алекс Рон Гонсалес

рев друг на друга, мы неожиданно рассмеялись над забав
но озадаченным выражением наших лиц.
— Спасибо еще раз, Алекс! Благодаря вашему экстра вагантному поведению я, похоже, избежал больших непри ятностей.
Кен не понял до конца произошедшего. Оказалось, у него это не первая встреча с серыми, но вполне возможно, что она могла оказаться последней. Чуть позже я обучил его необходимым методикам самозащиты и технике безо пасности в общении с назойливыми чужаками.
У всех людей правила поведения в этом мире и филь тры, отсекающие необычное, «вшиты» в основную про грамму на самом низком, базовом уровне. Но бывают и сбои. После Кена я обнаружил еще некоторое количество особей с подобными «дефектами». Эти люди живут сразу в нескольких мирах. Большинство из них серым удается отловить и «вернуть в реальность» еще в детстве. Но не всех.
Кен был программистом, в прошлом — музыкантом. Много занимался и различными духовными традиция ми — от буддизма до сайентологии и Нью Эйдж. Такая широта интересов и способностей многое говорит о чело веке. Кен явно был тем, кто мог разделить со мной бремя знаний.
Как вы, наверное, догадываетесь, он стал первым чле
ном моей тайной организации.
Долгими вечерами, сидя за чашкой чая или кофе, мы обсуждали, уточняли и исследовали собранные мною

Бессмертие: как его достичь и как избежать

материалы вкупе с накопленными им знаниями и на блюдениями. Логическое мышление Кена часто при этом давало сбои, но тогда он извлекал из своего бога того арсенала какую нибудь экзотическую практику или начинал импровизировать на пианино, а я танце вал особый шаманский танец, пел индейскую песню, которую вспомнил на берегу Священного озера, — и мы двигались дальше. Клянусь, за все это время я не пил ничего крепче слабого зеленого чая, а Кен, соответ ственно, кофе. И мы не пользовались никакими психо делическими препаратами или наркотиками! У нас и без этого были раскрыты все двери восприятия, и зача стую сама собой «ехала крыша».
Если живую, динамичную, объемно голографическую картину попытаться вытянуть в нить повествования, най ти конец и начало, несущественное вырезать, а фрагмен ты связать узелками заголовков, то получится примерно следующее.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить