ВВЕДЕНИЕ

Я с детства мечтал стать бессмертным. Мечта эта по явилась, конечно же, не сразу; она возникла в тот момент, когда я понял, что бессмертным, судя по всему, не явля юсь.
До этого я был уверен, что бессмертен.
Осознать всю бренность бытия мне помогли родите ли, но логика, которой воспользовались взрослые, мне не понравилась. И до сих пор не нравится, несмотря на ее убийственную простоту: «Ты человек, а люди смертны, следовательно, смертен и ты». Чушь какая то!
Тогда я ничего не смог этому противопоставить. Лишь тихий упрек в форме риторического вопроса высказал я им: «Так зачем же вы меня родили, если знали, что я все равно умру?»
И немедленно схлопотал оплеуху.
Так я познал искусство ведения споров и способы аргу ментации, принятые в обществе приматов. Человек ведь примат — напоминаю на тот случай, если вы об этом забыли.
С тех пор я затаился, но мыслей о бессмертии не оста
вил. Хотя, признáюсь, жить с подобными мыслями оченьне просто. Но не мог я стать как все и смириться с навя занным мне положением дел.
Особенно тяжело приходилось, когда я обнаруживал, что окружен эгоистами, которые озабочены только сво ими собственными интересами. Интересами? Програм мами, заложенными в них невесть кем и когда!
Помню, уже обучаясь в выпускном классе школы, сидел я как то на океанском берегу и смотрел на закат. Солнце кос нулось края вод на горизонте, расплескав бурлящее золото до самой кромки прибоя. Рядом на песке, чуть касаясь моего плеча, расположилась моя одноклассница. Весьма, надо ска зать, симпатичная и не по годам развитая девушка.
И вот, слегка придвинувшись ко мне, она спросила —
так, что я ощутил нежное дуновение у себя на щеке:
— А чего бы тебе сейчас хотелось? Я ответил не задумываясь:
— Стать бессмертным! Потому что недостойно чело века быть вечным рабом пространства и времени. То есть я хотел сказать — невечным и к тому же рабом... Я уверен: человеческий гений скоро найдет кучу способов победить старость и смерть. И я хочу, чтобы это случилось при моей жизни. Я хочу быть вечно молодым! Я не хочу смотреть на закат и вместо наслаждения великолепной игрой света и цвета думать о том, что и моя жизнь вот так угаснет. Даже не так. Ведь в старости нет ничего прекрасного — одно уродство. И ты станешь безобразной старухой, а потом

Бессмертие: как его достичь и как избежать

умрешь. Никакого утешения нет в религии — сказки для легковерных! И нет никакого смысла в такой жизни, как у моих или твоих родителей, и у родителей родителей, и у родителей родителей родителей... Жениться, наплодить детей, состариться, дождаться внуков и умереть? Ради этого конвейера не стоило рождаться!
Спустя некоторое время после моей бурной тирады она спросила с какой то странной интонацией:
— Ты разве не хочешь иметь семью, детей?..
— Разумеется, нет! Неужели ты не понимаешь?.. Но она, похоже, не понимала.
Солнце втянуло последний луч за грань горизонта, со стороны океана подул холодный ветер, и серые тени за шевелились в камнях возле мола. Зябко поеживаясь, мы поднялись с песка и двинулись к выходу с пляжа. На за кат мы вместе больше никогда не любовались.
Значительно позже я убедился, что все желания и меч ты рано или поздно сбываются. Причем сбываются бук вально. Но почему мы не делаемся от этого счастливей? Может, потому, что роботам счастье недоступно?
Сегодня, когда практическое бессмертие — уже реаль ность, и вот вот произойдет массовое осознание этого факта, самыми важными и первоочередными становятся следующие вопросы:

Как мы будем жить весь неопределенно долгий срок своей жизни?

 

Не утратим ли мы при этом себя окончательно и уже безвозвратно?
Не ожидает ли нас в ближайшем будущем нечто го
раздо более страшное, чем физическая смерть?
Можем ли мы избежать такого будущего? Что для этого нужно сделать?
Ответам на поставленные вопросы и посвящена моя книга. Стиль ее написания может показаться несколько необычным — это потому, что он соответствует новой эпохе.
Выжить сегодня — значит принять саму жизнь в каче стве учителя и ступить на путь познания, отказавшись от мертвящих механистичных законов псевдонаук и их лож ных карт реальности. Вероятность того, что траектория кратчайшего пути из пункта А в пункт Б — прямая, в про странстве жизни исчезающе мала. Чаще всего подобная траектория близка к спирали. Часто, но не всегда.
Книга — это не ребус, вы можете просто читать ее, а не разгадывать. Но если вы хотите, чтобы чтение, кроме эс тетического удовольствия и увеличения вашей эрудиро ванности, принесло еще какую то пользу, постарайтесь по дойди к этому процессу без предвзятости. Не ищите в тек сте привычной логики построения, не втискивайте прочитанное в рамки морали в плоскости «хорошо пло хо». Просто забудьте о своих прокрустовых* комплексах

Бессмертие: как его достичь и как избежать

до момента, когда перевернете последнюю страницу. Впро
чем, поступайте как хотите. Доверьтесь себе.
А я могу надеяться лишь на одно. Что сейчас, когда вы, уважаемый Читатель, пробегаете глазами эти слова, вопросы, заданные выше, и сама необходимость их поста новки еще вызывают недоумение, еще выглядят попыт кой розыгрыша или мистификации. Если это так, то, воз можно, у вас есть еще немного времени. Отложите свои дела, читайте быстро, но вдумчиво. Прочитайте и пере дайте эту книгу родственникам и знакомым. Прочитав, вы будете знать, что делать дальше. Знание — сила!*

* В древнегреческом мифе великан разбойник Прокруст насильно

укладывал путников на свое ложе: тем, кому ложе было коротко, обру

бал ноги; тех, кому было длинно, вытягивал. В переносном смысле —

искусственная мерка, не соответствующая сущности явления.

 

* Авторство этого афоризма приписывают то Роджеру Бэкону (1214—

1294), то Френсису Бэкону (1561—1626).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить