МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ АТЛАНТИДЫ. ПЛАНЕТАРНЫЙ КВАНТОВЫЙ КОМПЬЮТЕР

...Давайте вспомним еще один миф, уже несколько тысяч лет будоражащий неосведомленные умы представителей нынешней человеческой популяции. Я имею в виду миф об Атлантиде.

Хотя у каждого народа есть свои мифы и легенды об острове, местности или городе, ушедшем под воду, наибольшую известность получила история, изложенная древнегреческим философом Платоном.

Сначала пара слов о самом Платоне. Жил он примерно в те же времена, что и Будда - в V веке до нашей эры. Только Будда жил в Индии, а Платон, соответственно, в Греции.

И это был замечательный человек.

Во-первых, большая часть дошедших до нас философских трудов Платона - вовсе не труды, а записи дружеских бесед разных древних греков, протекавших в основном во время застолий и пирушек. Называются эти беседы «Диалогами», хотя, как правило, в них принимало участие больше двух собеседников. Во-вторых, главной фигурой во всех беседах был не Платон, как можно подумать, а его учитель Сократ. У Сократа была злая жена... забыл, как ее звали[7], но это не важно, и он предпочитал целыми днями шататься по Афинам, по всяким злачным местам, ходить в гости к друзьям... и со всеми в ненавязчивой манере делился своей мудростью. В общем, правильный был человек - настоящий молодежный гуру! И закончил жизнь достойно - сограждане приговорили его к смерти и отравили...

Так вот, рассказ об Атлантиде Платон (Сократ) начинает с пересказа беседы одного древнегреческого путешественника с египтянами. Принимая гостя, египтяне слегка подкололи и его, и всех древних греков, сказав, что те как дети малые - совсем не знают собственной истории. Что когда-то, много тысяч лет назад, еще более древние греки - их предки, хотя, возможно, это были и не греки, как мы увидим дальше, а русские... так вот, этот древний народ был весьма могущественным и воевал с другой супердержавой, расположенной на гигантском острове посреди Атлантики. Потом случилось страшное землетрясение с наводнением, в результате вся тогдашняя цивилизация деградировала, а Атлантическая супердержава и вовсе погибла, погрузившись в океанские воды. В другой раз, еще в одном своем диалоге, Платон (Сократ) подробно описывает возникновение, историю и государственное устройство Атлантиды.

По данным, переданным нам Платоном, Атлантиду основал бог Посейдон, женившийся на простой смертной женщине. Та нарожала ему кучу детей - почему-то исключительно мальчиков-близнецов. Хотя, возможно, были кроме этого и девочки. История о них умалчивает. Мальчиков-близнецов родилось целых пять пар. Итого: десять человек. Старшего отец назвал Атлантом - от его имени и все государство стало Атлантидой. Для удобства управления, чтобы никому из детей не было обидно, Посейдон поделил остров на десять частей, в каждой из которых сделал царем одного из сыновей. А в центре острова соорудил остров поменьше и выстроил на нем главный дворец, к которому от океана вел широкий и очень длинный канал.

Если верить Платону, хотя в эту его историю мало кто верит до сих пор, Атлантида была огромным островом. Скорее даже континентом: ведь по размеру она превышала Африку и Азию вместе взятые. Как такое может быть? - спросите вы. Скоро поймете. В мире все возможно, и в рассказе Платона гораздо больше правды, чем вымысла. Но я не стану сейчас вам все пересказывать. Тот, кто захочет, может сам почитать его книги - они вполне доступны.

Нужно отметить, что в каждом рассказе об Атлантиде фантазии и подлинные факты, относящиеся к совершенно разным временам и пространствам, перемешаны причудливейшим образом. В этом нет ничего странного - иначе и быть не могло. Человеческий ум изначально был организован именно так, чтобы вещи вполне естественные воспринимались им как полная нелепость, и наоборот.

План столицы Атлантиды по древним описаниям


 

Неизвестно точно, какие самоназвания имели все эти погибшие и не погибшие, но ушедшие в водные пучины, цивилизации. Как называли их соседствовавшие с ними народы и племена? Сейчас нам это совершенно не важно. Поэтому для простоты я буду пользоваться двумя терминами. Под  Атлантидой  я подразумеваю ближайшую к нам в исторически-территориальном смысле цивилизацию, о которой, в основном, и говорил Платон. Она зародилась около одиннадцати с половиной тысяч лет назад и, к сожалению, просуществовала до наших дней. Все прочие, многочисленные исчезнувшие или почти исчезнувшие цивилизации и города, от изначальной, возникшей в первые дни существования Вселенной, до предшественницы ныне существующей Атлантиды, я обозначу как  праАтлантиды.

Мы не станем рассматривать заурядные природные и неприродные катаклизмы, в результате которых погибали ничем не примечательные фрагменты широко известных цивилизаций - это было бы бесконечное повествование, хоть и прискорбное, но малоинтересное.

С чего же все началось?

Вы уже знаете, как возникла Вселенная: про точку сингулярности и мнимую точку пресингулярности[8] , про вынужденное коварство Первочеловека[9], запустившего ради собственного спасения несложный механизм Мира страданий, или, как мы еще говорим - Порченого мира... Но есть кое-что, о чем я до сих пор старался умалчивать.

Я, к примеру, почти не касался тем, связанных с мистицизмом нацистов. Я имею в виду общество Туле, институт Аненербе, Гербигера, Гаусхофера и прочих «мистиков», включая, конечно же, самого Гитлера.

Ганс Гербигер

Карл Гаусхофер


 

Мистицизм нацистов строился на нескольких противоречивых, даже взаимоисключающих, тезисах. Концепция Мирового Льда и Огня сочеталась у них с теорией полой Земли, на внутренней поверхности которой и живет человечество. Масса разнородных взглядов никак не укладывалась в единую картину. Однако со временем эту задачу удалось успешно решить.

Итак, Начало Вселенной. В первые времена после Большого Взрыва (ученые говорят о секундах, но это полная нелепость) пространство и время имели совсем другую структуру, нежели теперь. Они еще несли отпечаток внутреннего духовного бытия, лежащего в их основе, и, как следствие, имели отрицательную, ориентированную снаружи внутрь, кривизну. Можно говорить о шаре, вне которого, естественно, ничего нет, расширяющемся от центра, но ориентированном во всех процессах именно на центр. В силу равномерно разнонаправленных процессов расширения в центре шара образовалась сферическая полость, также непрерывно растущая. И вот, когда ее диаметр достиг девяти тысяч километров (это чуть меньше диаметра нынешней планеты Земля, или Трайка, если использовать более привычное для нас название), произошла стабилизация пространства-времени у поверхности полости. Разумеется, при некотором отдалении от поверхности к центру или же в сторону Ничто, т. е. под поверхность - противоположно от центра, происходило скачкообразное изменение свойств пространства-времени. Поэтому «девять тысяч километров» получилось бы, если кто-нибудь удосужился измерить кривизну полости у самой поверхности и, используя известные нам геометрические формулы, вычислил на основании измерений диаметр. Однако в каждой точке внутреннего пространства сферы такие измерения давали бы другие, значительно большие результаты, а вблизи от центра диаметр сферы оказался бы стремящимся к бесконечности. Надеюсь, это понятно.

Но причем здесь Атлантида? Немного терпения. Дело в том, что как только пространственно-временная конфигурация поверхности полости приблизилась по основным параметрам к изначальной Тройе - прообразу всех последующих мирообразующих планет (в том числе, и Тройи-10/1, то есть нашего нынешнего Трайка)[10], Первочеловек поспешил создать людей. Как вы понимаете, тянуть с их созданием Он не мог: ради того и порождает Он все эти бесчисленные вселенные - чтобы как можно быстрее переложить бремя своего неизмеримого страдания на кого-нибудь еще...

Первые люди заселили внутреннюю поверхность мировой сферы, вне которой, как я уже сказал, не было ничего, а внутри - бесконечная, саморазворачивающаяся вселенная.

Отзвуки этого древнейшего мироустройства и уловили нацистские мистики, но далеко не сразу сумели правильно истолковать. Наверняка им бы это так и не удалось, если бы в 1943 году политически беспринципные атланты не заключили с теневым правительством планеты Договор, перекроивший карту мира. Как вы помните, этим Договором не только было утверждено создание государства Израиль, присвоен особый статус арктической зоне, определено будущее Китая, Тибета, Новой Зеландии и сибирских артефактов. Был так же согласован план создания из остатков Третьего Рейха так называемой Новой Швабии - страны, не обозначенной ни на одной карте, скрытой и поныне в полостях под антарктическими льдами.

После прихода к власти президента Трумэна Америка попыталась было нарушить достигнутые договоренности. В 1947 году к берегам Антарктиды направилась мощная эскадра под руководством контр-адмирала Ричарда Бэрда. Само собой, нацисты, за два года сумевшие уже оправиться от поражения и опиравшиеся теперь на техническую мощь атлантов, не стали с ними церемониться. Эскадра, понеся большие потери, вынуждена была срочно уйти из антарктических вод. Потом все списали на «инопланетян», но, как вы понимаете, «инопланетяне» тут не при чем.

Вместе с технологиями атланты передали наследникам нацистов и часть своих философско-исторических познаний. В том числе, сохраненную ими информацию об изначальной праАтлантиде.

Первая праАтлантида существовала на всей поверхности Тройи-10 около четырнадцати миллиардов лет назад на протяжении весьма долгого периода. Вода и суша на Тройе-10 распределялись тогда более упорядоченно, более равномерно и не так, как сейчас: территория суши преобладала над водной. Не существовало не только океанов, но даже морей - только сеть рек и больших глубоких озер. Климат был мягкий, комфортный на всей внутренней поверхности сферы. Благодаря этому, Первочеловеку удалось довести численность населения до шестисот миллиардов человеческих особей. В ту пору люди еще не знали болезней, не старели, умирали же очень редко - либо по собственному решению, либо в результате несчастных случаев. Правительство праатлантов, совмещавшее духовное и политическое руководство, располагалось на искусственном острове, окруженном системой концентрических каналов, Тройя-10 была разделена на десять примерно равных административных округов - описание Платона весьма близко к истине.

Что же случилось дальше? Почему этот идеальный мир превратился в то, что мы видим сейчас?

Первочеловек при всем его могуществе не мог обеспечить длительной стабильности созданного им мира. (Да, в общем, отметим в скобках, и не хотел. Благополучные, всем довольные люди - это было не в его интересах.) Для стабильности и благополучия требовалась объединенная воля всех людей. Пространство и время продолжали разбегаться. Внутренность сферы переполнялась энергией, повсюду возникали зародыши звезд и планет. И в какой-то момент - примерно три миллиарда земных лет назад - произошла та, самая первая катастрофа.

В одно мгновение внутренняя поверхность мировой сферы стала внешней поверхностью одной из бесчисленных планет вселенной. Чудовищные катаклизмы потрясли Тройю-10. В результате выворотки земная кора разошлась, где-то поднялись горы, гигантские впадины заполнили мировые воды - возникли океаны и материки. Из шестисот миллиардов праатлантов физически выжить сумело только несколько десятков тысяч.

Впрочем, Первочеловек давно уже был готов к подобному исходу - все погибшие праатланты получили новые тела на похожих планетах галактики Млечный Путь и в соседних галактиках.

Первая же планета - Тройя-10 - была дважды продублирована. Это случилось вследствие ошибочных магических действий высших жрецов праАтлантиды, пытавшихся сдержать и обратить вспять процесс вселенского выворачивания. Так Тройя-10 превратилась в Тройю-10/1 (называемую иначе Трайком, Террой, Землей или, точнее, Грязью), Тройю-10/2 и Тройю-10/3.

Еще раз подчеркну: праАтлантида могла бы существовать и дольше. Даже неопределенно долго. Но повелителей мира, а потом и большинство рядовых праатлантов, обуяла чрезмерная гордыня. Они все больше утрачивали духовную связь с Творцом-Первочеловеком. В конце концов, последний правитель праАтлантиды и, одновременно, главный жрец провозгласил себя единственным богом, а свое государство (занимавшее, напомню, всю внутреннюю поверхность) - центром Мира. Несмотря на явную абсурдность этой идеи, многие ему поверили... Но внешнее не может быть центром для внутреннего. Хитрый Первочеловек, уже имевший опыт создания бесчисленных миров, предусмотрел это в своей сакральной геометрии. Так что одержимые беспредельным эгоцентризмом праатланты сами стали катализатором своей гибели. А ведь им достаточно было следовать изначальной вере в Творца, полагаться во всем на Его волю и даже не пытаться понять устройство Мира. Тогда бы они оставили Его с носом!.. В смысле, один на один с Его проблемами.

В последовавшие за катастрофой эпохи человечество на Тройе-10/1 неоднократно возрождалось и вновь погибало почти полностью, воспроизводя в каждом цикле все более смутные воспоминания о Рае Земном, о первой праАтлантиде.

Современные атланты - это совершенно особенная цивилизация. Они сделали то, что до сих пор никому на нашей планете не удавалось - сознательно расстались с человеческими телами, поставив главным приоритетом для себя выживание и самоопределение. Даже в условиях тюремной планеты, каковой является нынешний Трайк-Земля.

Что же они сделали для достижения своих целей?

Примерно девять тысяч лет назад атланты были наиболее развитой и мощной державой на планете. Их государство располагалось на несуществующем сейчас материке, занимавшем вместе с прилегавшими к нему островами почти всю северную Атлантику и часть южной. В Мезоамерике, Средиземноморье, Африке и на Мадагаскаре (бывшем тогда значительно большего размера) существовали многочисленные колонии атлантов.

На территории нынешней России и рядом - от Среднерусской возвышенности и до Восточной Сибири, от Арктики и до Индийского океана - атлантам противостояло когда-то могущественное, но все более слабеющее древнерусское государство.

Русская столица располагалась на севере, в Арктике, в районе Северного полюса, на большом острове, который древние греки называли Гиперборея, то есть то, что находится на крайнем севере, «за северным ветром Бореем». Не надо думать, что раньше русские были морозоустойчивее, чем сейчас. Специальные технологии позволяли им использовать подземное тепло. Кроме того, на территории России в то время добывался особый минерал, называемый  Бел-горюч камень  (не стоит путать с  Бел-горюч камнем Алатырь  - вполне конкретным каменным монолитом, использовавшимся русичами в ритуально-магических целях). На основе Бел-горюч камня функционировали древнейшие атомные станции, отапливавшие Гиперборею, он был топливом для атомных двигателей воздушных и морских судов. Сейчас этого минерала на Трайке уже не существует - изменились условия и состав атмосферы, и Бел-горюч камень, относящийся к неустойчивым элементам, превратился в самый обычный камень... Кстати, та же история случилась и с легендарным орихалком - металлом, широко использовавшимся в Атлантиде и на Руси. Со временем орихалк превратился в простую медь.

Так что в Гиперборее, или Арктиде, благодаря передовым технологиям, был благоприятный климат. Из центрального озера вытекали и впадали в океан четыре крупные реки, благодаря чему на карте Арктида выглядела, как «круглый щит с крестом». Не случайно до сих пор на морском флаге России красуется так называемый Андреевский крест - его прообразом является гораздо более древний, дохристианский географический символ. И даже то, что крест этот голубой на белом указывает совершенно определенно на голубые воды рек в белых каменных берегах... Впрочем, это далеко не единственный случай, когда христианское значение было вложено в существующую древнюю символику и ритуалы.

Средиземноморские жители, являвшиеся тогда не более чем провинциалами на одной из окраин Древней Руси, были уверены, что гиперборейцы создали идеальное государство и потому особенно любимы солнечным богом Аполлоном. Долгое время считалось, что в Арктиде даже смерть наступает лишь от усталости и пресыщения жизнью, точнее говоря от самоубийств - испытав все виды наслаждения и устав от жизни, старые гиперборейцы якобы бросались в море. Как мы увидим далее, под этим мифом крылась тайна трансформации и бессмертия, объединившая атлантов и русичей. И не смерть обретали в море гиперборейцы, но жизнь вечную.

Историк Древнего мира Плиний Старший писал, что добраться в Арктиду по земле, без использования воздушного сообщения, трудно, поскольку нужно преодолеть северные Гиперборейские горы: «За этими горами, по ту сторону Аквилона, счастливый народ... который называется гиперборейцами, достигает весьма преклонных лет и прославлен чудесными легендами... Солнце светит там в течение полугода, и это только один день, когда Солнце не скрывается... от весеннего равноденствия до осеннего, светила там восходят только однажды в год при летнем солнцестоянии, а заходят только при зимнем... Страна эта находится вся на Солнце, с благодатным климатом и лишена всякого вредного ветра. Домами для этих жителей являются рощи, леса; культ Богов справляется отдельными людьми и всем обществом; там неизвестны раздоры и всякие болезни. Смерть приходит там только от пресыщения жизнью... Нельзя сомневаться в существовании этого народа...»

Надо сказать, что несмотря на всю техническую мощь и «любовь богов» участь Древней Руси была предрешена, как сейчас предрешена участь современной России. Администрация тюремной планеты - пока это в ее силах - ни за что не позволит наследникам Небесной Руси из вселенной Тройи-4 создать здесь мощную и устойчивую цивилизацию. Поэтому теневые правители планеты всячески поддерживали атлантов в их борьбе с русскими.

Однако в тот период - девять тысяч лет назад - наследным правителем Атлантиды стал действительно мудрый и дальновидный человек. Его имя назвать необходимо, тем более, что оно сейчас широко известно, но всячески оболгано и очернено. Его звали Кху-Тулку, или Возрожденное Внутреннее Солнце - в переводе с языка атлантов. К сожалению, язык атлантов, точнее, его звучание, сейчас полностью утрачено. Это связано с утратой атлантами своего речевого аппарата. Но некоторые современные языки, например тибетский, еще несут в себе какие-то отзвуки древнего атлантического языка.

Возрожденное Внутреннее Солнце (Кху-Тулку) был не только правителем, но и главным жрецом эзотерической традиции поклонения Внутреннему Солнцу, с которой мы уже знакомы и будем знакомиться еще более подробно. Замечу, что древнеегипетские, мезоамериканские и прочие солнцепоклонники по большей части давным-давно утратили эту эзотерическую традицию, перенеся ее механически на внешнее светило, т. е. на звезду нашей системы. Но это не самое страшное и кощунственное извращение древнего учения.

Именно Кху-Тулку изображен в наркотических бредовых опусах писателя Говарда Филлипса Лавкрафта. В них имя правителя немного искажено: он назван Ктулху. Кроме того, Лавкрафт постарался сделать из него настоящее чудовище - размером с небольшой корабль, напоминающее своим видом одновременно осьминога, дракона и человека. Ктулху Лавкрафта воздействует на разум живых существ, но, поскольку он погребен под толщей воды, может властвовать только над человеческими снами. В конце XX века даже возник культ поклоняющихся Ктулху. Но подробнее о том, что стоит за этим мифом и развернутой в СМИ и сетевых блогах кампанией против Ктулху, а также о том, как на самом деле выглядят атланты, я расскажу в другой раз.

Ктулху Лавкрафта


 

Мудрый Кху-Тулку, став правителем и осознав всю бесперспективность существования нации атлантов под жестким контролем галактических тюремщиков, созвал на тайное совещание лучших ученых-магов Атлантиды, и вот что в итоге было придумано.

Поскольку вся территория суши контролируется врагами рода человеческого и лишь в глубинах Мирового океана есть немалое количество областей, недоступных для тюремной администрации, то почему бы не укрыться там?

Для осуществления массовой миграции, или Исхода, было необходимо, во-первых, произвести отвлекающий маневр, например развязать затяжную, но не слишком кровопролитную войну с русскими; во-вторых, произвести необходимые магические и генетические изменения в организмах атлантов, чтобы те смогли существовать под водой на большой глубине; и, в-третьих, разработать план тайных инженерных работ для постепенного, выглядящего как естественный катастрофический процесс, опускания Атлантиды под воду.

Был еще один немаловажный довод в пользу перемещения цивилизации в Мировой океан. Уже тогда, девять тысяч лет назад, ученые-маги Атлантиды и Древней Руси провели ряд экспериментов по практическому использованию энерго-информационных свойств воды. Они сделали поразительное открытие: гигантские массы этой уникальной жидкости образуют на сферической поверхности планеты замкнутую суперсистему. На ее основе в еще более глубокой древности был создан сверхмощный квантовый компьютер - вычислительный центр галактического масштаба. По ряду причин, о которых я сейчас говорить не стану, компьютер был отключен и законсервирован. Тем не менее, оставалась техническая возможность подобрать ключики к находящимся в полурабочем состоянии артефактам-терминалам, располагавшимся по большей части под водой или глубоко под землей.

Вот, собственно, и все. За две с небольшим тысячи лет атлантам удалось полностью осуществить задуманное, не вызвав ничьих подозрений. Когда дело было сделано, Кху-Тулку великодушно поделился знаниями с тогдашним правителем Гиперборейской Руси - Тройяном.

Впрочем, великодушие повелителя атлантов имело вполне рациональную основу. Ведь на территории Евразии находились несколько важнейших артефактов, без которых планетарный компьютер не мог заработать. В результате сотрудничества с атлантами русские также успешно погрузили под воду остров Гиперборею и часть северных территорий, в том числе один из главных своих городов - Китеж-град, связав его подземными водно-информационными коммуникациями с крупнейшими озерами и Мировым океаном. Лучшие представители Древней Руси стали подводными жителями и частично ассимилировались в атлантов, привнеся в их культуру ряд своих национальных особенностей.

С тех пор, вот уже около семи тысячелетий, позиции атлантов все более укреплялись.

Они не чурались общения с людьми, однако не всегда учитывали их интересы. Периодически случалось так, что техногенные действия атлантов становились причиной настоящих катастроф: всемирных потопов, поднятий и опусканий частей суши, извержений вулканов, цунами и т. д. Поддерживалась связь с избранными представителями людей, в основном - жрецами, как в бывших колониях (в Египте, Вавилоне, Африке, Китае, Мезоамерике), так и на землях бывших противников - ведунами и правителями древних и современных русских цивилизаций (в России, Индии, Палестине и т. д.). Поэтому всегда были те, кто вовремя узнавал о грядущих бедствиях, как, например, библейский Ной.

С начала XX века влияние атлантов на жизнь людей вышло на новый уровень. Кроме антарктического проекта, упомяну еще сотрудничество с коммунистическим правительством России. Например, строительство Беломорканала силами заключенных ГУЛАГа было необходимо атлантам для апгрейда одного из узлов планетарного компьютера. Как вы видите, в средствах для достижения своих целей атланты совершенно неразборчивы.

Однако после смерти Сталина советский режим начал совершать те же ошибки, что и чуть раньше режим Трумэна. Русские предприняли широкомасштабные действия против бывших союзников (и своих, продолжающих жить в других телах, предков!) - атлантов. Несколькими сверхмощными ядерными взрывами на Новой Земле был выведен из строя терминал в Северном Ледовитом океане. Ядерные заряды устанавливались на океанском дне, ими нафаршировали многочисленные подводные лодки... Наконец, был разработан план поворота северных рек.

Атлантам ничего не оставалось, как инициировать государственный переворот и уничтожить Советский Союз со всеми его опасными амбициями. Новое марионеточное правительство спешно сформировали в 1985 году на основании Дополнительного Соглашения к Договору от 1943 года.

Таким образом, сейчас на Трайке-Земле существует две реальные силы: тюремная администрация Галактической Конфедерации и Атлантида. Печально то, что в последние полвека они все больше идут на сближение и сотрудничество. Мир становится однополярным. Ну а к чему это приведет уже в самом скором времени, вы все прекрасно знаете.

На этом сегодняшний разговор об Атлантиде можно было бы и закончить. Да, я слышу ваш вопрос. Меня спрашивают о том, как же выглядят современные атланты. Похожи ли они на персонажей из «Пиратов Карибского моря»... И да, и нет.

Первоначальные мутации действительно касались простого приспособления человеческого тела для жизни под водой. Кстати, у русских один из любимых фильмов, снятый, между прочим, по книге ученика Циолковского - писателя Беляева, как раз о таком мутанте. Он там называется Человек-амфибия или Ихтиандр. Конечно, Беляев, знакомый с тайными масонскими архивами, что-то знал об истории Атлантиды и книгу эту написал не случайно, а по заказу Сталина - с целью внедрения в массовое сознание положительного образа подводных жителей. В то время как раз полным ходом шло активное сотрудничество русских с атлантами. Половина ГУЛАГа работала на них. Однако ни смазливый русский Ихтиандр, ни играющий щупальцами на органе капитан «Летучего Голландца» Дэйви Джонс в исполнении Билла Найи, ни прочие морские дьяволы на самом деле не очень-то похожи на современных атлантов.

Я уже говорил об удивительных свойствах «обычной» воды. Это универсальная основа для любого творчества. И если человек состоит из воды на 80 %, то большинство сегодняшних атлантов - это вода на 100 %! Да, они добились того, что у них больше нет тел в привычном смысле. Их тело - это структурированная вода. И это своеобразное энергоинформационное бессмертие. Дело в том, что, в силу своих квантовых свойств, тело атланта не находится в определенный момент времени в каком-то конкретном объеме. Оно может частично локализоваться где-то, но все равно, в то же самое время, оно будет пребывать во всем объеме Мирового океана, впадающих в него рек, подземных и наземных озер, и даже в городском водопроводе. Так что, принимая ванну, имейте это в виду! Особенно девушки...

Однако такое бессмертие не является абсолютным. Атланты могут погибнуть, если погибнет планета. Если, например, вскипятить или превратить в пар всю воду на планете... Если же всю воду заморозить, то, возможно, атланты впадут в определенного рода спячку. Так что ледниковый период - это совсем не то, что им нужно. Хотя некоторое количество воды в виде твердых кристаллов льда тоже необходимо для работы планетарного компьютера. Нужно понимать еще одну вещь: каждый атлант жив до тех пор, пока функционирует планетарный компьютер, а тот, в свою очередь, будет работать, пока состоит из живых атлантов...

Невероятные возможности, проистекающие (извините за каламбур!) из такой формы существования, побудили большинство атлантов отказаться от обычных тел в пользу квантовых структур. Большинство, но не всех. Осталось некоторое количество техников, дипломатов, жрецов и... еретиков! Но не будем сейчас в это углубляться.

Завершая нашу сегодняшнюю беседу, я хочу еще раз обратить ваше внимание на особенности духовной практики атлантов. Как вы понимаете, поклонение Внутреннему Солнцу в аспекте Гойной Веди - это центральный момент практики. Единение с  Хорсом,  или  Кху  - на языке атлантов. Завтра или послезавтра мы попробуем перевести древние традиции атлантов и русских на современный американский язык. И посмотрим, что из этого получится...

* * *

На этом заканчивается текст встречи. Несомненно, что вопрос об Атлантиде и атлантах - это один из самых актуальных и острых для ближайшего будущего нашей планеты вопросов. Он напрямую связан с ключевым моментом современной истории - судьбой русскоязычной цивилизации, а значит, и с выходом из Порченого мира. И если уж мы завели речь об Атлантиде и Древней Руси, то нельзя обойти стороной еще один важный инцидент, изложенный Алексом Роном Гонсалесом в одном из писем. Даже несмотря на то, что произошел этот инцидент задолго до описанных событий - примерно 200 000 лет назад.

За 200 000 лет пришло, ушло, трансформировалось немало цивилизаций. Недаром, чтобы избежать путаницы, Гонсалес говорит об атлантах, цивилизация которых достигла пика своего развития 9-10 тысяч лет назад, после чего в буквальном смысле «исчезла с лица Земли», переместившись в водные глубины, и о праатлантах - многочисленных цивилизациях, предшествовавших, а порою и никак не связанных с современными атлантами.

Исторический эпизод двухсоттысячелетней давности - действительно очень важный момент истории. Не только  истории  праатлантов, но, в первую очередь, противостоявших им уже тогда древних русичей.

Небольшая ремарка по поводу слова «история». Некоторые радикальные, но недалекие русофилы крайне негативно относятся к слову «история», говоря, что оно адресует нас к священной еврейской книге «Тора» («история» - «из Торы»). Они не понимают, что слово «Тора» имеет русскую этимологию (как и еврейский народ имеет русские корни) и напрямую связано с одним из названий нашей планеты: Терры-Тройи-Трайка («Т'гайиэк» - как произносили это слово некоторые праатланты, жившие в эпоху динозавров и сами в значительной степени бывшие ящерами...).

Что же произошло 200 000 лет назад?

В ту пору завершилась относительно «холодная» затяжная война между Древней Русью и праатлантической цивилизацией. Причем завершилась она в тот раз победой Руси. Праатланты были изолированы на своем материке и отрезаны от возможностей работы с планетарным компьютером. Да, в то время Трайк (Земля) еще функционировал как галактический командный пункт и терминал связи с другими мирами псевдо-Мультиверсума.

Группа радикально настроенных древнерусских ученых и жрецов, среди которых было немало воплощенных русских богов-извергов, получила в результате этой победы практически неограниченные возможности и влияние. Обстоятельства складывались на редкость удачно: галактическая «вертикаль власти» была ослаблена внутренними интригами и противоречиями, и центральное руководство почти не следило за событиями на тюремной планете Трайк. А местная тюремная администрация была занята мелкой контрабандой, обстряпыванием своих делишек, полностью переведя «зону» на самоуправление.

Тогда и произошло то, что до сих пор не только в галактике «Милки Вэй», но и в соседних галактиках, называют  Великим Исходом.

Сейчас сложно назвать точные цифры, но, как минимум, несколько миллионов (хотя, возможно, и значительно больше) древних русичей во главе со своими лидерами сумели аккумулировать столь значительный энергетический ресурс и использовали планетарный компьютер столь умело, что впервые за всю историю Порченого мира был пробит пространственно-временной туннель, выводящий не в соседние или более низкие миры, а в один из верхних миров даже не 9-го, но сразу 8-го уровня. То есть им удалось совершить массовый побег из Порченого мира в целом!

После этого планетарный компьютер «завис», спешно был перезагружен и сразу переведен в «спящий режим», в котором и пребывал до ХХ-го столетия нашей эры... Пока с ним не начали всерьез работать современные «водные атланты». Надо отдать им должное, то, что им удалось сделать на сегодняшний день - просто поразительно! Фактически они частично перевели существующий компьютер на новую элементную базу... сами став его элементами!

Интересно, что многие ученые и маги на других планетах - официально и неофициально - пытались повторить древнерусский эксперимент, но все попытки окончились неудачей.

Конечно, после Великого Исхода были сочинены и вбиты в головы официальные версии произошедшего (вначале даже галактическое руководство было введено ими в заблуждение). Мол, случилось восстание заключенных, которое было подавлено, однако в результате непредвиденной аварии на Центральном Охренителе (извините за этот термин, но на современном языке название «Планетарного устройства квазимеждужизненной трансформации» звучит именно так) произошла необъяснимая аннигиляция большой массы духовных сущностей, которые, вероятнее всего, провалились в один из недоступных нижних миров...

У всех оставшихся на Трайке заключенных память была тщательно стерта. Праатланты, неожиданно для себя, обнаружили, что на планете стало просторней, а сами они поглупели настолько, что на некоторое время впали в религиозно-мистический фанатизм...

Однако эту часть истории мы пока оставим в стороне, вновь обратившись к автобиографической прозе Гонсалеса.

Где-то на Северо-Западе России,

70-е годы ХХ века

Успокоиться и расслабиться оказалось совсем непросто. Мешала идиотская, ставшая за долгие годы привычной тяга к жизни. Еще мешали холод и давление воды; особенно неприятно сдавливало голову. Проволока, которой скрутили руки и ноги, также не добавляла комфорта. Но самое неприятное началось, когда тело коснулось дна: мысли, образы, сцены, полные эмоций и желаний, ошметки случайного словесного мусора взметнулись и закружились в сознании, словно палые листья, подхваченные злым осенним ветром.

Рано или поздно это должно было случиться. Такова судьба ведуна-конспиролога во все времена. Слишком долго ему удавалось ходить по самому краю пропасти. И, в конце концов, он зашел слишком далеко... Правда, он все же ожидал долгих разбирательств, игр в правосудие, попыток вытащить из него какую-нибудь дополнительную информацию об Артефакте, предложений сотрудничества... А получилось вот как! Удар по голове в темном переулке, путешествие в багажнике автомобиля в виде бесчувственного тела и недолгий полет с моста в пахнущую мазутом быструю и глубокую реку.

Интересно, не успел ли он разучиться умирать? Было бы весьма огорчительно! Ему следовало держать себя в форме. Ну ладно. Сколько бы времени ни прошло, Ключ должен сработать. Всего одна фраза, сопровождаемая щелчком... Проклятие! Руки оказались перетянуты настолько плотно, что он не мог щелкнуть пальцами.

Так. Ничего страшного. Есть еще пара минут. И есть тайная арийская техника, которой он овладел пять лет назад во время последней экспедиции в Шамбалу. Медленно выпустить воздух через нос (рот надежно залеплен скотчем), выдыхая одновременно и через поры кожи - всей поверхностью тела. Теперь вдох - уже без участия легких, через как будто увеличивающуюся в размерах, ставшую почти неощутимой поверхность тела... Исчезло давление воды, боль - осталась иллюзия, что тело растет, растворяется в окружающей его воде, а заодно растворяются и все ощущения... Выдох... Сердце бьется все медленнее... Небольшое головокружение вместе с усиливающимся чувством блаженства. Вдох, плавно перетекающий в выдох... Получилось! Выдох ушел в никуда вместе с последними ударами сердца. Тьма расступилась - в бескрайнем сияющем пространстве медленно блекли краски одной из мириад причудливых многоцветных конструкций, связанной тысячами светящихся нитей с другими такими же.

Здесь задерживаться нельзя. Дальше!

Вот уже в светящемся тумане показались яркие огоньки спешащих к нему на выручку братьев из Ордена Еретиков. Как и положено - двенадцать. Вместе они уйдут туда - к бесконечному Зеркалу, к бесконечному Выбору...

- Я не спрашиваю, насколько прочно вы его связали. Меня не интересует, был у него пульс или нет... Я хочу знать, почему вы, пока он был без сознания, не отрезали ему голову и не вырезали сердце, как я вам приказал?!..

- Шеф, мы все же не мясники... Не беспокойтесь, он не вернется! Со дна реки еще никто не возвращался.

- Он не вернется. Но кто мне даст гарантию, что не придет кто-то другой... Впрочем, даже в случае выполнения всех процедур полных гарантий нет.

Последние слова прозвучали совсем тихо. Усталый человек сидел сгорбившись над необъятным письменным столом, обтянутым классически зеленым сукном, и уже не грозно, а как-то обреченно смотрел на двух стоявших перед ним рослых молодых людей в одинаковых серых костюмах. Сами молодые люди - столь же одинаковые, как и надетые на них костюмы - более всего напоминали провинившихся школьников в кабинете директора.

Начальнику было около сорока лет, но выглядел он значительно старше. Бледное лицо, давно позабывшее про солнечный свет, глубокие залысины над высоким лбом, темные круги вокруг глаз и прочие следы многолетнего напряжения и бессонных ночей - все выдавало кабинетного бойца невидимого фронта. Причем, судя по всему, с фронта пришло сообщение о проигрыше очередного сражения.

- Свободны! - резко сказал, почти выкрикнул он своим незадачливым подчиненным.

Когда те торопливо, едва не столкнувшись в дверях, вышли, он произнес чуть слышно, бессмысленно глядя на большую карту мира, висящую напротив стола, на обшитой темным деревом стене кабинета: - И где мне прикажете теперь его искать?!..

Словно бы в ответ на эти слова раздался легкий шелест, и карта, вместе с частью стены, отъехала в сторону, открыв замаскированный проход.

Из сумрака появились две невысокие, почти детские, фигуры. Существа (стоило им шевельнуться, и стало ясно, что это не люди) были одеты в одинаковые темно-серые спортивные куртки с капюшонами, тень от которых полностью скрадывала черты лиц.

- Где мне теперь искать Артефакт?..- произнес человек за столом, нисколько не удивленный появлением существ, более того, обращаясь именно к ним.

- Магистр, вы должны были сразу поручить это нам. Теперь единственный шанс, который у нас остался - искать самого Хранителя.

В звуках, исходивших от существ, человеческого было еще меньше, чем в их внешности. Голоса их звучали, словно сквозь шорох и треск старой виниловой пластинки, прокрученной задом наперед на стареньком проигрывателе неумелыми руками доморощенного диджея.

- Вы знаете, где его искать? Вы же его и потеряли в перуанских джунглях!

- Это был ложный след. Вопреки ожиданиям, он не пошел искать локализацию Хвоста, чтобы воспользоваться Артефактом.

- Ну и где же он тогда, по-вашему?

- Михаил Гриневский на территории США.

- Вы хотите сказать, что он у Озера?!..

- Нет, там его не было. Он где-то на Юго-Западе.

Где-то на Юго-Западе США,

середина 90-х годов ХХ века

...Они стали встречаться - но уже не как старые школьные друзья. В это лето Джейн порой по несколько дней не возвращалась домой, живя у Адама - в старом особняке на окраине города. Хотя, когда подруги, хихикая, спрашивали ее, помолвлены ли они, о дате свадьбы, о жизненных перспективах, она лишь загадочно, несколько хищно, улыбалась и пожимала плечами. Глупые курицы! Они и не догадывались об истинных причинах ее близости с Адамом.

Собственно и близости-то в общепринятом смысле не было.

А что было?

Игра в охотника и жертву, в которой роли раз от раза менялись.

Адам, которого она вроде бы знала давным-давно, вдруг оказался почти неразрешимой загадкой для Джейн, но от этого только возрастал ее азарт. Она оправилась от замешательства первых мгновений своего открытия, и теперь ее уверенность в скорой победе росла с каждым днем.

Наконец день торжества настал.

Волны лизали причал и борт лодки. Чайка, прочертив крылом невидимый знак с резким росчерком на конце, унеслась в сторону надвигающихся сумерек. Рыбачьи баркасы, прогулочные катера и яхты возвращались в бухту.

«...Позволь пройти!» - еще звучало в ушах молодого человека. Недоумение и замешательство сменились яростью: «Ложь! Всюду ложь. Чертова кукла!!! Я любил ее. Любил с детства - любил так, как никогда и никого до нее. И - я знаю точно - после нее!»

Подобрав подол платья и увернувшись от неловкого движения руки Адама, пытавшейся то ли удержать ее, то ли поддержать, то ли ударить, Джейн шагнула на ступеньки пирса и, резко развернувшись, словно давешняя чайка, исчезла где-то за пределами его сумеречного восприятия.

«А ведь она такая же, как все. Стерва. Дождалась безопасного берега и сбежала. Пока мы были в море, как мастерски она скрывала страх и презрение - нет, ненависть! За эти годы она научилась играть со мной. Хитрая стерва! Она стала еще хитрее за время учебы в университете... Но как долго она ждала подходящего момента!.. И вот - позволила мне вывернуться наизнанку. Потом, скромно потупив глаза (словно героиня мыльного сериала!), с фальшивой улыбкой молча поворошила кончиком туфельки сияющие драгоценности моей души, представившиеся ей, вероятно, чем-то вроде окаменевших экскрементов безобразного ящера, сдохшего миллионы лет назад... и ушла... ушла... ушла!»

Ярость и отчаяние не имели выхода.

«Что толку бить кулаком по камню или дереву? Быть может, подраться, столкнуть кого-нибудь с пирса? Но вряд ли телесные травмы, даже нанесенные другому человеку, ускорят лечение кровоточащих ран в душе. Напиться! Но алкоголь никогда не обладал для меня ни исцеляющей, ни разрушительной силой. Тут я разительно отличаюсь от отца... Был бы здесь Алекс! Но Алекс далеко... Или?.. Что это было в конце?.. Она и Алекс?..»

Страдание стало невыносимым. Адам лег на покачивающееся дно лодки и закрыл глаза.

Прошло не больше минуты. Дыхание юноши замедлилось, сердце забилось ровно и тихо, а тело стало почти неощутимым. Тьма расступилась, став молочно-белым туманом. Очень скоро туман исчез, сконденсировавшись в гигантское зеркало, не имеющее краев в беспредельном пространстве внутреннего космоса. Зеркало делило мир на две равные в своей бесконечности части, одна из которых была отражением другой. Две Пустоты, неразличимые в своей бездонной прозрачности.

Брат мой! Ты здесь?

Искорка, возникшая ниоткуда - но словно всегда присутствовавшая там, где только что была Пустота.

Ты знаешь: я там же, где был и пребуду всегда.

Уже не точка света в поле восприятия, а постепенно обретающая цвет, форму и трепет жизни звездочка парила за гранью Зеркала.

Ты видишь?.. В этот раз все гораздо хуже. Так плохо не было еще никогда. Иногда мне начинает казаться, что ты прав.

Только в этом мы и различаемся: тебе кажется, а я просто знаю.

Неважно. Прошу тебя: сделаем это еще раз. Прямо сейчас.

Не боишься? Вижу - тебе страшно. Скорлупа. Я чувствую ее. Скоро и ты ощутишь.

Огромный самосветящийся шар заполнил почти все пространство с той стороны Зеркала.

Я боюсь. Но я не хочу страдать!

Жизнь - это страдание. Ты сам говорил мне.

Пусть так. Чистого страдания без радости не бывает. Меру того и другого я буду определять сам.

Мир станет меньше.

Ерунда! У нас остается безграничное прошлое и...

Это лишь безграничность твоего незнания!

Ты опять о том же!

Знание...

Я не желаю!

Это одно и то же.

Мне все равно. Начнем!

Как хочешь...

Кто здесь?!!

Кто здесь?..

Кто?..

Кто я?..

Я?!..

Джек, наемный матрос, сидевший на палубе одной из яхт, мог поклясться, что там, куда он смотрел, всего несколько секунд назад на волнах покачивалась небольшая голубая лодка. А теперь ее не было. Но в ней же приплыли парень с девушкой! Как только они причалили, девушка весьма резво покинула судно. У парня при этом лицо приняло столь неприятное выражение, словно он готов убить любого, кто подвернется под руку... У Джека, когда он встретился с ним взглядом, невольно зачесались кулаки - ох и вмазал бы он этому блондинчику!.. Но парень, видать, струсил и отвел глаза, а потом, кажется, решил вздремнуть прямо в лодке. Молокосос, скорее всего, просто перепил! И вот сейчас нет ни парня, ни лодки... Может, сообщить в спасательную службу? Ерунда! Не могло ничего случиться... Наверное, травка, которую Джек покурил в обед, все еще дает о себе знать!

Где-то, возможно, встречая приход ночи или просто тоскуя по хозяину, завыла собака.

* * *

С самого рождения в личности Стефана Блумера присутствовал небольшой, но досадный изъян, труднообнаружимый дефект, не позволявший ему ни развиваться правильно, ни наслаждаться жизнью. Личность его подобна была тончайшей работы фарфоровой чашке, что прекрасна видом, но имеет скрытую микроскопическую трещинку. И до тех пор, пока не стукнет кто-нибудь по ней с целью поверить звуком целостность предмета или не вздумает испить из нее горячего ароматного чая, чашка сумеет обмануть даже самый придирчивый взор.

Однако человеческая личность - не какой-то там предмет, а живая, открытая миру система взаимодействующих и меняющихся во взаимодействии элементов. И если чашку можно наполнить только с одной стороны, то личность с момента рождения, а может быть и до него, обретает свое содержание как изнутри - являя собой вместилище духа, так и снаружи - трепещущей плотью внешней границы, стремясь объять мир.

Но в точности ли так все происходит? И что есть внешнее, а что внутреннее?..

Не уподобить ли мир лишь жемчужине в раковине человеческой личности, омываемой и питаемой океаном Духа? Бескрайним и бездонным океаном, полным сокровищ, прекрасных существ и неведомых чудовищ, грозящих пожрать, уничтожить и личность, и мир, оберегаемый ею.

Кроме указанного дефекта, был у Стефана еще один недостаток, связанный, впрочем, с первым. Название для него подобрать не так-то легко, поэтому назовем его простым словом - «скромность». Скромность была его защитой от быстрого разрушения личности - тонкой грани между внутренним и внешним. Скромность была самым важным качеством для будущего Хранителя...

Что же еще, как не скромность, долгое время не позволяло Стефану признаться самому себе, что с первого момента самоосознания растет в нем, обретает реальность маленькая божественная искорка - зародыш драгоценной жемчужины будущего Мира? И пусть этот Мир никогда не будет столь совершенен, как миры иных существ, пусть личностный дефект отразится и на нем, да так, что некий гипотетический ювелир, окинув сей перл холодным, оценивающим взглядом, проронит небрежно: «Порченый мир!» и бросит в ящик с такими же кривыми и неровными жемчужинами. Но когда-нибудь один из подмастерий, обучающихся высокому искусству, подарит на день рождения своей маленькой сестренке ожерелье, и чистая детская радость согреет и оживит уже было умерший Порченый мир.

Нет, не будет такого никогда! Мир - не жемчуг, и вне его пределов нет никаких ювелиров и маленьких девочек. К чему же здесь это уподобление? Да к тому только, что жемчуг мал и тверд, а Океан необъятен и текуч... Хотя иногда может показаться, что все наоборот. Но такое вывернутое наизнанку осознание реальности будет означать лишь одно: ваша личность находится в безжалостных клешнях или между зубами какого-то океанского чудища. Попрощайтесь с ней.

<...>

Все же Стефану повезло. Несмотря на то, что в течение нескольких лет после рождения он почти полностью игнорировал сам факт существования своего внутреннего мира, являвшегося, как вам уже должно быть ясно, внешним по отношению к его телу, родители не оставляли несчастное дитя своими заботами, веруя в то, что рано или поздно его удастся выходить и поставить на ноги. Повезло ему, что жил он дома, в семье, и не был сразу же после рождения отдан в приют для убогих, где судьба Мира (и личности Стефана) оказалась бы предрешена.

Юго-Запад США,

70-80-е годы ХХ века

Адам Блумер ясновидением мучался с детства.

Другой бы сказал: «Еще в детстве я получил особый дар!». Но в его случае это было полностью неверно.

Во-первых, по его собственным ощущениям, он никогда ничего ни от кого не получал. Да ничего стоящего ему никто никогда и не предлагал. Наоборот, часто у него пытались что-то отнять - силой или посредством обмана.

Во-вторых, «дар» - это обычно что-то, желаемое человеком, то, чего у него не было и о чем он мечтал. Нечто дорогое, вещь, которую обретают неожиданно и совершенно бесплатно, то есть даром. Сколько Адам себя помнил, не было такой «вещи», которую бы он «желал», о которой бы «мечтал». Хотел - да. Нуждался. Но не желал. А то, чего он по-настоящему желал, вещами назвать никак нельзя. Истинное Знание, Абсолютная Свобода, Счастье Бытия, Великая Любовь - какие же это вещи? И ведь ими далеко не ограничивалось то, к чему он стремился и от чего бежал в разные периоды жизни.

Ясновидение приносило ему мучения. Со временем, когда в полной мере проявились и другие способности, Адам нашел способы облегчать свою жизнь. Но в детстве и юности... Вместо того чтобы жить как большинство людей в настоящем времени, здесь и сейчас, печалиться и наслаждаться на острие мгновения, он прозябал в тягучем, тягостном пространстве знания и предопределенности. Не многие поймут, каково ребенку ощущать, например, скорую смерть близкого человека - и скрывать это. Видеть нечто, не видимое другими, и молчать. Притом, что знание до конца не скрыть - оно рвется наружу. И люди - даже самые что ни на есть заурядные, на подсознательном уровне прекрасно это чувствуют.

* * *

Однажды, когда Адаму не было еще и шести лет, он впервые увидел предназначенного к скорой гибели человека. Не только увидел - объявил об увиденном во всеуслышанье и, быть может, даже ускорил развязку драмы.

В доме Блумеров редко бывали гости. Поэтому их приход всегда становился событием, будоражащим все семейство. Точнее, почти все семейство. Один из членов семьи сохранял при этом душевный покой - и здесь речь идет отнюдь не об Адаме, вернее, не совсем о нем.

Совершенно особенным событием сулил стать приезд бабушки Адама по материнской линии. Вероятно, она уже чувствовала что-то неладное, оттого и захотела после долгой многолетней паузы в общении навестить семейство дочери. А заодно и проведать изрядно подросшего внука, виденного ею только в колыбели.

Собственно, внуков у нее было двое, но про второго она почему-то не вспоминала и не изъявляла желания его увидеть.

В воскресенье - день, на который был назначен бабушкин визит, в доме с утра царила почти предпраздничная суматоха с привкусом некоторой нервозности. Родители, уже хорошо знакомые со многими странностями своего чада, периодически с опаской поглядывали на него, и мама несколько раз - то льстиво-заигрывающе, то грозно - напоминала Адаму о необходимости продемонстрировать свою воспитанность и благонравие в присутствии долгожданной гостьи. А он, пребывая в предчувствии грядущего и становясь оттого все более хмурым и невеселым, тщетно пытался куда-нибудь спрятаться или сбежать. И все же с неумолимостью судьбы взрослые извлекали его из различных убежищ и приспосабливали к каким-нибудь домашним делам.

Вот наконец над входной дверью зазвенел колокольчик, и через некоторое время в гостиную вошла высокая строгая дама в сером платье, прекрасно гармонирующем с собранными сзади и плотно сколотыми серебристой заколкой седыми волосами.

Увы, так она выглядела лишь мгновение. Ужас и сочувствие, смешанное с отвращением, захлестнули Адама, когда перед ним развернулась картина ее долгой прошлой и совсем недолгой будущей жизни. Перед маленьким Блумером стоял почти труп. Опухоль, о которой бабушка не догадывалась - а точнее, не хотела догадываться - пронизывала внутренности множеством метастаз.

Видимо, выражение лица выдало мальчика, так как дама, подойдя ближе, с деланным участием в голосе спросила:

- У тебя что-то болит... малыш?

Невольно отстранившись, тот пробормотал:

- У меня? Нет, ничего...

Повисла неловкая пауза, которую мать Адама постаралась заполнить первой же пришедшей ей в голову благовидной ложью:

- Он очень ждал твоего прихода, мамочка, все утро переживал и спрашивал: «Когда же придет моя дорогая бабушка?»

- А когда я вытаскивал его из шкафа, даже укусил меня за палец! - неожиданно брякнул отец и громко засмеялся, показывая оторопевшей теще залепленный пластырем оттопыренный средний палец правой руки.

Это тоже было неправдой. Адам, как хорошо воспитанный мальчик, никогда никого не кусал. Отца хватил за палец Стефан - брат Адама, и то не специально.

Специально Стефан не мог сделать ничего, поскольку с рождения был полным инвалидом, «овощем». Врачи не сумели обнаружить причины его болезни и только разводили руками. Вроде бы все органы, включая мозг, у мальчика были в нормальном состоянии, но реагировать на мир и даже просто самостоятельно двигаться он как будто не желал. Даже кормить его приходилось искусственно, поскольку все окружающие предметы, включая материнскую грудь, были ему глубоко безразличны. Тем не менее, родители не теряли надежды.

Поначалу за Стефаном ухаживала сиделка, но после того, как финансовое положение семьи ухудшилось, от ее услуг отказались. Ни отцу, ни матери так и не удалось наладить общение со своим равнодушным ко всему сыном. Ни они, ни сиделка не могли угадать, в чем нуждается его тело в тот или иной момент. Только Адам понимал Стефана, воспринимая брата естественным продолжением самого себя. Поэтому немудрено, что как только Адам достаточно подрос, забота о брате столь же естественно легла на него.

Однако, в силу указанных выше обстоятельств, Адама в то утро рядом с братом не оказалось, и отец, попытавшийся накормить мальчика, был укушен. Просто челюсти непроизвольно сжались, вот и все.

Продезинфицировав ранку, отец не удержался и снял напряжение алкоголем. Этого ему делать не стоило. Даже от малой дозы спиртного Блумер-старший начинал вести себя странно - беспричинно смеялся или плакал, говорил непонятные вещи и убегал из дома, а если выпивал еще, то становился совершенно невменяем. У него была легкая форма какого-то психического расстройства - почти незаметного, пока он оставался трезв.

Тем временем бабушка, видимо приняв странный жест отца на свой счет, заметно побледнела и всем корпусом развернулась к матери Адама, явно желая ей что-то сказать. Что-то резкое, неприятное и уже давно хорошо известное им обеим. Но в последний момент сдержалась и вновь обратилась к внуку:

- Такой большой мальчик не должен прятаться в шкафах и тем более кусаться!

Тот угрюмо промолчал, старательно отводя глаза в сторону.

Мама вновь поспешила развеять сгустившееся напряжение. Она беспечно, почти естественно засмеялась и сказала, полуобняв мужа и положив руку на голову сыну:

- Ах, они у меня такие шутники - что один, что второй!.. - И продолжила: Давайте пройдем в столовую, там уже все накрыто.

Не мешкая более, они пошли. Впереди мама и бабушка, следом всхлипывающий отец. У него случилось резкое переключение настроения - то ли оттого, что бабушка вела себя излишне сурово, то ли ему передался общий мрачный настрой. Адам замыкал процессию, борясь с усиливающимся желанием сбежать и забиться куда-нибудь, где его никто не найдет.

За столом ситуация несколько разрядилась. Блумер-старший вначале был поглощен едой, а утолив голод, сидел неподвижно, сконцентрировав все внимание на хрустальном графинчике с бренди. Мама и бабушка Адама вели обычную женскую беседу, обмениваясь ничего не значащими словами. Блумер-младший уныло ковырял вилкой в тарелке и периодически что-то односложно отвечал, когда к нему обращались.

Солнце уже клонилось к закату, заканчивался недолгий зимний день. В какой-то момент Адам вдруг почувствовал, что брату нужна его помощь. Окно комнаты Стефана выходило на юго-запад, и солнечные лучи светили ему сейчас прямо в лицо. Видимо, отец зачем-то раздвинул шторы, когда пытался накормить мальчика. Стефан плохо переносил яркий свет, но об этом знал только Адам. Ему всего-то и нужно было - подняться по лестнице в комнату брата, чтобы погрузить ее в привычный сумрак.

- ...и кстати, по известной нам проблеме: я нашла недорогую, но очень хорошую... э-э-э... клинику, в которой он сможет находиться столько, сколько нужно.

Бабушкины слова прозвучали в тот момент, когда Адам уже вернулся в реальность. Похоже, старая дама оказалась на волне общения братьев и... «Старая карга, так вот чего она хочет! А вслед за братом настанет очередь моего отца и моя. Тогда ее дорогая девочка может быть все же сумеет пересилить злой рок и создать нормальную семью», - пронеслось в сознании Адама. Он явственно увидел тяжелые мысли, кружащие над головой пожилой женщины, словно очнувшиеся от зимней спячки гигантские черные мухи.

- Скоро  ты  окажешься на  очень хорошем кладбище -  и будешь находиться там столько, сколько нужно!!!

Крик мальчика на миг парализовал, лишил всякой силы, разметал, рассеял темный рой ее мыслей. Она так и замерла с полуоткрытым ртом. Мать Адама, мгновенно покрывшаяся красными пятнами, вскочила со стула и бросилась к сыну с единственной целью: удалить с глаз долой это маленькое чудовище! Однако «чудовище» не стало дожидаться грядущей расправы и кинулось вверх по лестнице, в сторону спален. Отец же, воспользовавшись возникшей сумятицей, стремительно схватил сосуд с бренди. Со словами: «Что-то у нас рюмки совсем пустые!» он выплеснул добрую половину графина в высокий бокал из-под минеральной воды и немедленно выпил.

Остаток дня Адам провел в комнате с братом. Не из-за того, что был наказан. О нем на время просто забыли.

Как потом выяснилось, в момент его крика бабушка почувствовала резкую боль и потеряла сознание. Пришла в себя она только в реанимационном отделении больницы, с уже известным диагнозом. Несмотря на усилия врачей, а может отчасти и благодаря им, через полтора месяца ее не стало.

В день похорон отец напился, и его долго ловили по всему кладбищу...

* * *

Матери Адама не суждено было надолго пережить бабушку. Вероятно, в этой семье по женской линии передавалась какая-то генетическая поломка. Рано или поздно, но обычно уже в зрелом возрасте и после рождения детей, у всех женщин начинал развиваться рак - и быстро сводил их в могилу. Разумеется, если женщина не умирала раньше - в результате какой-нибудь иной болезни или несчастного случая.

Семейные неурядицы и переживания, связанные с похоронами, ускорили действие тяготевшего над матерью рока.

Угроза кончины супруги, а затем и ее скоропостижная смерть серьезно повлияли на Джона Блумера. Можно ли сказать, что произошедшее развернуло его лицом к реальности? Вряд ли. Взаимоотношения Джона с окружающим миром стали сложней, причудливей. Возможно, какие-то ранее дремавшие части его рассудка пробудились, но от этого оставшийся в одиночестве отец семейства не стал ближе к заурядным обывателям.

Продемонстрировав редкую силу воли - по крайней мере, со стороны выглядело так - Джон смог полностью отказаться от опасного увлечения алкоголем. Ведь на его плечи легла не только ответственность за воспитание сыновей, но еще и необходимость распоряжаться огромным состоянием, завещанным тещей его сыну и жене. Кроме того, с несвойственной ему ранее твердостью он пресек все поползновения дальних родственников наложить руку на тещино наследство. Новоявленные доброхоты посчитали, что будет несложно объявить вдовца психически неполноценным и, соответственно, недееспособным и нуждающимся в опеке так же, как и его малолетние дети.

Удобным поводом для атаки родственников послужил поступок Джона, вроде бы подтверждавший их правоту.

Когда мать уже лежала в онкологической клинике, и надежда на выздоровление с каждым днем становилась все более эфемерной, произошло сближение Блумера-старшего с доктором Фростером.

Чарльз Фростер был их соседом и в ту пору еще не был столь знаменит и богат как сейчас, хотя крионика[11] вновь входила в моду и несколько тысяч состоятельных полупокойников успели обрести свой полупокой в нескольких полулегальных полуклиниках-полухранилищах-полукладбищах.

Кое-кто умудряется и по сию пору ничего не знать о крионике и подобных ей футуристических проектах. Упрямцам, ревностно оберегающим привычную картину мира от инородных вторжений, адресовано нижеследующее пояснение.

В 1964 году ученый по имени Роберт Эттингер опубликовал книгу «Перспектива бессмертия», в которой попытался доказать: самое правильное, что можно сделать со смертельно больным человеком - это, не дожидаясь прихода смерти, заморозить его. Заморозить и сохранить тело в специальной морозильной камере - до той поры, когда неуклонное развитие медицинских технологий позволит, во-первых, разморозить больного и исправить повреждения, вызванные замораживанием (кристаллики льда в тканях организма неминуемо повреждают их), а, во-вторых, разумеется, излечить заболевание. Речь шла не только о неизлечимых на тот момент болезнях, но, как понятно из названия книги Эттингера, и о достижении таким образом бессмертия! Ведь старость - это тоже своего рода болезнь со стопроцентным смертельным исходом... и значит, рано или поздно, ее тоже научатся излечивать. Так людям был дан первый строго научный шанс обретения вечной жизни.

Очень скоро появились и такие как Фростер - те, кто стал практически воплощать идеи Эттингера, зарабатывая неплохие деньги на горе, отчаянии и надеждах людей.

Джон Блумер, горячо любивший жену, уговорил ее с помощью Фростера дать согласие на замораживание. В конечном итоге она заявила, что будет готова подписать все необходимые документы, как только станет ясно, что у современной медицины не осталось иного лекарства, кроме наркотиков. Долго ждать не пришлось.

В те дни Адам впервые столкнулся с неопределенностью. Он чувствовал, что мать уходит, но не понимал куда. Он хотел, но не мог увидеть ее будущее. Он не обнаруживал ее ни в виде духа, покинувшего источенный червями труп под могильной плитой на кладбище - как это случилось с бабушкой, ни в виде живого человека. Такая неопределенность пугала сильнее, чем смерть...

Впрочем, в то время смерть его уже не пугала.

Адвокат, порекомендованный доктором Фростером, с блеском выиграл судебный процесс. И хотя оплата его услуг стоила Блумерам недешево, потраченные средства окупились сторицей. Родственники остались ни с чем. Замороженная мать Адама с юридической точки зрения стала считаться временно недееспособной - а фактически зависла где-то между жизнью и смертью.

Некоторая часть состояния матери ушла на оплату услуг криофирмы Фростера. Согласно контракту замороженное тело обязаны были хранить и поддерживать в стабильном состоянии ровно полвека. Половину оставшихся денег мать распорядилась положить в надежный банк сроком на пятьдесят лет - за счет нарастающих процентов начальная сумма должна была вырасти раз в десять. Вторую половину своих средств страдалица перевела на счет Адама.

О Стефане и его интересах никто особенно не задумывался. Да и какие интересы могли быть у «овоща», по мнению большинства, напрочь лишенного сознания?..

* * *

Мы еще вернемся к событиям из жизни Алекса, Адама, Стефана и Джейн в конце книги. А сейчас настало время уделить внимание одному из самых острых и спорных вопросов в учении Гонсалеса.

Мы уже касались прошлого нашей планеты и мира в целом, и как-то так получалось, что это прошлое так или иначе оказывалось связано с историей Древней Руси... Поэтому вполне уместно рассмотреть  Русский Вопрос  как таковой. Этому вопросу была посвящена значительная часть одной из встреч с Алексом Роном Гонсалесом, текст которой следует ниже. Кроме того, конспект этой небольшой и, скажем прямо, довольно пессимистичной встречи перекидывает своеобразный мостик к заключительной части нашей книги, к ее кульминации, раскрывающей вопросы теории и практики Живого Мультиверсума.

Итак...

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить