Глава 10

Как улучшить здоровье

Я есть «Я»

Овау но ка «Я»

Мой следующий семинар с доктором Хью Лином отличался от первого. Однако его цель оставалась прежней: рассказать об очищении и стирании программ воспоминаний, - однако на этот раз рассказ доктора был даже ещё более расслабляющим и более импровизированным. Он начал с того, что взял бейсбольный мяч и спросил, в чём смысл игры.

«Ударить, чтобы забежать в дом», - сказал кто-то.

«Выиграть», - сказал другой.

«Смотреть за мячом», - сказал я.

«Точно! - ответил доктор Хью Лин со своим гавайским акцентом. - Чтобы выиграть или добежать в дом, вы должны постоянно следить за мячом. Но какое место занимает бейсбольный мяч в вашей жизни?»

Все молчали.

«Ваше дыхание», - сказал один участник. «Текущий момент», - сказал другой.

Доктор Хью Лин понял, что мы не можем найти верного ответа и предложил его сам: «Бейсбольный мяч - это Бог, - сказал он. - Вы должны сконцентрироваться на возвращении к нулевому состоянию. Никаких воспоминаний. Никаких программ. Нуль».

Очищение. Очищение. Очищение.

Вы здесь для того, чтобы очищаться или не очищаться. Вы можете выбрать, что вам нравится, но вы не решаете, получите то, чего хотите, или нет. Вы доверяете Богу сделать то, что будет хорошо для вас. Знаете ли вы это лучше, чем Бог? Вряд ли.

Очищение. Очищение. Очищение.

«Моя цель - оставаться в согласии с намерениями Бога», - сказал я доктору Хью Лину. «Это хорошо, Джозеф».

Желания представляют собой ограничения. Вы решаете, что хотите припарковать свой автомобиль в первом ряду перед зданием. Вы настаиваете на этом. Но Бог предоставляет вам место для парковки в километре от входа. Почему? Потому что вам нужно больше ходить.

Очищение. Очищение. Очищение.

Я провёл ещё два дня с доктором Хью Лином. Тринадцать человек в комнате. Основное внимание было сосредоточено на том, как возникают проблемы.

«У вас всегда будут проблемы», - заявил доктор. Я не верю в это утверждение, но всё-таки записал его. Очищение. Очищение. Очищение.

«Проблемы представляют собой воспоминания, которые воспроизводятся, - сказал он. -Воспоминания представляют собой программы. Эти программы не только ваши. Они общие. Чтобы освободить свою память, нужно послать любовь Богу. Бог слышит и отвечает наилучшим для нас способом в нужное время. Вы выбираете, но не решаете. Решает Бог».

Я не понял. Очищение. Очищение. Очищение.

Марвин, жизнерадостный, с широкой улыбкой парень с Филиппин, поднялся и сказал, что он за год продал шикарных автомобилей более чем на 150 млн. долл. При этом он не пытался продавать как можно больше. Он просто очищался.

«Я просто повторял «Я люблю тебя» весь день, - объяснял он на плохом английском. - Я очищался, когда слушал людей. Я просто очищался, очищался, очищался. Постоянно очищался».

«Ты вообще не ставил перед собой никаких целей?» - скептически спросил я, подразумевая, что он, по крайней мере, хотел продавать автомобили, потому что в этом заключается его работа.

«Никогда, - ответил он. - Без исключений. Я просто приходил на работу и очищался».

Очищение. Очищение. Очищение.

Я провёл два дня, слушая истории об очищении от таких же обычных людей, как вы и я. Но принять это оказалось трудно. Просто очищаться и повторять «Я люблю тебя» - и мир изменится? Вы продадите больше машин? Вы заработаете больше денег? Правда?

«Вы полностью отвечаете за всё происходящее, - сказал доктор Хью Лин. - Всё находится в вас. Абсолютно всё. Без исключений. Вы должны очищаться от этого, или вы никогда не очиститесь».

Очистить терроризм?

Очищение. Очищение. Очищение.

Очистить экономику?

Очищение. Очищение. Очищение.

Очистить (вставьте свое)?

Очищение. Очищение. Очищение.

«Это всё ваш опыт, это вы должны очиститься», - говорит доктор Хью Лин.

Когда на перерыве я позвонил домой, чтобы узнать, как себя чувствует Нерисса и наши домашние любимцы, Нерисса прервала меня, сказав, что провела весь день, готовя для меня сюрприз. У неё оказался готов длинный список необходимых поручений. Но мне ничего не хотелось делать.

«Что это?» - спросил я.

«Большой сюрприз».

«Скажи».

«Ты никогда не угадаешь, даже за миллион лет». «Не заставляй меня гадать. У меня нет миллиона лет».

Прежде чем сообщить, что она сказала, позвольте мне вернуться на мгновение назад. Нериссу настиг стресс, потому что она занималась сразу несколькими делами. Она уже не выдерживала. Она работала над видео для меня, над другим видео для клиента. Она создавала программное обеспечение, рекламой которого собиралась заняться. Она также должна была заботиться о домашних животных и доме, пока я был в отъезде. У неё едва хватало времени на планирование своего дня, чтобы успеть выполнить все дела. Поэтому представьте моё удивление, когда я услышал следующее.

«Я разобрала твою гардеробную и перестроила её».

Очищение. Очищение. Очищение.

Я был поражён. Очищения моей гардеробной не было в её списке необходимых дел и даже в моём собственном списке.

«Я разобрала всю твою одежду, плечики, сделала новые полки, повесила вещи заново, повесила разбросанную одежду на плечики и сложила всю остальную одежду, которая валялась на полу».

Это поразило меня так, как если бы я получил чек, выписанный, например, на пять миллионов долларов.

Это было невероятно.

«Что заставило тебя заниматься этим?» - спросил я.

«Мне просто захотелось заняться этим сейчас», - ответила она.

Ей захотелось заняться этим? Возможно. Но у неё не было времени. Это было как гром среди ясного неба.

Доктор Хью Лин говорит, что, когда вы очищаете воспоминания, к вам приходит вдохновение. К Нериссе явно пришло вдохновение убрать в моей гардеробной. Это метафора, но и доказательство, что внутреннее очищение приводит к внешним результатам.

Вы не можете рассчитать, какими будут внешние результаты.

Вы можете выбирать, но не можете решать.

Позднее, в мотеле, мы с доктором Хью Лином сидели рядом в его комнате как учитель и ученик. Но дело в том, что это доктор Хью Лин относился ко мне как к учителю.

«Джозеф, ты один из десяти избранных Богом».

«Я?»

Я был польщён, но совершенно не понимал, о чем он говорит.

«Ты пришёл в этот мир, чтобы разбудить Бога в людях, - объяснил он. - Твои творения обладают гипнотическим эффектом. Это твой дар. Но есть и больше».

«Больше?»

Очищение. Очищение. Очищение.

«Ты И - человек для бизнеса, - сказал он. - Ты знаешь, что это означает?» Я не имел никакого понятия и так и ответил.

«Ты Иисус для бизнеса, - объяснил он, - ключевой человек для перемен».

Когда он говорил, я думал, что сохраню этот разговор между нами. Никто не поверит в это. Лично я не поверил.

Очищение. Очищение. Очищение.

«Когда я был с Моррной, - сказал доктор, вспоминая годы, проведенные с кахуной, учившей его обновленной форме Хо'опонопоно, которую он проповедует теперь, - первые пять лет я считал её сумасшедшей. Но однажды эта мысль пропала».

Стиль разговора доктора Хью Лина хаотичный, поэтичный и мечтательный. Создаётся впечатление, что он одновременно использует и левое, и правое полушария своего мозга, в то время как каждый из нас использует только одно. От слов, что я являюсь спасителем бизнеса, он перешёл к разговору о Морнау. Это его собственный, гипнотический метод общения. Он полностью приковал к себе моё внимание. Я хотел знать больше.

«Вокруг твоей головы есть венок, Джозеф, - сказал он, видя то, чего я не мог увидеть или почувствовать. - Он сделан из денежных символов, похожих на монеты с изображением орла».

Почему-то мне захотелось показать доктору цепочку, которую я ношу. Это сплошная золотая цепочка, сделанная две с половиной тысячи лет назад в Древнем Риме. Он подержал цепочку в руке и положил на свою ладонь.

«На этой цепочке написано латинское слово, - объяснил я, - это слово Fidem, что означает «вера».

Доктор Хью Лин молчал, держа в руках цепочку. Казалось, что он получает изображения или впечатления. Я тоже хранил молчание, пока он «настраивался» на частоту цепочки.

«В прошлой жизни ты был великим оратором, - сказал доктор, - но тебя окружили и убили. Эта цепочка исцеляет в тебе это воспоминание».

Это было любопытно. Меня часто посещали видения, что я был в прошлом легендарным оратором, но до этого момента я боялся говорить об этом, потому что был убит после произнесения речи. Я думал, что это мои эгоистичные мечтания, а не прошлая жизнь. Каким-то образом доктор Хью Лин раскрыл это воспоминание, взяв в руки мою цепочку.

«Я её редко ношу», - признался я.

«Носи её всегда», - сказал доктор.

Он пристально смотрел на цепочку.

«Она прекрасна, - произнёс он. - Эту цепочку носил целитель, который понимал ценность познания самого себя».

Я был восхищён. Доктор Хью Лин обладал аурой, напоминающей остров спокойствия в штормовом море повседневной реальности. Когда мир кружился в водовороте, он оставался спокойным. Он говорил от всего сердца, принимая всё, что приходит, и всё, что сказано. Он посмотрел на меня, а затем перевёл взгляд на мои ноги.

«Джозеф, мой Бог, мне следует сидеть у твоих ног», - сказал он, вдохновленный тем, что увидел во мне. - Ты как Бог».

Очищение. Очищение. Очищение.

«Мы здесь для очищения, - напомнил доктор Хью Лин мне и всем остальным во время нашего занятия в выходные. - Очищайтесь всегда, постоянно, чтобы очистить все воспоминания и дать возможность Богу вдохновить нас на те дела, ради которых мы пришли в этот мир».

Очищение. Очищение. Очищение.

Во время занятия я осознал, что посвятил много времени очищению одной из моих книг и совсем не очищал другую. Я очень трепетно относился к своей книге «Секрет притяжения. Пять шагов к финансовому (и не только) благополучию», которая стала бестселлером. Но я почти не уделял времени для выражения любви другой моей книге - «There's а Customer Born Every Minute», которая не продавалась так хорошо. Меня как будто громом поразило. Вот почему другие мои книги не имели такого успеха.

Когда я посетил первое занятие, то понял, что могу использовать стирательную резинку на другом конце карандаша для очищения. Для этого я мог стучать резинкой по предмету, который хотел очистить. Вот так. Это символ, если не факт, очищения воспоминаний. Я достал экземпляр моей новой книги «Life's Missing Instruction Manual» и положил сверху на неё карандаш. Каждый день в течение многих месяцев я постукивал по книге резинкой. Считайте меня сумасшедшим. Но это был физиологический спусковой крючок, который помогал мне очищать воспоминания, окружающие эту книгу. В итоге эта книга тоже стала бестселлером и оставалась лидером продаж четыре дня. Многие ведущие компании закупили тысячи экземпляров. Книга продавалась через сеть Wal-Mart. Статья о ней появилась в журнале «Women's Day».

Но я не сделал никакого очищения по отношению к книге «There's а Customer Born Every Minute». И эта книга вышла из печати. Она приблизилась к списку бестселлеров, но так и не вошла в десятку самых продаваемых. Я организовал многолюдные рекламные акции, чтобы привлечь внимание к книге. Внимание привлечь удалось, но это почти не отразилось на уровне продаж. Я рассказал об этом доктору Хью Лину.

«Мысленно опусти книгу в стакан с водой и положи сверху какой-нибудь фрукт, -посоветовал он. - Я знаю, это звучит странно. Но запомни сегодняшний день, опусти книгу в воду и посмотри, что произойдёт».

Он также удивил меня, спросив насчёт Опры.

«Ты хочешь попасть на шоу Опры Уинфри?»

Заикаясь, я сказал, что очень хочу. В то время я ещё не был на шоу Ларри Кинга, поэтому шоу Опры Уинфри казалось значительным этапом в карьере.

«Ты должен очищаться, и тогда не будешь задыхаться в разговоре», - посоветовал он.

Очищение. Очищение. Очищение.

«Два автора были на шоу, и оба заикались», - объяснил он. «Мне бы этого не хотелось», - сказал я.

«Когда ты пойдёшь на шоу Опры, то это случится по её желанию, а не по твоему», - сказал доктор.

«Звучит обнадёживающе», - ответил я.

«Ты должен отбросить мысль о том, что люди делают какие-либо вещи для тебя. Они делают их для себя. Всё, что ты должен делать, - это очищаться».

Очищение. Очищение. Очищение.

Перед тем как проститься с доктором Хью Лином, я снова спросил его о годах, проведённых в качестве штатного психотерапевта в больнице для душевнобольных преступников.

«Я хочу, чтобы ты кое-что уяснил абсолютно четко, - сказал он. - Это было непросто, и я это сделал не в одиночку».

Я по-прежнему хотел узнать больше. Намного больше.

Очищение. Очищение. Очищение.

Кажется, что у каждого, кто воспользовался методом Хо'опонопоно, есть своя чудесная история. Приведу несколько примеров.

Дорогой доктор Хью Лин!

Недавно я посетила занятие по изучению метода Хо'опонопоно в Филадельфии. Хочу поблагодарить Вас от всего сердца за то, что Вы показали мне дорогу Домой. Я от всей души благодарю Бога за Вас и за Ваших детей, которые помогают Вам в обучении. Позвольте привести свидетельство одного из членов нашей группы о событиях, случившихся после семинара. Это послание для тех, кого интересует сила метода Хо'опонопоно. Если это свидетельство будет достойно обнародования, расскажите о нём. Если нет, то выбросьте его и просто оставьте мою благодарность.

Огромное спасибо Вам за всё

.

Да хранит Вас Бог в мире, да пошлёт вам мудрость, здоровье и долгие годы жизни, в которых Вы очиститесь и придёте Домой.

Много-много любви и благословения.

Дайана Хайне

Свидетельство о результатах семинара по изучению метода Хо'опонопоно в Филадельфии

Доктор Хью Лин начал собрание с лекции и рисования.

Он объяснил космогонию метода Хо'опонопоно. Он спросил нас: «Кто вы? Вы знаете?» Вместе мы открыли невероятную, вечную, безграничную, всеобщую, совершенную и нулевую реальность нашей истинной Души, в которой возникает весь мир. Он назвал это «Дом». Затем мы исследовали с ним природу вопроса «В чём проблема?» «Вы замечали, - спросил он, - что вы всегда находитесь там, где есть проблемы? Вам это о чём-то говорит?» Как древнегреческий философ Сократ, он заставлял нас думать, задавать вопросы и давать ответы. Доктор Хью Лин искусно извлёк эти скрытые воспоминания и суждения для их очищения и преобразования.

Пойманная в сеть, я поднимала руку, задавала вопросы и делала комментарии. Однако каждый день у меня появлялось чувство, что всякий раз, когда я задаю вопрос, доктор Хью Лин осаждает меня. Я почувствовала себя разочарованной. Каждый ответ «сжигал» меня, и я чувствовала себя прилюдно пристыженной и униженной.

К утру воскресенья я так сильно разозлилась на доктора Хью Лина, что хотела уйти с занятия. Я стала считать его заносчивым, высокомерным и властным. Я сидела взволнованная, раздражённая, готовая заплакать.

Я была так раздражена, что хотела бросить занятия. Неуверенная в том, что смогу сдержаться, я встала и вышла в ванную, чтобы не разрыдаться прямо в комнате, где проводилась наша встреча. Я сидела одна в туалетной кабинке и чувствовала, как моё раздражение перерастает в гнев. Да, я ощущала яростный гнев. Какая-то часть меня не хотела, чтобы этот гнев прекратился. Но что-то внутри заставило меня повторять: «Прости меня. Прости меня. Я люблю тебя».

Я повторяла это своему гневу снова и снова. И затем поняла, что это чувство гнева не было для меня новым. Это чувство жило в моей душе как тлеющий огонь в моём подсознании. Этот огонь вырывался наружу каждый раз, когда мой муж прерывал меня, или когда адвокат моей матери настаивал на своей правоте. И слово «мама» для меня было одним из тех слов, которые чёрное могут сделать белым, смущая невинное сердце ребёнка.

А затем я поняла. Вот оно! Это какая-то старая память, бревно в моём глазу, то бревно, которое я пытаюсь найти в сердцах других людей. Это был дамоклов меч памяти, который я носила в своём сердце, в моём «сегодня», и которым старалась ранить других людей: доктора Хью Лина, мою мать, моего мужа, Буша, Саддама Хусейна, всех, кого только могла обвинить. Вот о чём говорил доктор Хью Лин. Бесконечное перематывание пленки, которая воспроизводится снова и снова.

Я не ушла. Я вернулась в комнату, где проходила встреча, и хранила полное молчание до конца дня. Я тихонько повторяла про себя: «Мне очень жаль. Пожалуйста, прости меня. Благодарю тебя. Я люблю тебя». Когда доктор Хью Лин отвечал на вопросы, я чувствовала с его стороны только любовь и не испытала ни одной из прежних эмоций. Он совершенно не изменился. Изменилось что-то во мне.

Спустя некоторое время после того, как я вернулась в комнату, доктор Хью Лин делился своим личным опытом того, как он сам познакомился с методом Хо'опонопоно. Он бросал курс, и не один раз, а три, каждый раз считая учителя «сумасшедшей» и забирая деньги, заплаченные за семинар. Он знал, о чём я думала? Он знал, что я хотела уйти, считая его сумасшедшим ?

Во время перерыва я осторожно приблизилась к доктору Хью Лину. С большой любовью он объяснил, что в моей голове возникло древнее, часто повторяющееся воспоминание о мужском доминировании. Он объяснил, что эта память общая для многих, и требуется огромное терпение и настойчивость, чтобы исцелиться. Этого не случится, пока я не вернусь домой и не осознаю глубину исцеления, произошедшего со мной во время этого семинара.

В течение всего семинара доктор Хью Лин предоставлял нам средства для трансформации наших воспоминаний. Эти средства нельзя было назвать интеллектуальными. Не ожидая каких-либо результатов, просто выполняя указания, хотя и с большим скепсисом, я взяла карандаш, сказала: «Росинка» и постучала по трём словам, которые написала на листе бумаги, - словам, которые символизировали для меня проблемы: «компьютер», «сын» и «муж». И опять я не поняла силы этих слов, пока не вернулась домой.

Когда я вернулась домой, муж с сыном встречали меня. Улыбаясь, они сказали: «Угадай, что мы купили?»

«Новый компьютер?» - попыталась угадать я. С нашим компьютером постоянно возникали какие-то проблемы. Постоянно мы тратили часы (в буквальном смысле) на его техническое обслуживание, и я уже стала думать, что-либо нам попался ужасный компьютер, либо в нём завелся какой-то злой дух. За последние несколько недель наш компьютер много раз выходил из строя. Это ужасно нервировало. Меня не столько волнует компьютер, сколько гармония.

Я немного удивилась, когда муж и сын одновременно ответили мне, что они купили новый компьютер. Буквально вчера вечером они решили купить новый компьютер с 64-битовым процессором. Затем они сказали: «Угадай марку компьютера». Я стала перечислять все известные торговые марки: Dell, Hewlett-Packard, Sony, Gateway, Compaq и т. д. Я назвала все марки, какие только могла представить. На каждую догадку они отвечали: «Нет. Нет. Нет». Я взмолилась: «Сдаюсь!»

Теперь следует рассказать о моём муже. Это мужчина с очень строгими правилами. Мы женаты уже 30 лет. У него железная воля, и если он что-то решил, то проявляет в этом фантастическое упорство. Не будь он таким здравомыслящим, это упорство было бы похоже на нелепое упрямство, когда человека невозможно переубедить. Он давно стал ярым приверженцем компьютеров под управлением Windows, и ничего, ну просто ничего не могло изменить его мнения. Поэтому, когда они оба выкрикнули: «Apple!», я чуть не упала от удивления. Понимаете, мне всегда хотелось купить компьютер именно этой фирмы, но компьютеры Apple у нас дома не были позволены, как свинина на кошерной кухне.

Другим это может показаться чем-то обычным. Но я прожила в браке уже больше 30 лет. За эти 30 лет мы пережили разные времена на пути к достижению единства и понимания. Этот, казалось бы, случайный выбор компьютера символизировал для меня действие, которое индейцы называют «зарыть томагавк войны». Я имею в виду, что если бы Китай предоставил независимость Тибету, то это событие удивило бы меня намного меньше.

Я вспомнила, как взяла карандаш, сказала: «Росинка» и начала постукивать стирательной резинкой на словах «муж», «компьютер» и «сын». Мог ли 30-летний конфликт решиться так быстро и так эффективно? Могло ли мысленное произнесение фраз «Мне очень жаль», «Прости меня», «Благодарю тебя» и «Я люблю тебя» изменить конфликты всей моей жизни с самыми важными для меня людьми - с матерью и мужем? Прошло две недели после семинара. Каждый день я молюсь так, как научил меня доктор Хью Лин, изо всех сил. Мой сын выздоровел после продолжительной болезни, а мой муж говорит со мной на темы, о которых я старалась не упоминать. Вчера он сказал мне: «Если хочешь, дорогая, мы купим тебе один из этих небольших ноутбуков».


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить