stjajanie

Мир всем ищущим благодать Божию и живущим ею!

Отец Олег Моленко

ЛИЧНОЕ ИСКУССТВО СТЯЖАНИЯ И СОХРАНЕНИЯ БЛАГОДАТИ БОЖИЕЙ

Как нам для самих себя понимать, что такое есть для нас благодать Божия?

Благодать Божия – это то, чего у нас по своей природе нет, но в чем мы имеем крайнюю нужду. Благодать Божия доставляет нам все необходимое для нашей полноценной жизни:

  • для полезной жизни в бытии;
  • для жизни в Церкви Христовой:
  • для жизни в Боге;
  • для жизни и общения с Богом;
  • для нашего спасения;
  • для жизни в пакибытии и благобытии;
  • для нашего обожения;
  • для вселения Бога в нас.

Что такое благодать Божия сама по себе?

Благодатью Божией мы называем любое воздействие на нас нашего Бога и Творца, наипаче же неизреченное наполнение нас жизненной энергией и творческой силой от Бога. Эта благая энергия подается верному человеку в нужное для него время, в нужной ему форме (этих форм и проявлений благодати великое и разнообразное множество), в необходимой ему мере, нужным ему весом. Божественная энергия всегда нуждается в сосуде или хранилище, а божественная сила – в направлении ее действия. Вот почему по отношению к благодати Божией важна заповедь Бога – хранить и делать. Хранить полученную благодать и делать ею благие и богоугодные дела.

Что такое стяжание благодати?

Стяжание благодати – это особый творческий процесс, возникающий в период отношений человека (получателя благодати, сосуда для ее хранения и орудия для ее употребления) и Бога (источника и подателя благодати). Этот процесс включает в себя наличие следующих составляющих:

  • расположение Бога подать Свою благодать;
  • способность человека принимать благодать Божью;
  • готовность человека принять благодать Божью прямо сейчас;
  • наличие налаженных благих отношений между человеком и Богом;
  • хотение Бога подать Свою благодать именно этому человеку;
  • расположение человека иметь в себе благодать Божию и неуемная жажда этой благодати;
  • осознание человеком нужды в благодати;
  • исповедание человеком того факта, что благодать дается только Богом, только по Его милости и только по Его желанию;
  • хотение человека иметь благодать прямо сейчас и всегдашнее желание им благодати;
  • способность человека чувствовать Бога и Его благодать;
  • способность человека ценить благодать Божию и дорожить ею;
  • способность человека и его умение бережно хранить благодать Божию;
  • способность человека умело пользоваться благодатью Божией для для удовлетворения своих нужд, потребностей и богоугодных творческих инициатив, а также искусства употребления хранимой человеком благодати на пользу другим людям и творениям Божьим.

Есть по меньшей мере два благоустройства по отношению к процессу получения благодати:

  1. – когда человек черпает ее по мере своих возможностей из источника, на время предоставленного ему Богом, или наливает в свои сосуды по мере ее преподнесения Богом;
  2. – когда человек сам неким неизреченным образом подключен к Источнику благодати Богу и непрерывно получает ее от Него должной мерой.

Первый процесс наиболее распространенный и работает в отношении самого получающего благодать человека. Благодать, получаемая в этом процессе, исчерпаемая и нуждается непрестанном ее пополнении.

Второй процесс весьма редкий и работает в основном для передачи благодати другим творениям через этого человека, который стал частью Бога, и благим средством доставки благодати нуждающимся в ней творениям Божьим. Благодать, получаемая в этом процессе, неисчерпаемая и изобильно изливаемая, как на ее потребителей, так и на того человека, посредством которого она преподается.

Существуют ли условия для получения нами благодати Божией, и если существуют, то какие они?

Да, такие условия существуют. Мы должны знать о них и выполнять их. Однако мы должны знать и то, что выполнение нами всех условий для получения благодати Божией не гарантирует нам ее получения, но лишь дает возможность получить ее тогда, когда это будет угодно Богу и по Его усмотрению.

Для удобства понимания необходимых для получения благодати условий приведу следующее подобие.

Представьте себе такую картину. Зимой ночью по дороге идет по своим делам важный человек и посланник богатого царя. Наш дом стоит на пути этого посланника. Есть шанс, что он зайдет к нам и мы сможем его попросить об удовлетворении наших текущих нужд.

Что же нам должно делать, чтобы привлечь этого странствующего посланника к себе в наш дом? Нам должно выполнить следующие условия – условия привлечения:

  • в окнах нашего дома должен гореть свет;
  • из трубы нашего дома должен идти дым, свидетельствующий о том, что дом у нас протоплен и дорогому гостю будет у нас тепло;
  • мы должны иметь у себя дома чистую питьевую воду, чтобы напоить странника;
  • мы должны иметь у себя хлеб и какие-нибудь продукты питания, чтобы ими угостить странника;
  • мы должны иметь у себя свободное ложе и чистый комплект белья, чтобы предложить страннику переночевать у нас;
  • мы должны соблюдать в нашем доме чистоту и опрятность, чтобы страннику было приятно гостить нас.

Смысл данного подобия состоит в том, чтобы показать то, что с нашей стороны привлекает к нам Бога и позволяет Ему зайти к нам на огонек нашей веры.

Свет в окошках нашего дома – это наша вера в Спасителя Иисуса Христа, в Его Отца и в Духа Святого. Без такой веры мы не можем угодить Богу, ожидать Его благого нас посещения и дарования благодати.

Тепло в нашем доме – это отогревание нашего сердца словами молитвы, что любовно располагает нас, новоначальных, к Богу (на высшем уровне – это тепло нашей к Богу любви) и всегда привлекает Бога к нам и умилостивляет Его. Из опыта отцов нам известно, что чаще всего Бог посещает человека во время его молитвы и, соответственно этому, благодать Божия чаще всего приходит во время наших молитв, возносимых с верой, при сокрушении нашего сердца.

Чистая питьевая вода в нашем доме – это умиление, плач и слезы, смиряющие и умягчающие наше сердце пред Богом, что всегда привлекает к нам Бога, ибо не может Он, видя плачущего от сердца человека, пройти мимо и не утешить, т.е. не может Бог уничижить Своим прохождением мимо того человека, который имеет сердце сокрушенное и, вследствие этого, смиренное. Блаженны плачущие ныне о своем недостоинстве, о своей греховности, немощи и несовершенстве, ибо они будут утешены Богом радостью достоверного спасения, Его к ним посещениями еще в этой жизни и дарованием обильной благодати. Бог гордым сердцем – не сокрушающихся и не плачущих пред Ним – противится – не посещает их Своим благим присутствием, а смиренным таким плачем Он дает свою благодать.

Хлеб и продукты питания – это наше внимание к слову Божию, постоянное занятие чтением Священного Писания так, чтобы ум, погруженный в Писание, всегда "плавал" в нем и неисходно пребывал в богомыслии. По слову святителя Игнатия (Брянчанинова) Бог беседует с нами тогда, когда мы с верой и благоговением читаем Священное Писание. Еще Сам Господь Бог сказал нам, что Он воззрит лишь на кроткого, смиренного и трепещущего словес Его. Итак, если к нам зашел на огонек веры и тепло любви наш Высокий Гость и мы не дадим Ему сказать слово, то это будет невежливо и Гость тут же удалится, оставив нас без подарков – без благодати.

Ложе, приготовленное для Гостя – это наши ум, сердце и душа, как вместилище Бога, как место Его в нас упокоения и как триединый сосуд для благодати Божией. Однако это ложе должно быть приготовленным для нашего дорогого Гостя. Ум должен быть постоянно очищаемым (у совершенных – абсолютно чистым) от греховных помыслов и пребывать в покое от них, сердце – от греховных ощущений и пребывать в мире, душа – от всех волнений и пребывать в мирном устроении.

Чистое белье для постели – это правильное умонастроение, должный настрой нашего сердца и правильное расположение нашей души.

Чистота в нашем доме – это наше покаянное жительство и неисходное пребывание в покаянии. Без этого наш Гость, заповедавший нам, грешным, угодную Ему программу жизни – покайтесь, ибо приблизилось Царство Божие – не посетит нас и не подаст нам Свои благодатные дары.

Опрятность в нашем доме – это аккуратность и порядок во всем, что мы достигаем исполнением заповедей Господа Бога и расположенностью творить святую волю Его.

Таковы условия, которые мы должны все до единого соблюдать, чтобы привлечь к нам в дом души в Гости нашего Господа Бога, быть готовыми к должной встрече Его и способными принять от Него облагодетельствование – милость, благодать и божественные дары Святого Духа.

ВАЖНЫЕ ПОНИМАНИЯ

Соблюдение нами рассмотренных условий является для посещения нас нашим Богом необходимой мерой, но не достаточной. Это надо знать и смиренно принять! Мы должны в своей душе твердо насадить ту истину, что Бог нам ничего не должен! Зато мы Ему обязаны всем и должны безконечно! Если Он и посещает кого-то из нас, то только по Своей милости и потому, что Он благ по Своей совершенной природе. При всей возможной готовности со стороны человека, само посещение его Богом зависит только от Бога. Кроме соблюдения приемлемых для Высокого Гостя условий каждый из нас, как хозяин своего внутреннего «дома» и как неповторимая личность, должен быть интересным для Бога в то время, когда Он захочет посетить именно тебя. Ведь наш Святой Гость на самом деле не имеет никакой нужды ни в чем нашем, а тем более ни в нашей печке, ни в нашей свечке. Но для того, чтобы поощрить нас и дать нам стимул, Он выставляет Себя так, как имеющий нужду в нашем тепле, свете, воде, пище и месте отдохновения. На самом деле все это нужно именно нам самим! Но ради себя мы такие ленивые и так трудно движимые, что если нас не подстегнуть или не поощрить, то вряд ли бы мы занимались соблюдением описанных ранее условий.

Условия условиями, но их цель – только привлечение внимания Гостя и создание необходимого для диалога удобства. Ведь Святой наш Гость приходит к нам не ради Себя и Своих нужд, а ради нас и наших нужд. Поймите важнейшую истину, что Господь Бог наш приходит к каждому из нас как Личность к личности! А это означает, что кроме подходящих для встречи и беседы условий мы сами по себе своим состоянием и настроением должны представлять Ему какой-то интерес. Бог приходит к нам с одной целью – облагодетельствовать нас и излить на нас от Своих щедрот столько благодати и столько Своих даров, сколько мы сможем вместить и сколько нам будет полезно.

НАША ВСТРЕЧА С БОГОМ ВНУТРИ СЕБЯ

Скажем, соблюли мы все необходимые для посещения нас Богом условия, и Он Сам захотел и пришел к кому-то из нас – например, к тебе. И вот ты должен достойно встретить Святого Гостя, принять Его, побеседовать с Ним и дать Ему возможность облагодетельствовать тебя так, как Он Сам того сегодня хочет.

Как же тебе надо действовать и что предпринимать? Что и как говорить милосердному Богу? Как не оскорбить Его чем-то, чтобы Он не ушел от тебя, оставив тебя без Своих даров? Здесь-то и начинается для нас самая большая проблема и возникает нужда в искусстве общения с Совершенной Личностью нашего славного Господа Бога.

Если вы ждете от меня готовых рецептов и налаженных схем для разрешения этой самой важной для нас проблемы, возникающей для нас в точке нашего соприкосновения с Богом, то вы ошибаетесь. Я не могу вам дать никаких готовых рецептов, рекомендаций или схем, ибо их нет и не может быть.

Тут вы можете смутиться и даже возмутиться против меня. Мол, как же так, отче, Вы только подали надежду, заинтересовали нас, и мы с нетерпением ждали от Вас пояснений, как вдруг выясняется, что они в принципе невозможны! Теперь, мол, мы оставлены один на один с нашим неумением общаться с Богом и с нашей неразрешимой проблемой. Стоило ли тогда начинать эту тему? Я твердо отвечу – стоило! Еще как стоило! Ведь я не могу вам поведать какого-то рецепта или схему не потому, что они у меня есть, а я не могу по какой-то причине их вам показать, а потому, что их нет и не может быть в принципе. Поймите вы важнейшую истину в отношении нашего с Богом общения, что в этом живом и творческом нашем общении с Господом Богом не может быть никакой схемы или системы! Схемы и системы могут иметь место и работать только для мертвого, неживого, вещественного и неодушевленного. В случае же общения с Живым Богом они не могут иметь места, ибо они могут лишь «убивать» и «мертвить». Поясню это на наглядном для нас примере.

Возьмем, например, такой случай, как отношения между отцом (или матерью) и его (или ее) ребенком по плоти. Чего хочет отец в общении со своим сыном – как личность с личностью? Отец хочет, чтобы сын уважал его, ценил, любил и благодарил. Отец хочет, чтобы его сын был ему послушным из своей к нему любви. Еще он хочет, чтобы сын никогда ему не врал, никогда бы его не обманывал, не лукавил бы, не лицемерил бы и не притворялся бы любящим и послушным. Отец хочет, чтобы сын его относился бы к нему просто, нежно, искренно, заботливо, почтительно, ласково, благоговейно и с великой любовью. Разве такое живое и творческое отношение можно систематизировать или схематизировать?

Представьте себе следующую картину. Приходит сын к отцу, кланяется ему и вежливо, почтительно и учтиво, а главное, смиренно высказывает свою нужду и просит помощи. При этом сын говорит какие-то конкретные слова и фразы и производит какие-то конкретные действия. Растроганный верой, смирением и почтительностью сына отец щедро снабжает его всем необходимым и оказывает ему необходимую помощь. Проходит время и сын опять нуждается в помощи отца и с этим решает обратиться к нему. Теперь у него есть два пути для получения желаемого для него результата – ложный и истинный. Выбрать ложный путь проще, ибо он легкий и не требует особых усилий и трудов. Состоит этот ложный путь в том, что сын, помня свой успех от общения с отцом в прошлый раз, решает просто повторить все свои слова и действия, которые и привели его к успеху. Говоря другими словами, сын начинает действовать по отлаженной схеме, ложно надеясь на то, что раз она сработала один, два или три раза, то будет работать всегда и всякий раз. Но он, несчастный, не понимает того, что действие по схеме убивает его живые отношения с отцом! Действия по схеме не могут осуществляться искренно, живо и добродушно, но лишь притворно и лицемерно! Схема даже из самого доброго, честного и правдивого человека делает лицемера и притворщика! Действия по схеме могут дать результат один или два раза. Затем отец увидит и почувствует фальшь и наигранность со стороны сына. Не желая утверждать сына в лицемерии и притворстве, отец начнет отказывать сыну в своей помощи. И если такое бывает у ограниченных людей, то что говорить о всесовершенном сердцеведце Боге, который все видит насквозь и знает все наперед!

Итак, если схема по отношению к Богу не работает, то что нам делать, чтобы не лишиться Его посещений, Его общения и Его помощи? А нам надо просто жить и всегда относиться к Нему живо и искренне, как в первый раз, творчески находя всякий раз новые нюансы и детали, делающие сегодняшнее наше отношение с Богом живым и интересным для Него! Сегодняшнее посещение меня моим Богом для меня уникально и неповторимо! Оно неповторимо не в том смысле, что Он больше меня не посетит, а в том, что именно такого общения уже у нас никогда не будет. Возможно будет нечто похожее, но все же по-своему уникальное, новое, свежее и неповторимое! И так бывает всякий раз! При всех повторениях Бог не повторяется, при всей привычности всякий раз являет Себя для нас в чем-то новым, при всей своей податливости нам остается для нас неуловимым!

Если мы это уразумели, то мы блаженны, ибо потеряв «надежную» схему, мы приобрели важное ведение о живости, тонкости, подвижности, гибкости, богатстве, неповторимости, всегдашней новизне и безконечном многообразии наших с Богом отношений! Ведь наши с Ним отношения будут продолжаться вечно и всегда, и никогда они нам не станут надоевшими! Всякий раз Бог будет изумлять и удивлять нас, и этому не будет конца!

СВОБОДА И НЕУЛОВИМОСТЬ НАШЕГО И МОЕГО БОГА

В наших отношениях с Богом просматривается явная антиномия. С одной стороны Бог наш есть Бог порядка и Высшее Лицо иерархии, Царь Своего царства, Первосвященник Своей Церкви, Творец и Первенец, Агнец и Судья, Спаситель и Мздовоздаятель! С другой стороны, Он есть чистый и приснодвижный Дух, ничем не связанный, ничем не ограниченный, ничем не стесняемый, живой, умный, волевой, живущий в полной свободе и пребывающий в неизреченном покое и неизглаголанной славе! Вот почему в Его мире (а другого просто нет и не будет) существует и стройная иерархическая система устройства, взаимных отношений, задач, дел, деяний, благословений, даров и т.д. и т.п., и дивная свобода.

С совершенной и прекрасной системой Бога нам проще иметь дело, ибо мы можем постигнуть ее законы, ее логику, ее содержание, ее действие и все прочее, а вот со свободой Бога Личности, Его волей и хотением мы ничего не можем сделать. С этой стороны Бог наш нами неуловим, непостижим, недостижим. не объемлется нашим разумением и не податлив на какой-то наш анализ!

Живя в Боге, мы живем в двойственном положении и в двух мирах. С одной стороны мы находимся в стройной, прекрасной изящной и, вместе с тем, живой системе. Мы часть этой системы. Мы входим в ее иерархию на предложенном нам или установленном для нас Богом месте, в своем чине, в своей должности и в своем звании, в своем виде и качестве. Мы носим (в вечности) свое уникальное имя, отражающее нашу безконечную суть и некий набор своеобразия, который делает нас, с одной стороны, узнаваемыми для других, а с другой стороны – отличающейся от всех прочих людей и творений неповторимой, уникальной, безграничной, безконечной, бездонной, богатой, совершенной, божественной, а потому таинственной, неисчерпаемой, свободной в своих пределах и присно интересной для Бога и других людей личностью! Именно создание Богом такой личности как явления и определенного Богом числа таких уникальных божественных личностей (потому-то их ограниченное число, а не безконечное множество!), именуемых Богами по благодати, есть величайшее, непостижимое и неизреченной чудо Бога и Творца!

Вот почему мы, так удивительно созданные Богом, созданы Им для жизни в двух мирах – в духовном и вещественном. Вещественный мир претерпит изменение в новое, лучшее и вечное качество, утончится, одухотворится, но останется вещественным. Вещество же нуждается в законе и в системе. И райский цветок, и драгоценный камень Царства Небесного, и наше новое вечное биокристаллическое и светоносное тело имеют каждый свою форму, свои пределы, свои размеры, свои цвета, свои качества и прочие свойства, и потому подлежат неким божественным законам. Наше тело и наш внешний вид может быть запечатлен в чем-то вещественном (например, в рисунке, картине, скульптуре, фотографии), отражен (в зеркале, в воде, на экране), отпечатан (на монете, ткани, фарфоре или бумаге). Мы узнаем себя в этих разнообразных отражениях или искусных художественных изображениях, но не отожествляем себя с ними. Я это одно, а картина, изображающая меня – это совсем другое. Сколько картин с меня не пиши, ни одна из них не уловит меня таким, каким я являюсь на самом деле и каким меня задумал и создал мой Бог! Картины можно разместить по какой-то системе, развесив их по стенам галереи в определенном порядке по какой-то готовой схеме. Но от этого я не перестаю быть свободным, неуловимым и неизъяснимым, а также в полноте и точности отображаемым в чем-то вещественном! Почему? Потому что я создан Богом безконечной тайной, и потому, что кроме вещественного мира я живу в мире духовном! А в духовном мире полная и дивная свобода! Однако это умная, гармоничная и живая свобода, а не безформенный хаос! Духовный мир – это мир свободы и любви! Только свободные личности могут совершенно любить друг друга совершенной любовью! Любить не условно, не за что-то, не почему-то, а просто и свободно, от своей благости, от своего хотения, от своей неповторимой уникальности! Совершенная любовь не устраняет любимого, не смешивается с ним, не упраздняет любящего, но дивно связует две совершенные, божественные, свободные, безконечные личности в чудный, блаженный и гармоничный союз! Любовь сочетает свободные личности, соединяет их. В любви они сливаются, но каждая из них не исчезает в другом, но остается сама собой! В такой совершенной любви нет и не может быть никакого принуждения, подталкивания, самого легкого давления, нажима на любимого и даже намека, ограничивающего его свободу!

БОГ ГОТОВ К СОЮЗУ ЛЮБВИ С НАМИ, А ЧТО МЫ?

Наша беда состоит в том, что из приготовленной Богом любовной пары – я и Бог – Бог всегда готов к блаженному дивному союзу с любимым ему мной, но я со своей стороны по своему несовершенству, да еще по своей гордости, греховности и падению не готов к этому блаженному союзу. Увы мне, ибо я не знаю, как подойти к Богу, как пред Ним предстать и предстоять, что и как сказать, как себя вести. Я груб, заземлен, дебел, глуп, невежествен, неловок, неуклюж, связан своими немощами и отягчен своими страстями. Бог же – о чудо Его милости – любит меня и в таком жутком и отвратительном виде и качестве, но не за этот вид и качество, а за мою потенциальную возможность измениться и стать годным для Его любви и способным Его любить! Он видит меня тем Своим совершенным партнером в нашем вечном союзе двоих и все делает, чтобы я появился в этом союзе в надлежащем виде и достойном Бога качестве! Именно для этого моего изменения Он и дает мне Свою благодать, посещает меня, одаряет. Ради этого Он Второй Ипостасью стал Христом, пришел на землю, родился в Вифлееме, обрезался в Иерусалиме, крестился во Иордане, преобразился на Фаворе, был распят на Голгофе, был погребен в Гефсимании, воскрес, вознесся на небо и придет еще раз судить и воскресить всех мертвых – Его же царствию не будет конца!

О, как трудно словом человеческим изречь богатство нашего Бога и многообразное богатство и изящество наших с Ним интимных отношений!

Здесь есть над чем нам подумать и что «переварить».

+ + +

Итак, мы право утвердились в той истинной мысли, что Бог наш – это Всесовершенная Личность, Личность Благая, Живая, Личность Светоявляющая, Светоподательная, Светоносная, Светящая, Сияющая, Пребывающая в непреступном для творений свете Божества и сиянии Славы, Личность Разумная, Всеведущая, Личность Любящая, Любвеобильная, Любвеносная, Любовь дающая, Личность безграничная, безпредельная, ничем не связанная и не ограниченная, и т.д. и т.п.

Личность Бога имеет ко всему Свое отношение, известное и понятное только Самому Богу. У Бога Своя воля, Свои хотения, Свои желания, Свои задумы, Свои решения, Свои помышления.
Мы во все это вникнуть не можем никак, ибо имеющее начало не может объять Необъятного и Безначального Бога.
Конечный не может понять и вместить Безконечного во всех возможных смыслах Бога.
Ограниченный не может уразуметь и вместить Безграничного и ничем не ограниченного Бога.
Зависимый не может понять совершенно Независимого Бога.
Нуждающийся в подпитке не может понять Неиссякаемый Источник всего ему нужного.
Смертный не может понять Безсмертного.
Оперирующий умом и рассудком не может понять Умонепостигаемого и не подлежащего размышлению или рассуждению Бога.
Нуждающийся в поддержании жизни не может понять Саму Жизнь и Источник жизни для него – Бога.
Нуждающийся в благодати не может вместить Благого и неиссякаемо источающего Свою благодать.

Утвердившись в этих истинах, мы всё же не приблизились к пониманию нашего Бога. Он для нас остается Непостижимой Тайной!
Но мы можем хоть как-то уловить ту безконечную разницу между собой и нашим Богом. От этого к нам приходит понимание того, что к такой Всесовершенной, Славной, Безграничной, Безконечной и Живой Личности мы можем испытывать лишь четыре удовлетворяющих эту Личность чувства:

  • чувство безконечного смирения пред Безконечным;
  • чувство добровольной и благой покорности к Самому Сильному;
  • чувство благоговения и трепета перед Всесовершенным;
  • чувство безгранично благодарной любви к Любящему нас нашему Благодетелю!

В нашем отношении к Богу и в наших отношениях с Богом все начинается с ощущения Его во всем безграничного превосходства перед нами. От этого естественного сравнения и соизмерения несоизмеримых величин рождается богоугодный помысел смиренномудрия. Такому помыслу и так право и богоугодно мыслящему человеку является Сам Господь Бог и дает ощутить Себя настолько, насколько этот человек может это, чтобы не повредиться. От ощущения присутствия Живой, Всесовершенной, Всеславной и Безграничной Личности Бога человек в своем опыте впервые – на фоне открывшейся ему Личности Божества – видит, ощущает и переживает свою ничтожность, малость и недостаточность во всём. На фоне явившегося ему Бытия он ощущает себя рассыпающимся в прах, почти несуществующим, желающим рассотвориться от естественно возникающего в его естестве СТРАХА пред ощутимой им непостижимо Всесовершенной и неизреченно Славной и Необъятной Личности Бога. Необъятность и Всесовершенство Бога может вызвать у ограниченного и несовершенного разумного существа только одно чувство – чувство безграничного чистого СТРАХА пред так и таким ему открывшимся Богом! Кто этого никогда не переживал в своем опыте, тот нисколько не знает Своего Бога, нисколько Его не боится, нисколько Его не любит, сколько бы он ни читал или слышал о Нем от других людей! Кто не переживал ощущения присутствия Бога, тот не мог смириться пред Ним до зела.

Если грешный человек переживает подобное (а кто из нас без греха), то вместе с переживанием неизреченного страха он переживает чувство невероятного СТЫДА, от которого ему хочется не существовать! Ещё бы! Он впервые в своем опыте познает то, насколько страшно, безумно и мерзко согрешить пред такой Необъятной и Великой Личностью даже тенью греховного помысла или ощущения! Жутким грехом видится даже намек в нашем помысле или ощущении на нечто неблагообразное или небогоугодное! От переживаемого стыда и ужаса человек замирает и просит лишь об одном – рассотвори меня, Боже, ибо мне, такой безумной и гнусной твари, не должно быть! Но Бог не рассотворяет то, что Он создал раз и навсегда. Осознав это и убедившись на собственном примере, мы находим отраду только в распластанном смирении пред Величием Необъятного Бога и в благой совершенной покорности Ему. Нашей единственной молитвой является мысль: «Боже, буди воля Твоя!»

Здесь в этой мысли в человеке насаждается истинное благопокорное и самоотверженное ПОСЛУШАНИЕ Богу. Бог наш впервые открывается нам как наш Господь, Господин и Властелин. До этого мы произносили слово «Господь» без осознания, как некий титул.

Облагодетельствовав нас таким дивным образом, оставив нам безценный спасительный дар нового ведения о Себе и нас самих, утвердив в нашей глубине истинное смирение, страх Божий, благоговение, трепет, неизгладимое покаянное чувство, чувство недостоинства такого Бога, Бог уходит от нас, оставляя нас в изумлении и исступлении от того, что мы не исчезли, не сгинули, не очнулись в аду, не сошли с ума и не рассыпались в прах!

Память об этом посещении навсегда сохранится в нашем сердце. Теперь никто и ничто не сможет убедить нас в нашей хорошести, богоугодности, доброте и добродетельности. Мы познали, что ничего доброго в нас не было и нет! Мы познали свою лютую немощь и ничтожество! Теперь даже если Богу будет угодно воскресить через нас мёртвого, то мы нисколько не возомним от этого о себе, но справедливо припишем всё Богу и Его благодати. Нет ничего надежнее для спасения души, чем такое и так утвержденное Самим Богом смирение и насажденный в нас страх Божий! Не познавший Бога не имеет такого страха. Не имеющий страха Божьего не познал Бога! Бог, открываясь человеку таким, каким Он есть (от части, в посильную для человека меру), тем самым дарует ему дар чистого страха Божьего, который удерживает человека в богоугодном смиренномудрии его ума и смирении его сердца. Страх Божий, соединенный с таким смирением, выражается в единственно приемлемом Богом состоянии кающегося в своей греховности человека – трепетном благоговении и готовности самоотверженно исполнять волю Божию.

Из этого богоугодного состояния и благого устроения человека рождается его насущная молитва: «Господи, к Тебе прибегох! Научи мя творити волю Твою! Яко ты еси Бог мой!» О, как своевременна эта молитва, как она для нас дорога, как нужна и необходима! Теперь мы прочувствовали ее глубину и силу! Мы плачем на ней, скорбим о своем безумии и уродстве, но одновременно радуемся, что такой Прекрасный Бог взялся за нас! А значит, всё будет хо-ро-шо и успешно! Только бы нам самим не охладеть и не отступить от Него.

Теперь мы научены Богом, как нам предстоять пред Ним, как себя чувствовать, что переживать и как к Нему относиться, а также что просить сегодня – научи мя творити волю Твою! Бог откликается на нашу смиренную и угодную Ему молитву и начинает научать нас творению Его воли. Чтобы творить волю Божию её сперва надо знать.

И здесь мы поступаем в школу или училище творения воли Божией для изучения её. А изучается она по Его святым заповедям, повелениям и советам. А это всё изложено в нашем единственном божественном Учебнике – Священном Писании!

Здесь нам Дух Святой открывает то, что записал по Его вдохновению великий делатель покаяния и плача святой царь и пророк Давид в своем 118-м Псалме! В этом Псалме нам теперь ясно открылись важные и очень своевременно донесенные до нас истины:

  • что непорочность в пути к Богу и хождение в Его Господнем законе есть блаженство для человека;
  • что еще одним видом блаженства является хранение откровений Божьих и искание Бога всем своим сердцем; что следствием такого блаженного состояния является не делание беззаконий, но хождение в путях Господних;
  • что повеления Бога мы должны хранить твердо;
  • что мы должны славить Бога в правоте своего сердца, поучаясь от Него судам Его правды.

Далее мы познаем, что мы в нашем делании новоначальные, юноши, и потому получаем ответ, что нам делать: «Как юноше содержать в чистоте путь свой? – Хранением себя по слову Твоему» (Пс.118,9).

Начиная искать Бога всем сердцем, мы познаем свою лютую немощь и неспособность точно и богоугодно исполнять Его заповеди. От этого осознания в нас является нужда в такой молитве:«Не дай мне уклониться от заповедей Твоих» (Пс.118,10). Познав в делании покаяния и молитвы свою греховность и свое грехолюбие, мы заботимся лишь об одном, чтобы нам больше не грешить: «В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою» (Пс.118,11). Опорой в этом для нас является слово Божие, скрытое в нашем сердце.

Здесь в нас пробуждается жажда правды Божией. Мы начинаем понимать то, почему Господь наш Иисус Христос заповедал нам искать прежде всего Царство Божие и правду его. Эту правду мы можем найти и обрести только у Христа, в Его устах и судах: «Устами моими возвещал я все суды уст Твоих» (Пс.118,13). От этого у нас появляется радость об откровениях Божьих, через которые мы научаемся правде и истине: «На пути откровений Твоих я радуюсь, как во всяком богатстве» (Пс.118,14). Желая лучше и точнее исполнять заповеди Господа мы начинаем размышлять о них: «О заповедях Твоих размышляю, и взираю на пути Твои» (Пс.118,15). И здесь мы начинаем получать утешение от послушания Богу: «Уставами Твоими утешаюсь, не забываю слова Твоего» (Пс.118,16).

И опять мы смиряемся от осознания своей крайней нужды в милости Божией, благодаря которой мы только и можем богоугодно жить и хранить слово Господне: «Яви милость рабу Твоему, и буду жить и хранить слово Твое» (Пс.118,17). Мы понимаем свою слепоту по отношению к вещам божественным и просим Бога открыть наши очи: «Открой очи мои, и увижу чудеса закона Твоего» (Пс.118,18). Открытыми благодатью Божией очами ума и сердца мы начинаем видеть закон Божий как чудо, чудо Божьей к нам милости! От этого желание божественного в нас укрепляется и мы начинаем ощущать себя странниками и кратковременными пришельцами в этом мире, которым самым важным являются заповеди Господа: «Странник я на земле; не скрывай от меня заповедей Твоих» (Пс.118,19).

Перечитайте дальше весь 118-й Псалом до конца в этом же духе и ключе и вы увидите весь путь исполнения заповедей Господних.

+ + +

Научились мы милостью Божией ценить заповеди Божии и стали понимать всю их важность и великое для нас значение. Но нам всё равно чего-то не хватает... Мы чувствуем себя в исполнении заповедей подневольными рабами. Да, наш Хозяин и Господин – самый лучший, добрый и милостивый из всех возможных. Но нас наше положение всё же не удовлетворяет. Особенно нам тяжело от понимания, что мы вынуждены действовать по писанному, по пунктам устава и статьям закона. Опять выходит некая схематизация и систематизация? Выходит, но не совсем так, а точнее, совсем не так!

Наши отношения с Господом Богом имеют данную антиномию – с одной стороны ничем необъятный и никак не ограниченный Бог никак не может быть уловлен нами, а с другой стороны Он Сам предлагает нам ряд стройных систем – Церковь Свою, иерархию, Царство Свое, чин богослужения, порядок в совершении таинств, чинопоследования, каноны Церкви и т.д. От этого мы должны уразуметь, что наш Бог есть Бог ПОРЯДКА и ОПРЕДЕЛЕННОСТИ, а не хаоса и неопределенности. С Ним нельзя поступать, полагаясь на авось, как-нибудь, абы как и т.п. Мы живем в системе новозаветных отношений. У нас есть иерархия ценностей, иерархия обязанностей, последовательность действий, церковная иерархия и божественный порядок во всем. Наведение и соблюдение божественного порядка во всем – это наш священный долг пред Богом, но это лишь дает нам место Божьему снисхождению и благоволению, однако не гарантирует Божьего посещения. Более того. Скажу вам вещь, которая может показаться абсурдной. Чем лучше у нас порядок в божественных вещах, тем меньше нужды в приходе Хозяина, а значит, и шансов, что Он посетит. И опыт показывает, что Господь чаще всего посещает нас паче всякого чаяния, когда у нас есть серьезные сбои в божественной системе, но мы не оставили делание.

Итак, поддержание порядка – это необходимое условие Божьей милости, но оно недостаточно для личного посещения нас Богом. Вот ответ Господа, подтверждающий эту мысль:

Лк.17:
«7 Кто из вас, имея раба пашущего или пасущего, по возвращении его с поля, скажет ему: пойди скорее, садись за стол?
8 Напротив, не скажет ли ему: приготовь мне поужинать и, подпоясавшись, служи мне, пока буду есть и пить, и потом ешь и пей сам?
9 Станет ли он благодарить раба сего за то, что он исполнил приказание? Не думаю.
10 Так и вы, когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать».

Теперь вы должны крепко-накрепко утвердиться в той мысли, что если вы даже исполните все заповеди Божьи и всё вам Им повеленное, то вы остаетесь рабами ничего не стоящими! А к рабам в гости Хозяин не приходит.

Теперь попробуем из имеющегося у нас материала разобрать еще одну важную антиномию в отношении посещения нас нашим Богом.

С одной стороны этой антиномии стоит случай, бывший с римским сотником, умолявшим Господа об исцелении его слуги:

Лк.7:
«2 У одного сотника слуга, которым он дорожил, был болен при смерти.
3 Услышав об Иисусе, он послал к Нему Иудейских старейшин просить Его, чтобы пришел исцелить слугу его.
4 И они, придя к Иисусу, просили Его убедительно, говоря: он достоин, чтобы Ты сделал для него это,
5 ибо он любит народ наш и построил нам синагогу.
6 Иисус пошел с ними. И когда Он недалеко уже был от дома, сотник прислал к Нему друзей сказать Ему: не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой;
7 потому и себя самого не почел я достойным придти к Тебе; но скажи слово, и выздоровеет слуга мой.
8 Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает.
9 Услышав сие, Иисус удивился ему и, обратившись, сказал идущему за Ним народу: сказываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры.
10 Посланные, возвратившись в дом, нашли больного слугу выздоровевшим».

Мне уже приходилось разбирать этот прекрасный случай. Но тогда я уделил внимание вере этого римского сотника, за которую Господь и похвалил его. Сегодня же нам важно посмотреть на этот случай с точки зрения посещения человека Богом и контакта человека с Богом. Что мы видим из евангельского повествования?

Мы видим, что сотник услышал о нахождении Иисуса Христа в городе, где он проживал, и не пошел сам к Нему, но послал Иудейских старейшин. Он-то полагал, что им, как своим по вере и уважаемым в народе людям, удобнее будет донести до Христа его просьбу и мольбу. Ведь он не знал, что отношения у Христа и Иудейской знати не сложились. Старейшины выполнили поручение сотника, ибо видели, что он любит народ иудейский и даже построил для них синагогу. Господь принял от них информацию, и Сам пошел к дому сотника, чего тот никак не предполагал. Почему он этого не предполагал? Потому, что считал себя недостойным личной встречи с Господом Богом! Это говорит, что кроме сильной и удивительной веры этот человек имел глубочайшее смирение. Когда Иисус был уже недалеко от дома, то сотник, увидев это или узнав от своих слуг, пытается выправить сложившееся, на его взгляд, по недоразумению положение. Для этого он опять не сам идет на встречу к идущему в его дом Богу, а посылает к Нему своих друзей с одной целью – убедить Христа не входить в его дом! Друзья должны были точно передать слова сотника, которыми тот передает свою веру, свое смирение и свое отношение к Иисусу: не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой; потому и себя самого не почел я достойным придти к Тебе; но скажи слово, и выздоровеет слуга мой. Ибо я и подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет; и другому: приди, и приходит; и слуге моему: сделай то, и делает.

Кто из нас когда говорил Своему Господу Богу такие дивные слова: «Не трудись (не утруждай Себя), Господь мой, ибо я недостоин принять Тебя у себя! И себя самого не почел достойным придти к Тебе, но обратился к посредникам, которые достойны предстоять пред Тобой»?

Где же сейчас эти господа баптисты и прочие протестанты, которые отвергают всякое посредничество между ними и Богом? Далеко им до смиренного римского сотника!

На другой стороне антиномии мы видим евангельский случай со сборщиком налогов Закхеем:

Лк.19:
«2 И вот, некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый,
3 искал видеть Иисуса, кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом,
4 и, забежав вперед, взлез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо нее.
5 Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме.
6 И он поспешно сошел и принял Его с радостью.
7 И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку;
8 Закхей же, став, сказал Господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо.
9 Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама,
10 ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее».

Что мы видим? А то, что мы имеем две противоположности в таких словах: «не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой» <––> «Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме».

И там, и там человек. И там, и там Господь Иисус Христос. И в одном, и в другом случае речь идет о посещении Им дома человека. Но в первом случае это посещение не осуществляется по смиренному исповеданию самого человека, сознающего свое недостоинство на прямое общение с Богом. В другом же случае Бог входит в дом человека, принося спасение этому дому и этому человеку, и человек принимает Его с радостью. В первом случае Господь хвалит веру человека и его смирение, а во втором – Он исповедует человека сыном Авраама, т.е. верным Богу и сыном всех Его благих обетований!

Как же нам разрешить эту антиномию?

Все дело в активности и инициативе. В первом случае (примером которого является Римский сотник) инициатором обращения к Богу и подвигателем Его прихода является сам человек. Он открывает с верой Богу свою реальную нужду и просит у Него помощи. Бог, как милостивый, откликается на эту просьбу и идет к этому человеку навстречу или в дом. Человек, осознавая это, смиряется до зела, понимая свое недостоинство, и богоугодно останавливает рукой смирения вход Господа к Нему, удовлетворяясь лишь полученной по вере и молитве помощью.

Отсюда следует принцип: Когда инициатором прихода к человеку Бога является сам человек, то он должен из чувства своего недостоинства уклониться от прихода Господа. Богоугодное смирение человека здесь проявляется в ощущении и исповедании себя недостойным Своего Бога и посещения Его.

Во втором случае (примером которого служит обращение мытаря Закхея и исцеление Гадаринского бесноватого) Сам Господь Бог по Свой воле хочет и приходит к человеку – «сегодня надобно Мне быть у тебя в доме». Как же можно в таком случае под предлогом смирения и недостоинства (а уж о каком достоинстве Закхея и Гадаринского одержимого можно говорить?) отказать Богу и противиться ясно открытой Им воле?

Отсюда следует такой принцип: Когда Бог Сам хочет придти к человеку, заявляет это и приходит, то человек должен с радостью Его принять. Богоугодное смирение человека здесь будет в смиренном исполнении воли и хотения Своего Господа Бога – приеме Его при осознании всего своего недостоинства.

Может иметь место и пересечение этих принципов. Например, если бы Бог счел нужным все же войти в дом сотника и передал бы ему, что «сегодня надобно Мне быть у тебя в доме», то сотник должен был бы смириться и принять Его. Даже чувство крайнего своего недостоинства не должно препятствовать исполнению воли Бога!

Разрешение этой антиномии мы имеем и в своих молитвах. Так в одной из молитв ко причащению мы читаем такие по смыслу слова: «Недостоин да внидиши под кров мой (исповедание сотника), но егоже мя сподоби (исповедание крайней нужды своей в Боге и смирения перед Его волей, открытой в Его указании, что должно вкушать Его Тело и Кровь, чтобы иметь жизнь в себе)».

+ + +

Итак, для всякого верного человека, желающего получить благие плоды своего общения с Господом Богом, встает важнейший вопрос о согласовании в его практической духовной деятельности неуловимости неподвластного никакой систематизации Бога с Его стройными системами, дарованными нам для нашего спасения и духовной жизни.

Как нам согласовать это кажущееся противоречие?

В Евангелии от Иоанна Господь сказал нам важную истину: Ин.3: «8 Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа».

В этом таинственном изречении Господь наш указал нам на неуловимость Духа Божьего. Поскольку Бог есть Дух, постольку Он и не уловим нами. Но Бог еще есть и Слово, Логос, Который в Своем творческом акте создал видимый и невидимый нами мир. А мир этот, созданный Словом Божьим, есть дивное строение, подчиняющееся охвату и осмыслению логосом.

Бог Дух неуловим Сам по Себе, но Он оставил нам в лице мира сего Свою уловимую нами творческую проекцию. Бог как Дух неуловим, но Он позволяет нам слышать Его голос и узнавать Его по голосу Его! Но голос Бога – это не какой-то непонятный звук или неясное слуховое впечатление, а всегда связанная и осмысленная речь! Голос Бога всегда связан с Его Словом. Бог как Дух неуловим нами, но Бог как Слово позволяет нам уловить Себя верой в Его Слово! Дух не может стать плотью, а Слово – может и стало! Во Христе мы получили возможность осязать Бога через осязание Его воплощенного Слова! Апостол Фома верил в Божественность Христа и в возможность Его воскресения, но он хотел убедиться личным опытом в дарованной паче всякого чаяния людей возможности уловить Неуловимого Бога! А чтобы убедиться в этом – мало видеть образ Христа (ведь и дух льстивый может принять его), мало Его слышать! Чтобы надежно убедиться в этом – Бога должно осязать! А что наиболее осязательнее у Христа, чем Его искупительные для нас раны? Допустив Фому к прикосновению к Своим ранам, Христос оставил нам документальное свидетельство Бога о Его согласии быть уловляемым правой верой, благой надеждой и совершенной любовью, которая в своей начальной стадии является покаянной любовью!

Быт.32:
«22 И встал в ту ночь, и, взяв двух жен своих и двух рабынь своих, и одиннадцать сынов своих, перешел через Иавок вброд;
23 и, взяв их, перевел через поток, и перевел все, что у него было.
24 И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари;
25 и, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним.
26 И сказал [ему]: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня.
27 И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков.
28 И сказал [ему]: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь.
29 Спросил и Иаков, говоря: скажи [мне] имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? [оно чудно.] И благословил его там.
30 И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя».

Если обратиться с полученным ведением к рассмотрению одного из самых таинственных мест Священного Писания – ночной борьбы Иакова с Богом – то мы можем теперь уразуметь, что эта борьба святого и праведного человека с явившимся ему Богом является образом борьбы святого человека за уловление Неуловимого и удержанием Неудержимого Бога. Рассмотрим подробнее приведенный отрывок из книги Бытия.

В стихах 22-23 мы видим выполнение угодником Божьим необходимых условий для личного и осязательного посещения его Богом. Для этого оставляется жена (жены), дети, имущество и все, что только имеет человек в этой жизни. Оставляется не только внешнее, но и все достигнутое в покаянной борьбе и добродетельной жизни. Оставляется не в смысле упразднения, а в смысле не обращения внимания и сложения цены своему добытому в борьбе добру. Человек перед личной встречей с открывающимся ему осязательно Богом должен остаться совершенно один. Его настроение отражает хорошо известное среди совершенных монахов выражение: «В мире есть только Бог и я». Это состояние Иакова и отражено в словах: «И остался Иаков один». Как только освященный Богом человек остается в крайнем духовном уединении, так сразу появляется Некто. Почему же праведник не различает явившегося ему Бога? Потому, что Бог прикрыл Свое Божество темнотой ночи и человеческой плотью Христа! Как иначе Он может дать человеку осязать Себя? Почему же Бог, так прикрывшийся, приходит к праведнику и начинает бороться с ним всю ночь до зари? Богу вовсе не нужна эта борьба. Для праведника эта борьба выглядит безполезной и безсмысленной. Ведь в борьбе с Богом никто никогда не может победить. Но Бог знает то, что полезно Его угоднику на данном этапе его духовного совершенствования. Только ради духовной пользы праведника Бог вступает с Ним в борьбу, умаляя Себя при этом до того, чтобы только не быть поверженным человеком. В этой начатой по инициативе Бога борьбе Он становится для праведника осязательно доступным и этим дает ему опытно отчасти познать Себя. Ведь если бы Бог пришел к Своему угоднику хотя бы с частью Своей славы, то тот бы не вынес этого и умер бы. Иаков опытно пришёл к этому выводу и дивясь чудесному сохранению своему свидетельствовал: «я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя». Начиная бороться с Некто, в процессе самой борьбы человек всё яснее и яснее понимает, что имеет дело с Богом! Заря – это полное понимание и видение Бога. Вот почему до наступления зари Бог оставляет человека, чтобы он не умер от Его славы. Почему же в Писании сказано, что Бог «увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним»? Неужели же Бог не смог одолеть человека? Да не будет у нас такой богохульной мысли! Вступая в общение с праведником через осязательную борьбу, Бог вовсе не ставил Себе задачи одолеть его. Какая радость человеку одолеть малого муравья? Сила же Бога вовсе несопоставима с силой человека. Бог видит, что при сохранении поставленных Им условий, Он не одолевает упорно продолжающего бороться с Ним человека до наступления зари – т.е. до того времени, как человек сам опытно познает, что Он борется именно с Богом! После такого познания борьба становится невозможной, ибо Бог не может выйти из неё побежденным, но не хочет выйти и победителем. Ему нужна не победа над человеком, а победа человека над самим собой! Богу нужна победа за обожение человека! Вот почему прекращая борьбу Непобежденным, но и не победившим, Бог оставляет видимый знак на боровшемся с Ним до конца человеке. Это не увечье, не калечество и не инвалидность, а особая Божья отметина на человеке, сделанная Самим Богом в знак награды за его непрекращающиеся усилия. Эта отметина сказывается в духовном мире высшей наградой, а во внешнем – некоей ущербностью в дальнейшем прохождении оставшейся части жизни лично лицом к Лицу познавшего Бога человека! Иначе и быть не может после личной встречи человека со Своим Богом! После такой встречи и такого познания Такого Бога человек уже никак не может спокойно вернуться к своим прежним делам и заботам, женам и детям! Он внутренне прилепляется только к одному Богу, ощущая без Него себя одиноким сиротой и нищим скитальцем.

В 26 стихе от лица познавшего Бога человека исповедуется такое его прилепление к Богу, которое никак не хочет отпустить Его из своих объятий: «Иаков сказал: не отпущу Тебя»! Богу, как Инициатору этой воспитательной и усовершающей человека борьбы, приходится просить человека отпустить Его: «отпусти Меня, ибо взошла заря». Бог объясняет человеку, что тот уже понял, с Кем имеет дело, и что его прилепление к Богу оценено Им по достоинству. Но лучше для человека, чтобы он до времени отпустил Бога, чтобы во время своё он обрел Его внутри себя навсегда! Бог, открывшийся осязательно человеку в борьбе, не может оставить это состояние постоянным и неизменным. Ведь любая, даже самая благая и богоугодная борьба – это явление временное, которое не несёт в себе покоя. Бог же, как пребывающий в Своем вечном покое, хочет даровать человеку его вечный и неизменный покой! Иаков принимает требование Бога, но выжимает от этой нежданной им встречи с Богом то лучшее, что он только может получить – Божье благословение: «Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня». Получается, что до времени окончательного вселения Бога в человека присутствие Бога в человеке заменяет Его благословение, которое иначе ещё именуется присутственной благодатью Божией! Прежде чем дать Свое благословение, Бог путем обмена имен и переименованием познавшего Его человека особо лично знакомится с ним. Что такое знакомство двух личностей? Это оставление каждой личностью другой личности особого знака для узнавания друг друга. Мы говорим: «Этот человек мне знаком, я его узнаю». Самым удобным знаком является имя личности. Вот почему всё знающий Бог и спросил Иакова: «И сказал: как имя твое»? Иаков называет свое имя. Но Бог спросил об имени Иакова не потому, что Он не знал Иакова или его имени. Он попросил Иакова представиться своим текущим именем, чтобы взамен даровать ему его новое Богом нарекаемое имя, как знак бывшего Своего посещения и общения Иакова с Богом лицем к Лицу. Такое важнейшее и перерождающее душу человека событие настолько существенно меняет его пред Богом, что требует наименование нового от познания Бога человека новым именем: «И сказал [ему]: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь». Бог переименовывает Иакова и дарует ему его новое имя. В этом новом имени Бог сохраняет событие встречи и борьбы Иакова с Ним. Имя Израиль означает по смыслу «борющийся с Богом». Однако нам нельзя это имя и скрытый в нём смысл о борении человека с Богом воспринимать как клеймо богоборцу. Здесь речь не идет о противленческой или злой борьбе с Богом! Ведь Господь Бог награждает Иакова новым именем и хвалит его за бывшую его борьбу с Ним: «отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь». Бог открывает Своему святому угоднику, что отныне он получает силу и мудрость для одоления человеков. Ведь ещё и для этого Бог попустил праведнику бороться с Собой! Справедливо, что боровшийся с Самим Богом и не проигравший в этой борьбе человек, легко будет одолевать любого человека, начиная с себя самого. Получив от Бога дар нового имени, Израиль вопрошает в свою очередь об имени явившегося ему Бога: «Спросил и Иаков, говоря: скажи [мне] имя Твое». Увы, в подобном вопрошении видна немощь человеческой природы. Любой из нас, получив каким-то образом доступ к Богу и возможность спросить Его о чем хочется или получить какой-нибудь дар, может начать задавать несвоевременные вопросы неведения своего. Иаков не знал, что он живет во времена Закона, а не грядущей со Христом благодати. Не знал он, что только в Новом Завете с пришествием Христа на землю наступит время благодати. И только в это время по совершении Сыном Божьим искупления людей Им будет даровано для общения с Богом и моления имя Иисуса Христа. Вот почему он по историческому своему положению получает от Бога такой ответ: «Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? [оно чудно.] И благословил его там». Бог как бы говорит Израилю: «на что ты прежде времени спрашиваешь о имени Моем. Ведь Я еще не родился Человеком, не пришел к вам на землю, не совершил дело искупления людей и не прославил Свое грядущее Богочеловеческое имя, о котором ты ныне спрашиваешь Меня. Я явился тебе лично лишь под образом человека, который мне ещё предстоит взять на Себя природно и в полной мере, во всём, кроме греха. Вот почему имя Мое чудно. Тебе же довлеет пока моего благословения и того имени, с которым я откроюсь рабу Моему Моисею – Сущий!»

Из этого нам ясно, что Иаков боролся с явившемся ему в образе грядущего Христа Сыном Божьим. Осталось нам понять, что же это была за борьба.

Бог, прикрывая Свой неприступный для нас свет темнотой ночи и образом таинственного Гостя в человеческом и осязаемом нами во Христе виде, позволяет избранному Им к общению человеку (в Писании это был святой Иаков, праотец Христа по Его человечеству) осязать Себя. Но такое милостивое позволение – осязать Неосязаемого и уловить Неуловляемого Бога – является для него непосильным трудом и мучительной борьбой. Слишком уж велика разница между безконечным и неограниченным Богом и ограниченным человеком. Ограниченный человек в своих попытках удержать Неограниченного обречен на мучительную борьбу, из которой он никогда не может выйти победителем! Но ведь и ночной Гость, как мы видим из повествования Писания, тоже остался не победителем. Бог мог легко победить Иакова, но Он намеренно не делает этого! Для чего? Для того, чтобы показать нам, людям, Его волю и благоволение – т.е. то, что Он будучи неуловимым, Сам хочет быть уловимым теми, которые взыскали Его и смирились пред Ним до зела. Вот какая борьба была у Иакова, ставшего Израилем, с Богом. Потому-то все уединяющиеся для ведения этой борьбы в монашестве лица получают для себя свои новые в монашестве имена.

Здесь возникает нужда сказать ещё об одном важном ведении в вопросе об искусстве стяжания и хранения благодати. Высшей для человека благодатью является вселение в него всей полноты Пресвятой Троицы. Но для такого вселения Бог поставил перед нами необходимые условия. Посмотрим на эти условия через слово святого Апостола Павла:

2 Кор.6:
«15 Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным?
16 Какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом.
17 И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас.
18 И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель».

В приведенном мной отрывке Апостол открывает нам (или напоминает) важную истину – вы храм Бога живаго! Это проявление требует от человека:

  1. – никогда ни в чем не соглашаться с Велиаром, т.е. сатаной и противником Христа.
  2. не иметь никакого соучастия с неверными Богу людьми, идеями и помыслами.
  3. не совмещать свое назначение с идолами и идолослужением в любом виде и форме. Здесь надо понимать не только историческое идолопоклонство, но и внутренние идолы в виде страстей человека, особенно в лице мира сего и его главной ценности – мамоны (т.е. богатства, золота, денег).

После соблюдения указанных условий Бог требует от верного следующих действий:

  1. Выйти из среды тех, кто не выполняет три вышеуказанных условия, хоть бы это были церковные люди и церковные сообщества.
  2. Отделиться от них в самостоятельное сообщество верных, прекратив с ними всякое общение – молитвенное, духовное, церковное.
  3. Не прикасаться к нечистому.

Выйти из среды отступников, предателей Бога, миролюбцев, идущих на компромисс с сатаной, и отделиться от них в самостоятельное церковное сообщество – это необходимое, но недостаточное условие. При тщательном его соблюдении верным должно всячески храниться от ПРИКОСНОВЕНИЯ ко всему нечистому. Речь идет не о непогружении в нечистоту, но даже о не прикосновении к ней. Под нечистотой здесь понимается не грех вообще, а именно нечистота, мерзкая Богу, помимо греха. Под такой нечистотой можно понимать:

  1. – Нечистое православное учение и исповедание.
  2. – Нечистая молитва, зависящая от нечистых помыслов.
  3. – Нечистая жизнь.
  4. – Нечистая плоть.

В утвердительном порядке можно сказать о требуемой чистоте:

  1. – Чистота нашей веры, учения и исповедания.
  2. – Чистота нашей молитвы и нашего ума.
  3. – Чистота нашей жизни и благочестия.
  4. – Чистота наших нравов и хранение нашей плоти от нечистоты.

По отношению к 4-му пункту особенно выделяются монахи, которые дают обеты не просто безбрачия и целомудрия, но не касания противоположного пола вообще, и своего пола в смысле нечистоты.

Нам важно знать и разуметь, что требование не касания к нечистому в наше отступническое время становится для любого верного, а не только монашествующего, важным определяющим фактором. Для мирян, живущих в честном браке, это не прикасание к нечистоте может заключаться в добровольном ради Бога воздержании от позволенных Богом брачных отношений. По канонам Церкви нельзя гнушаться браком, но можно отказаться от отношений ради воздержания. Это требование исполняется человеком добровольно по совету Христа, если этот человек хочет заняться стремлением к совершенству: Мф.19: «21 Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною... 29 И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную».

Итак, есть два вида следования за Христом: один для всех – ради стяжания жизни вечной и спасения своей души: Лк.9: «23 Ко всем же сказал: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. 24 Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее», другой – для добровольно избравших по совету Христа путь совершенства.

Если для пути спасения брак и чадородие являются помощью, то для пути совершенства они являются помехой. Максимум, чего может добиться правильно подвизающийся о своем спасении человек, – это вселения в него Духа Святого. Однако ни Сын Божий, ни Отец Небесный не могут войти в такого человека. Непременным условием для вселения всей Троицы в человека является его добровольный отказ от всякой нечистоты, в том числе и позволенной Богом в браке. Для возжелавшего достичь совершенства человека необходимо не только оставить греходелание, но и не прикасаться больше ни к какой нечистоте. Апостол Иуда, постигнувший это, воскликнул: Иуд.1: «23 гнушаясь даже одеждою, которая осквернена плотью». Отсюда ясно, что мужчина (девственный или воздержанный) не может достичь совершенства и Боговселения, даже при соблюдении всех Божьих требований, если у него не прекратится от действия обильной благодати естественная нечистота от непроизвольных семяизвержений. Также и женщина (девственная или воздержанная) не может достичь совершенства и Боговселения, даже при соблюдении ею всех прочих Божьих требований, пока у неё не прекратится истечение её природной нечистоты (месячной нечистоты).

О ДВУХ МИРАХ, ДВЕРИ МЕЖДУ НИМИ, КЛЮЧЕ ОТ ДВЕРИ И ЗОЛОТОЙ РУЧКЕ И НАШЕМ ПЕРЕХОДЕ ТУДА И ОБРАТНО

Есть два мира – видимый, известный нам, и – невидимый, духовный и нам вовсе не известный. Мы, как принадлежащие по сотворению к двум этим мирам, должны находиться в каждом из них во всей возможной полноте. Грехопадение, развитие греха в людях и грехолюбие с самооправданием, и подчинение злым и лукавым духам вытеснили нас из духовного мира, в котором Центром и смыслом является Бог – Дух Чистый Блаженный и Всесовершенный. Мы остались лишь в видимом мире, в котором Бог проявляет Себя как Творец его, Промыслитель и Спаситель людей. Но мир этот из-за падения людей претерпел болезненное изменение и из нетленного и послушного человеку стал тленным, непослушным человеку и даже враждебным ему.

Живя в таком извращенным нашим падением и грехом мире, в состоянии лютой духовной болезни и смерти, в скорбях, трудах, болезнях и немощах, мы не только превратно все воспринимаем и понимаем, но и к Богу, даже если улучили от Него получить дар спасающей веры, относимся только внешне. Он для нас непонятный, страшный и находится где-то там в недостижимом для нас месте. Знаем мы о нем из внешних источников и внешне. Мы находимся в одном мире, а Он и все те, кто с Ним – в другом, духовном. Но Бог не оставил нас окончательно только в этом мире. Он – пришествием и подвигом Иисуса Христа Сына Божьего, совершенным Им искуплением нас – соединил для каждого верою и любовью принимающего Христа два этих мира. Теперь мы реально можем при определенном преуспеянии достичь законного проникновения в духовный, прежде опытно неизведанный нами, неизвестный нам никак, изумительный и таинственный духовный мир! В этом мире все не так, как в нашем. Там совсем другие законы, правила, реалии, ощущения, возможности, способности и все прочее. В нашем мире нашими словами мы не сможем передать реалии духовного мира. А то, что мы будем говорить, не будет приниматься на веру. Нас посчитают безумными и лживыми. Вот почему всякий шаг в сторону духовного мира может осуществляться только с помощью Духа Святого и других насельников духовного мира.

Наша задача не та, чтобы жить в этом мире и, оставаясь в нем, заниматься некоторыми духовными упражнениями, делами и добродетелями. Наша задача – проникнуть реально в духовный мир и утвердиться в нем. Вход туда возможен только через Иисуса Христа! Ключом в тот дивный мир является имя Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Молясь этим блаженным божественным именем в этом мире, мы постепенно, и сперва незаметно для нас, оказываемся все чаще и чаще нашими помыслами, ощущениями и переживаниями в духовном мире. Например, сидишь в тишине, темноте и молишься, но при этом ясно ощущаешь, где ты и что вокруг происходит. И вот так молясь и ни на что особенное не настраиваясь, вдруг ощущая ты видишь, что твой ум как бы вывернули наизнанку и – и ты оказываешься в совершенно другом мире! Там для тебя еще темно, но тепло и блаженно. Ты ощущаешь неизведанную ранее тишину, мир, покой и блаженство. Ты забываешь о всем земном, с чем ранее имел дело. Ты ясно разумеешь, что все это не от мира сего. Если в этом мире ты ощущаешь натиск от помыслов, боль твоего тела, скорбь души, тесноту сердца, смущения, сомнения, колебания, волнения, брань со своим падшим естеством, битвы с духами злобы и много другого болезненного и скорбного, то в духовном мире всего этого нет. Там ты отдыхаешь, оздоровляешься, укрепляешься, научаешься, познаешь неизведанное ранее, переживаешь неиспытанное ранее! Там мир, покой, тишина, отрада, утешение, наполнение, укрепление, тихая и стройная радость, неизреченное веселие, греха и мира сего забвение, к Богу прилипление и ощущение блаженства! Иначе и быть не может в мире Божьем!

Где Бог – там всегда мирно, покойно, защищенно и хорошо. А в сем мире, где князь – сатана, нет и не может быть покоя и мира. Пришел в этот мир наш Господь и Бог Иисус Христос – и Его здесь гнали, оскорбляли, ненавидели, били, плевали, издевались, беззаконно осудили и казнили позорной казнью! Если это сделали с совершенным и всесильным Богом, то что говорить о людях! Кого из святых не гнали, не оскорбляли, не пытались убить? Вот почему Господь наш и Спаситель, Который не от мира сего, пришел и призвал нас от мира сего в царство Свое, которое не от мира сего! И со дня этого призыва – призыва в Новый Завет с Богом – мы призваны к мироотречению! Нельзя достигнуть Божий мир и Божье царство, не отрекшись от мира сего! Вот почему от времени пришествия Христа люди стали разделяться на миролюбцев и мироотречников. Если ты внутри себя не отречешься этого мира и самого себя, как части этого мира, то не сможешь пойти за Христом и понести свой крест, чтобы окончательно умереть для сего мира и ожить для Бога и Его мира!

Христос же является дверью, разделяющей этот мир и мир Божий. Он сам сказал об этом: Ин.10: «9 Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет». Сколько раз мы читали эти священные слова, но вряд ли вдумывались в их значение. О чем здесь нам говорит наш Господь и Спаситель? Он говорит, что Он для нас, людей, есть дверь. Дверь куда? Дверь – что разделяющая и что за собой скрывающая? А разделяет эта дверь – Господь наш Иисус Христос – два мира: этот, дольный и много скорбный, и тот, горний, духовный и блаженный. Переход из одного мира в другой возможен только через Христа! А ключом, открывающим эту дверь, является имя Иисуса Христа, а золотой ручкой на этой двери является Пресвятая Пречистая Богородица! Вот почему через Неё намного проще, удобнее и надежнее открыть дверь, если имеешь ключ и откроешь замок на двери молением именем Иисуса Христа. Итак, войти надо Христом. Куда войти? В духовный мир! А там спасение, мир, покой и обильная пажить со всем необходимым и утешительным! Но почему сказано – войдет и выйдет? Если там так хорошо, то для чего выходить из духовного мира? А сказано это для живущих в этом мир и в отведенное каждому Богом земное время. Во время этой жизни мы не можем окончательно перейти в тот мир. Мы можем там лишь гостить. Но чем больше мы там освоимся, чем больше друзей мы приобретем там, тем легче и надежнее будет наш переход туда по нашей смерти, когда мы сбросим с себя эти "кожаные ризы". Итак, в этой жизни мы обретаем дверь – Христа Сына Божьего – для частого перехода в духовный мир и обратно. После каждого посещения духовного мира мы возвращаемся благо измененными, окрепшими, утешенными, возросшими, познавшими более и более освященными. Но эта священная и спасительная дверь в духовный мир работает не только для допуска нас в него и выхода обратно, но и для прохождения духовного мира в нас.

Откр.3: «20Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною».

Мы видим, что Христос является для нас и дверью между нашим и духовным мирами, и тем Важным и нужнейшим Гостем, Который Сам стоит и стучится к нам с той стороны двери! Одно дело – жить в Боге, а другое – чтобы Бог жил в тебе. Также одно дело – быть в духовном мире. а другое – принимать и иметь этот мир в себе. Мы не просим о входе в духовный мир, ибо это вход открывается в процессе покаянно-молитвенного переделывания себя. Но мы просим о том, чтобы духовный мир в Лице Царя Духа Святого пришел и вселился в нас! Наша двухмирность дает нам двухмерность – т.е. возможность жить в Боге и дать Богу жить в нас! Мы можем жить посещениями духовного мира, а можем жить, имея этот мир в себе! Когда мы имеем этот мир в себе, то мы становимся духоносными и духовными и можем по-новому, богоугодно жить и действовать в этом мире. Когда мы посещаем сами духовный мир, то мы не можем действовать в этом мире. Мы не можем даже помнить о нем! Благодать нам нужна и для очищения себя, и для поддерживания нужной для общения с Богом чистоты, и для способности принять Бога у себя в душе, и для способности посещать мир духовный. Жить в Боге и в духовном мире во время земной жизни сподобляются весьма немногие люди. Эта жизнь возможна лишь время от времени. Всякий уход в духовный мир охлаждает нас к этому миру и наполняет новой благодатью и духовной силой. Вкус к духовной жизни укрепляется и утончается, а вкус к греховным утешениям пропадает. Жажда богообщения растет, а жажда благ мира сего исчезает. Мир сей и миролюбцы, копошащие в нем, становятся нам ненавистными. Мы же, как имеющие в себе отпечаток духовного мира и знак неотмирности, становимся для миролюбцев нетерпимыми раздражителями, нарушающими самим своим бытием их ложный и грехоупоительный покой, отчего воспринимаемся ими как лютые их враги. Нашей долей становятся насмешки, поругания, гонения, лишения, презрения, побои, обман нас, ненависть к нам, вражда к нам, творение пакостей нам, клевета о нас, унижение нас и нашего имени, моральное и физическое уничтожение нас. Чем мы становимся духовнее и благодатнее, тем больше на нас осуществляет натиск мир сей и его миролюбцы, но тем больше бывает и защита нас Богом и миром духовным!

Итак, закрепим то, что мы познали. Есть два мира: привычный нам – видимый, и неизвестный нам – невидимый. Привычный мир испорчен падением людей и ждет благого изменения его Богом во втором Пришествии Христа. Первым пришествием Христа и Его искупительными заслугами мы получили вход в царство Божие по смерти и доступ в духовный мир и к Его Центру – Богу еще в этой жизни. Между этими мирами Богом установлена дверь в Лице Иисуса Христа, закрытая на замок. На этой двери есть прекрасная золотая ручка в Лице Пресвятой, Пречистой Госпожи нашей Богородицы, Которая неразрывно связана со Христом и помогает всем верным и достойным людям открывать и закрывать дверь в духовный мир – Христа Бога. Ключ от этой двери нам – каждому призванному верой во Христа в Его Церковь – даровал Сам Иисус Христос разрешением моления Его всемогущим и Божественным именем. Моление именем Иисуса Христа есть путь – путь ко Христу, путь к Отцу небесному, путь к Духу Святому и путь в духовный мир и царство Божие. Моление именем Иисуса Христа есть открытая Христом истина, позволяющая нам утвердиться и всегда твердо пребывать в истине и свободе от всех заблуждений и всего ложного. Моление именем Иисуса Христа есть жизнь – жизнь истинная, жизнь в Боге и с Богом внутри себя. Моление именем Иисуса Христа выводит нас из смерти, оживляет для жизни с Богом, сообщает нам жизнь с Богом и доставляет нам время от времени жизнь в Боге и духовном мире.

Когда мы молимся Иисусовой молитвой, то тем самым стучимся ключем – именем Иисуса Христа – в дверь милости Божией ко Христу Спасителю, и Он открывает эту дверь – Себя Самого – и мы можем по воле Его входить в духовный мир и гостить в нем, осваиваясь, привыкая, познавая его и обживаясь в нем. Когда мы молимся именем Иисуса Христа, то начинаем слышать Христа с той стороны двери. Мы слышим, как Он стоит за дверью и стучится к нам. Мы открываем Ему дверь своего сердца Его именем, и Он входит к нам со Своими гостинцами и дарами и устраивает нам тайную Вечерю, ту самую, на которой в Сионской Горнице были одиннадцать верных Апостолов и учеников Христа. В лице Иуды Искариотского с этой духовной Вечери изгоняются все плотолюбцы, миролюбцы, сребролюбцы, гордецы и прочие грехолюбцы. Они предаются страстям, бесам, их отцу сатане и богозабвению. Они могут произносить имя Бога лишь лицемерно, но не могут призвать его во спасение свое, не могут молиться им и утвердиться в молении им. При любой их попытке молиться именем Иисуса Христа бесы и страсти тут же похищают их ум и сердце, как свою часть, и отводят далеко от Бога – пасти «свиней» и есть «свиные» рожки тленных и скоропреходящих греховных услаждений и удовольствий.

Гостящий в духовном мире человек не только познает ранее совершенно ему неведомое бытие, но и напрочь забывает о внешнем мире, его страстях, бранях и скорбях. В подобном состоянии человек забывает и о себе, как о плоть носящем, и осознает только свое внутреннее я, своего внутреннего человека, которым он и пребывает в гостях в мире духовном. Находясь в таком созерцательном состоянии, человек не может активно действовать в этом мире. Чтобы активно и богоугодно действовать в этом мире, по воле Бога, с Его помощью и Его благодатью, человеку нужно стяжать в себе благодать Божию настолько, чтобы Дух Святой пришел и вселился в человеке вместе со всем духовным миром. Тогда человек становится духоносным, духоводимым и духодействующим. Такими мы видим всех святых отцов Церкви. Далее человек достигает уровня вхождения и поселения в нем Ипостаси Сына Божьего и Ипостаси Отца. Такой человек становится вполне Богоносным и совершенным. Для такого человека моление именем Иисуса Христа имеет значение только для перехода его в духовный мир, который находится в нем самом, внутри него, в его сердце. Моление именем Иисуса Христа для спасения, покаяния и стяжания благодати ему уже не нужно и он заменяет это моление на благодарственное и славословящее моление Отцу или всей Пресвятой Троице. Основной частью его духовной жизни становится созерцание, богомыслие и богословие (с благословения Божьего). Он уже не имеет нужду в помиловании или прошениях к Духу Святому прийти и вселиться в него, но молится лишь созерцательно-соединительным духовным действием. Его молитва становится духовной, и она соединяет его дух и Дух Бога воедино. Нам не дано знать об этом высоком уровне, и мы лишь верим, что он есть и достижим для нас.

Что же кроме богозабвения, злого разленения и неведения более всего препятствует нам в деле стяжания благодати Божией? Отцы говорили об этом так: «Не войдет благодать в злохудожнюю душу и тело, преданное страстям». Насчет тела, преданного страстям, и убивающей нас для Бога похоти плоти, похоти очес и гордости житейской мы понимаем достаточно хорошо. Мы противопоставляем этому святоотеческую аскезу, мерно и мудро подобранную нами по своему уровню и подогнанную по своему состоянию. А вот со злым художеством нам надо разбираться. Что же это за злое художество? А этим художеством является наше увлечение всеми подряд помыслами и всеми подряд сердечными ощущениями. Нам надо упорядочить свой ум от приходящих в него помыслов. Этот порядок наводится с помощью внимательного и усердного призывания имени Иисуса Христа. Смысл этого призывания для нас состоит в том, что мы пытаемся с его помощью обнищать на все помыслы (как греховные, так и посторонние) и держать свой ум чистым и обнаженным пред Богом для напечатления в нем только божественных помыслов. Вот почему вместо всякого помысла мы поставляем имя Иисуса Христа, замещая этим спасительным для нас именем все помыслы, которые несут нам от бесов, страстей и мира сего смущение, мучение, смерть и погибель. Только полностью очищенный от помыслов ум может ясно и правильно созерцать Бога и все божественное. Это очищение и дает нам моление именем Иисуса Христа.

Но одной умственной молитвы, которая со временем становится умной, нам недостаточно. Ведь кроме помыслов нас оскверняют и различные ощущения, которые сопровождают все помыслы мира сего. Эти ощущения вместе с их помыслами оскверняют наше сердце. Похоть плоти, похоть очес и гордость житейская – суть сего погибельного мира – приходят в нас прежде всего ощущениями, вызывающими пагубное вожделение. Мы должны отречься от всех ощущений сердца так же, как и от всех помыслов ума. Мы должны держать сердце наше чистым от всех ощущений и обнаженным пред нашим Богом, чтобы Он мог напечатлевать в нашем сердце Свои духовные и божественные ощущения. Невозможно перемешивание помыслов мира сего и божественных помышлений, и невозможно перемешивание ощущений мира сего и божественных ощущений. Если всем помыслам мира мы противопоставляем имя Иисуса Христа Сына Божьего и единственный помысел - о прошении помиловать нас, грешных, то всем сердечным ощущениям мы противопоставляем одно единственное чувство – покаянное! Таким образом мы соединяем имя Иисуса Христа и покаяние воедино. Это и есть соединение два в одну плоть. Что Бог сочетал, то человек да не разлучает. Таким образом наша молитва становится покаянной Иисусовой молитвой, которая постепенно приводит нас к нашей умно-сердечной молитве. Умно-сердечная молитва научает нас и снабжает божественными помышлениями (богомыслием) и божественными ощущениями (духовными ощущениями, ощущениями истинной жизни, мира, покоя, духовной радости и блаженства). Так, благодаря молению именем Иисуса Христа с целью покаяния, мы избавляемся и от трех исполинов, препятствующих нашему выходу к Богу, и от злого художества помыслами и ощущениями мира сего. Такое избавление есть основа для стяжания и хранения благодати Божией.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить