ГЛАВА 19

СТРАЖИ ВОРОТ

«Матрица — это система, Нио, и эта система является нашим врагом. Когда ты внутри, смотришь вокруг, что ты видишь? Бизнесменов, учителей, юристов, плотников — сами сознания людей, которых мы пытаемся спасти. Но пока мы это сделаем, эти люди являются частью этой системы и это делает их нашими врагами. Ты должен понимать, что большинство этих людей не желают быть отключенными. И многие так… безнадежно зависят от системы, что будут сражаться, защищая её ».

Морфеус в «Матрице»

Это глубокомысленная цитата и замечательное резюме стоящей перед нами дилеммы. Я не вижу подключенных к Матрице людей своими личными врагами, потому что, наблюдая это как конфликт или войну между «нами» и «ими» — мы подтверждаем тем самым, насколько «подключенными» мы являемся сами. «Мы против Их» является мышлением Матрицы, восприятием Матрицы. Это не должно рассматриваться как своего рода «борьба», потому что ты становишься тем, с кем ты борешься. Но думающие «по-Матрице» люди являются врагами свободы, и это уже точно. Врагами своей собственной свободы и свободы всех существующих в Великой Иллюзии. Они являются стражами ворот Матрицы, каждый день подавляя мысли, желания, людей и информацию, которая могла бы сделать нас — и их — свободными. Безусловно, сознательные агенты от Иллуминати располагаются на постах экономической, бизнес-, медиа-, политической, судопроизводства и военной власти для удержания этого ментального и эмоционального «овечьего загона». Но сами они не могут в этом преуспеть. Они должны манипулировать человечеством для подавления его же самого. Человечество — вроде охранника. Он часто и сам не знает, чтО он охраняет и зачем делает это. Он является автоматикой, просто исполняющим сказанное ему, и ни на момент не рассматривающим возможность подумать для себя и рассмотреть ситуацию с выгодой для себя. Черное, либо белое и без никаких оттенков серого. Правила есть правила, дружок. Каждый «подключенный» является врагом, либо потенциальным врагом свободы, и некоторые из них являются более надменными энтузиастами насчет этого, или, другими словами — более глубоко втянуты в иллюзию, чем остальные. Если мы хотим вырваться их этой вибрирующей тюремной камеры — нам всем надо отказаться от нашей роли агентов полиции мысли. Чтобы нам стать свободными — мы должны освободить всех остальных. Чтобы прекратить свое существование овцой — надо прекратить быть её овчаркой. Как это просто, и каким тяжелым однако, это покажется для людей в их нынешнем гипнотическом состоянии. Но мы можем перестать быть овчаркой лишь после того, как поймем, что мы ею являемся и потому слепы в своем собственном желании контролировать жизни других людей и их мысли. Спросите кого-либо, верят ли они в свободу, и все, за исключением какого-то там меньшинства скажут вам «Да». Это не тот случай, когда люди могут быть против. Потому мы все верим в свободу под действием рефлекса, но живем ли мы в ней в своих ежедневных делах? Вас, наверное, разыгрывают. Если бы это было так — эта книга, и все мои прочие не имели бы причин для опубликования. Мы уже были бы свободными и соединены с многоразмерным раем.

Кто же является стражниками ворот Матрицы? Кто является начальниками тюрем, стражами границ Великой Иллюзии? МЫ.

СТРАЖИ ВОРОТ РОДИТЕЛИ, ПАРТНЕРЫ И СВЯЩЕННИКИ

Мы хотим, чтобы наши дети жили в свободном мире, ведь так? Тогда почему же мы даже не позволяем им жить в свободном доме? Переходящее из поколения в поколение воспитание родителями своих детей является величайшей из деятельности стражей ворот. Если родитель христианин, мусульманин, голосовавший за ту или иную партию, расист, сексист, рабочий класс, аристократ — да кто угодно! — это будет таким же воспитанием норм, которое они в подавляющем своем числе будут применять и к своим отпрыскам. Ребенок воспитывается быть отражением родителя, и давление для этого прилагается огромное.

Сама идея того, что неистовый христианин или мусульманин, еврей или индус могут уважать права своего ребенка с его рождения для достижения их собственных выводов без применения давления к соответствию верованиям своих родителей — будет крайне отвратительной таким людям. На самом деле, большинство из них не готовы оценить такой уровень умственного и эмоционального уважения к уникальности своего ребенка, свободы мысли и выражения. Как я говорил в начале книги, я дискуссировал в «Оксфорд Юнион» с бывшим главным раввином великобритании, и он не видел разницы между информацией и индок-тринацией. «Как я могу дать лучшее моим детям, — сказал он по этому случаю, — если я не воспитаю их в вере того, что есть правильно?» Нет, раввин, то, во что ты веришь — правильное. Это не есть информирование их о твоей точке зрения — это есть «втемяшивание» (индоктринация) твоих уверований с одновременным подавлением и дискредитацией всех альтернативных версий реальности. Это есть контроль сознания. Священники, раввины, епископы, попы и все остальные из бригады патлатых являются профессиональными стражами ворот, работающими на тех, кто контролирует Матрицу. Однако и их большинство до того сами загипнотизированы Матрицей, что они и сами не имеют об этом представления. Так же обстоит дело и с большей частью родителей.

Оно идет и дальше того. Родители, воспитанные своими родителями, которые были воспитаны своими и так далее — часто решают, что для их ребенка будет хорошо даже после того, как тот покинет «гнездо». Как-то я встретил парня в его 60-ти годах, которого все еще мучили угрызения совести из-за того, что он не добился, чего для него желал его отец. Да хрен с ним, с его отцом, говорю я. Если он такой родитель-диктатор и эмоциональный манипулятор — он достоин быть чертовски разочарованным. Принесет ему пользу. Но кто из нас не занимаются тем, чем хотели бы заниматься в действительности в своей жизни, потому что боятся, что скажут наши родители, или из-за того, чтобы не расстраивать их? Существенно. Они то ли уважают наше право быть тем, кто мы есть и выражать себя, то ли они могут идти своим путем. Их выбор. Это очень важно для того, чтобы вырваться из паутины страха и вины, и в самой необходимости такой поддержки, что доминирует во многих отношениях ребенка и родителя и продолжается еще долго после того, как ребенок становится взрослым. Они и не являются нашими родителями, однако. Разве что в соответствии с реальностью Матрицы. Они являются теми, кто посеял нашу физическую форму и с которыми мы проводим формирующие нас годы. Они близки к нам генетически в этой физической реальности, но они могут быть совсем не близки, когда касается вибрационной связи. Многие являются таковыми, хотя и не обязаны этому. Одержимость тем, чтобы ничего не сделать такого, что бы расстроило своих родителей или же людей вокруг нас — является менталитетом Матрицы, ключевой частью тюрьмы, что удерживает нас в ряду.

Так же обстоит дело и с нашими женами или мужьями, партнерами и детьми. Рассмотрите свою ситуацию. Как много людей вокруг вас, людей, которых вы любите и о которых заботитесь подавляют в вас то, что вы хотели бы получить в этой жизни, потому что вас беспокоит их возможная реакция на это? Это ментальный и эмоциональный Алькатрас. Это может превратить отношения в тюремное заключение, а брак и семью — в тюремную камеру. Не поймите меня здесь неправильно. Я не говорю о том, чтобы быть жестоким из-за того, что вам это нравится, или сделать несчастной свою жизнь ради этого. Нет-нет. Я имею в виду возможность выражать себя, говорить что думаешь, жить своей уникальностью без подавления себя из-за того, что другим вокруг вас не понравитесь или они не поймут вас настоящего. Это означает перестать жить тем, кем они считают — вы должны быть; копией того, что они хотят в вас видеть, а начать быть тем, кем вы являетесь на самом деле. Если они с этим не справятся — это их проблема, и им следует найти кого-нибудь другого, кто бы лучше устраивал их. И если они не могут, а настаивают на том, чтобы вы подавляли самое себя для их удовлетворения — они являются неоплачиваемыми, не подозревающими о том стражами ворот Матрицы.

Но все это двояко. Каждый, или почти что каждый озабочен своей личной свободой, а как же насчет свободы остальных? Сколько раз на дню вы налагаете свою волю, свою реальность на окружающих вас? Я выступал на некоторых финансовых конференциях, призванных продвижению «свободы». Все, что вам надо было делать — так это стоять на сцене и говорить о свободе, и вы гарантированно получали дикие овации. Но большинство из хлопавших в ладоши и организаций, что стояли за конференцией — вообще не хотели никакой свободы. Это было последнее, чего они бы желали. Они не могут справляться со свободой. Большинство и не знало, что это было, а те, кто имел какое-то представление — ужасались ее вовлечения. Организаторы боялись, что буду использовать «И»-слово — «Инопланетяне». Даже «С»-слово — Свобода — было менее угрожающим их жизням. Их даже мало заботило то, что информация об инопланетянах могла быть неверной. Их также мало заботило и то, что сказанное мною могло быть правдой или нет. До той поры, пока это не огорчало аудиторию, которую организаторы использовали и безжалостно манипулировали для своих прибылей — все выглядело О’Кей. Пока людям нравится то, что они слышат — кому дело до того, правда это или нет? Как только я стал задаваться вопросом в моих книгах о существовании Христа — группы слушателей, дававших мне прежде овации стоя за раскрытие заговора — стали требовать, чтобы я был вычеркнут из списка выступающих. В чем мое преступление? Раскрытие иной точки зрения по отношению к их. Уверен, что многие из них продолжают посещать эти конференции, продолжают быть манипулированными и все еще дающими овации стоя тому роду свободы, какой они желают в действительности — свободы слушать кого-либо, поддерживающего их собственные убеждения, и свободы подавления кого-то другого, имеющего другую точку зрения. На самом деле это и является желанной «свободой» для многих. Я наблюдал другую финансовую группу в Аризоне, и слушал их толкующих о свободе от системы, свободе выражения и всего того, что они считают — заманит людей в их сети. Они говорят о том, что организация создана для пропаганды свободы, тогда как она создана просто для того, чтобы делать как можно больше денег. Ладно, если это действительно так, будьте честны в этом и не охмуряйте меня всяким слезливым, тщательно отрепетированным мусором про то, как вы собираетесь освободить народ. Освободить свои перерасходы, быстрее всего. Смешно однако, что эта оказалась одной из наиболее диктаторских, порочных, бессовестных, манипулирующих организаций когда-либо виденных, изобилующей важными поставщиками всякой чуши. Все эти «финансовые» организации и большинство их аудиенции являются стражами ворот, выдающими себя промоутерами свободы, и это, возможно, делает их самыми заблуждающимися.

Величайшим подарком, что мы можем дать нашим детям, является свобода мышления самим за себя, даже если оскорблением из оскорблений будут являться для нас их убеждения; стимулирование их вопросов, чтения и формирования своих собственных заключений; уважения их права быть разным без чувства необходимости навязывать наши убеждения, потому что нам лучше известно. Конечно же, нужно им указывать, когда их поведение нечестно и неприятно задевает других, но не это я имею здесь в виду. Я имею в виду поощрять их в освобождении их сознания и открытости ко всем возможностям. К сожалению, многие родители больше озадачены тем, что их соседи, друзья и учителя подумают о их детях, чем тем — что дети будут думать о себе и о мире вокруг. Мы должны научить детей свободно думать «официально неправдоподобно» и подвергать сомнению «официально бесспорное». Если мы не сделаем наших детей свободными, мы упадем на свои задницы на самом первом шаге по дороге к мировой свободе.

В наших личных отношениях мы должны освободить друг друга от штампов какими эти отношения должны быть. Мы закомплексованы штампами и предположениями, а кто создал эти штампы? Система, Матрица создала. Как только у нас имеется предположение и мысленный рисунок того, что составляет «любовь», отношения или чего бы там ни было — нас захватывает эта форма мысли. Она становится фокусом для всех наших суждений. Если отношения принимают другое выражение — мы становимся разочарованными; это может быть идеальным для нашего персонального роста и эволюции, но это лежит за пределами штампа, поэтому не может быть правильным. «Не целуй меня и не держи за руку, как та парочка напротив на улице». Ну, это наверное потому, что я не парочка напротив, а я есть я. Иронично, но связи со штампом являются наиболее хрупкими и поверхностными, потому что они часто основаны на образе и положении, нежели содержании. Отношения являются всем. Отношения между планетами и звездами, водой и воздухом, горячим и холодным, мыслью и энергией постоянно создают и изменяют мир вокруг нас. Отношения есть буквально то, что делает созидание возможным, и человеческие взаимоотношения являются выражением этого. Главным образом мы учимся и растем, но если штампы будут наложены на то, какими должны быть отношения, и в каком направлении им развиваться — мы немедленно воздвигнем барьеры для всего другого возможного жизненного опыта и отсюда — к большему пониманию. Течение жизни ведет нас к тому, что мы должны пережить и с кем, и течение происходит изнутри нас самих. Как только мы проложили свой путь, каким он должен быть — мы спорим с этим течением, которое уготовало для нас другой план. Это провоцирует сражение между внутренним течением и внешним — сознательным, требованием штампа, и победителем из этого конфликта выходит только один. Я люблю, когда меня обнимают и работать в гармоничных ситуациях, но есть больше чего предложить отношениям, чем классические штампы, и часто они предоставляют нам не совсем приятные ситуации. Но если между двумя людьми действительно существует любовь — они могут все это пережить и укрепиться от этих испытаний, потому что, что бы ни случилось — ничего не разрушит эту связь. Истинная любовь не сознаваема, она находится за пределами подчинения сознательной мысли. Она не описуема и словами. Я думаю, что мы потеряли соприкосновение с тем, что по-настоящему является любовью. Вместо этого мы часто создаём иллюзию любви и путаем ее с чисто третьего-измерения шаблоном.

Среди менталитета «Новой Эры» обнимающиеся люди являются являются частью личности, основы, ментальной и эмоциональной униформы для показа того, что вы являетесь «любимым». Но я повидал многих «ново-эровцев» обнимающимися в роли публичного шоу, в то же время говорящих, как они ненавидят свое поведение, как только уходят оттуда. Мне известны многие отношения типа «цёмкай меня, рыбонька ты моя!», которые на поверхности оказываются абсолютно такими же. «О, что за чудная пара, они так любят друг друга — это заметно, не правда ли?» Однако при первых признаках возникающей проблемы среди них — отношения распадаются, потому что они построены на песке. Они не могут управиться с ней, потому что шаблон поизносился, и вам еще станет известно, разговаривая с ними после разрыва, что их связь на «сюсюканиях» являлась маскировкой отсутствия глубокой внутренней связи, которую ничего не может разрушить. Я слышал также, что двое людей во взаимоотношениях ни при каких обстоятельствах не должны говорить «До свидания» без того, чтобы добавить «Я люблю тебя». На самом деле? А ну-ка скажите: «Я тебя люблю». Видите, как это просто? Вам не надо иметь это в виду, вам не надо чувствовать это — вам просто надо это сказать. Как много людей говорят эти слова каждый день просто для того, чтобы добиться желаемого? И как много не следуют этому правилу, однако чувствуют огромную любовь к другому человеку и выказывают это другими способами? Как-то я видел изречение, в котором говорилось: «Из-за того, что я не люблю тебя так, как тебе хотелось бы — не означает, что я не люблю тебя всем своим существом». Необходимость слышать все время «Я тебя люблю» или проводить постоянные публичные шоу влюбленности могут говорить больше о неуверенности в себе, чем служить подтверждением любви. Если бы вам был дан выбор, предпочли бы вы скорее иметь шаблонные взаимоотношения, которые разваливаются в минуту испытаний, или же настоящей сущности — когда вы знаете о том, что ваш партнер будет в одном с вами окопе, даже если он и не говорит «Я тебя люблю» каждые пять минут? Иногда у вас могут быть и оба варианта, и это просто здорово, если это то — чего вы хотели, но существует бесконечное число и других выражений любви, которые не входят в набор правил и стандартов.

Я был женат на Линде 29 лет, и хотя мы уже не являемся мужем и женой — мы всё ещё близки в глубине души и далеки от сумасбродной идеи о том, что для того, чтобы быть официально «вместе» — вам нужно подписывать кусок бумаги, озаглавленной «Заявление». Мы останемся такими навечно из-за нашего взаимного и глубоко-болезненного пережитого с 1991 года, которое взорвало все стандарты жизни и ожидания от неё — в крохотные кусочки. Она знает о том, что я всегда буду там, где я нужен, и не важно — зачем, не важно — где, и наоборот. Если бы это были стандартные (по шаблону) отношения — все прекратилось бы мгновенно лет десять назад. Но так не было ни тогда, ни сейчас, и вот почему они продолжаются и укрепляются, несмотря на то, что форма их проявления должна была бы измениться. Жизненные испытания, которые мы переносим, делимся ими и преодолеваем — делают нас крепче, мудрее, более осведомленными людьми. И, что наиболее важно — более независимыми людьми, выражающими большую внутреннюю силу, чувство уверенности и уважения к тому, чем мы являемся. Это являлось причиной всего нашего эволюционного развития: сделать нас сильнее и свободнее в эмоциональном смысле, как именно уникального создания, без необходимости иметь кого-то рядом в роли эмоциональных «костылей». Я опирался на Линду эмоционально долгое время. Я не знаю. Она опиралась на меня. Она не знает. Мы все получили вызов к нашему объединению, и нас привлекают потому отношения, которые помогут нам в этом. Подобные отношения редко следуют установившимся шаблонам. Смешно видеть, как мы выдаём «сверкающие» истины без оценки наших повседневных слов и фраз. Также, когда говорим о наших партнерах как о «своих половинках». Таковыми они являются для большинства людей, или для большинства «половинок», найденных ими, однако. В большинстве взаимоотношений партнер проявляет такую энергию, которую мы не достигаем внутри нас самих. Вот почему противоположности в характерах так привлекательны. Мужчина балансируется женщиной, которая, в свою очередь — уравновешивается мужчиной, и снова и снова — если только они хорошо стараются. Мы достигаем такой своей части, где нам нужен союзник для уравновешивания и формирования этого своего рода «общности» — нашей другой половины.

Ранее я писал о том, как две полярности — мужчина и женщина — создают сплав для создания третьей силы таких фантастически-созидательных возможностей, которые могут вывести нас вибрационно из режима Матрицы. По этой причине Иллуминати неистово работают на протяжении тысяч лет над разделением мужчины и женщины и поддержанием двойственности. Большинство союзов не создают необходимую вибрационную «общность» и сплав не порождает третью силу во всем её великолепии. Таким образом, брачные союзы, как они известны нам сегодня — не проблема для находящихся у контроля. На самом деле, отношения между мужчинами и женщинами в сегодняшнем восприятии являются прекрасным инструментом Матрицы. Ведь даже становление двух половинок одним целым не является окончательной целью Дороги Свободы — становления одного — Одним. Некоторые из нас верят в то, что идеальное «духовное» партнерство есть две противоположности, становящиеся единым с созданием мужчиной и женщиной третьей силы, когда двое соответствующих людей соединяются. Я походя занимался этим некоторое время когда-то. Это всего лишь половина истории. Две половинки, становящиеся одним целым, по-прежнему оставляют обе индивидуальности, расцениваемые меньше одной личности. Мы есть Всё. То, что мы живем в мужском теле — не означает того, что мы не располагаем в достаточной мере потенциальной женской энергией внутри себя, как женщины. На уровне сознания мы являемся одновременно мужчиной и женщиной. Просто потому что мы живем в женском теле — не означает того, что мы не имеем достаточно потенциальной мужской энергии внутри нас, как у мужчины. Но наши установленные роли в пределах Матрицы предназначены для прессования сознания в мужском теле для подавления его женской стороны: «мачо-мэн, большие мальчики не плачут!», а сознание в женском теле — подавлять мужскую сторону: «Маленькие девочки должны играть с куклами, и большие — отвечать за кухню».

К чему мы призываемся здесь, так это всем нам найти доступ до всех нас. Стать таким образом сбалансированной «Целостностью» внутри себя без необходимости искать внешнюю «другую половинку». Третья сила затем проявит себя внутри всех нас, и отношения станут взаимодействием двух целостных личностей, а не двух половинок, ищущих внешний баланс. Такого рода отношения основаны на взаимном уважении каждого партнера за целостность и индивидуальность другого. Если они не устраивают шаблон, ну и ладно! Потому что целостные личности не хотят относиться к шаблонам. Они желают быть еще одним вибрирующим, целостным, индивидуальным, уникальным выражением всего существующего. И если они не целуют вас в дверях или не говорят «Я люблю тебя» каждый раз, уходя из вашего присутствия — никому нет дела до того, что они остаются сами собой. Это на означает, что они не любят вас своим особенным образом. Правила являются фундаментом Матрицы, что без них одна из ее ключевых функций развалится.

Взаимоотношения в том виде, в котором они понимаются, желаемы и требуемы — великолепно служат Матрице, потому что подавляют то, что необходимо для партнеров в достижении целостности внутри самих себя. Как только нуждающееся в их выражении или переживании в этом путешествии начинает затрагивать их партнера нежелательным ему способом — прилагается давление, внутреннее и извне, для подавления этого эксперимента и оставления в тюремной камере. Если такое поведение не прекращается — Матрица будет продолжать прессовать так долго, как долго будет превалировать такое поведение. Она всегда будет производить отношения стражей ворот, в которых каждый партнер будет содержать другого в состоянии ментального и эмоционального рабства, в то же время называя это любовью и идеальными взаимоотношениями.

Имеется еще один аспект у этой сумасшедшей штучки под названием любовь. Люди говорят о любви постоянно, но что это такое, что она означает? «Любовь не требует извинений» является одним из определений, услышанных мною. Однако другие думают, что не говорить «прости» является на самом деле нежелательной особенностью. Таким образом, определение любви одной личностью является определением другого о связи. Кто из них прав? Это зависит от ваших шаблонов и точки зрения, с которой вы все рассматриваете. Для почти каждого на планете существует различное определение любви, и так получается потому, что любовь не имеет определения как такового. Она просто существует и проявляет себя бесконечными способами, о большинстве которых мы и не имеем представления в своей Великой Иллюзии. И еще кое-что нам надо спросить: какой уровень личности выражает собой любовь во взаимоотношениях? Наша физическая сторона являет собой лишь голографическую проекцию в этом диапазоне частот более высокими уровнями нашей сущности. Наш физический уровень является экспериментатором и дающим нам жизненный опыт. Это не то, кем мы являемся. Мы — это все существующее. Хотим мы отношений с голографическим образом в соответствии с общепринятым стандартом? Или с многоразмерным сознанием нашего партнера, который всегда обеспечит жизненным опытом — любовью, которая необходима для раскрытия наших сердец и умов к действительной значимости того, кем мы являемся? Мы можем не любить пережитого, но из-зи областей вне этого мира ему придается любовь, потому что это нам надо для прорыва из иллюзии на свободу. Хотим мы удобного, предсказуемого совершения «государственного переворота»? Или непредсказуемых, негарантированных «американских горок», длинных и извилистых дорог, что приведут нас в многоразмерной свободе? Эти две точки зрения судят об отношениях и «любви» очень по-разному и из очень разных длин волн и вселенных. Когда партнер, родитель, ребенок, кто-либо еще заставляет нас переживать нам не нравящееся и не удовлетворяющее нашим или тех, кто любит нас, шаблонам — мы пойманы в «звездный час» Матрицы. Как мы растем и развиваемся? Благодаря нашему жизненному опыту. Всему нашему жизненному опыту — хорошему и плохому, приятному и неприятному. На самом деле, мы развиваемся более глубже от испытаний, чем от «ровной езды». Так кто же больше нас любит на верхнем уровне, там, где это имеет действительное значение? Те, кто представляют нам больше испытаний, от которых мы лучше растем и развиваемся, или же те, кто удовлетворяют нашему стандарту идеальных взаимоотношений, смотрит за нами, заботится о нас и ограждает нас от ответственности и испытаний? Ммм-да. Все шиворот — навыворот, правда? Ничто не является тем, чем оно выглядит.

СТРАЖИ ВОРОТ УЧИТЕЛЯ

Чрезвычайно важным в плане Иллуминати является то, чтобы их стражи ворот служили цели в полном неведении того, чем они занимаются. Не имеется более лучшего примера этому, чем «профессиональные» группы вроде учителей, журналистов, докторов, психиатров, политиков, ученых, банковских служащих и так далее. Есть тому исключения, конечно же, с великими и часто — храбрыми людьми в каждой такой профессии, которым известен результат, и которые пытаются сделать все возможное в пределах стен, воздвигнутых системой. Я говорю здесь однако, об общем правиле, внутри которого должны работать исключения. Возникновение системы «образования» приветствовалось как великий шаг в человеческом обществе. Но, как и Интернет — это палка о двух концах, и конец, обозначенный как «индоктринация» (внушение идей) является более заточенным, чем другой, обозначенный как «просвещение». Да, «образование» означает, что дети учатся читать, писать и понимать цифры до определенной степени. Это хорошо на начальном уровне. Но система «образования» является мечтой манипулятора. Если вы желаете производить взрослых, думающих, как вы хотели и видящих мир таким, какой устраивает ваши планы — какая ситуация будет для вас идеальной? Да взять их еще маленькими детьми, трех- или четырехлетнего возраста, и установить контроль за тем, чему их учат, по крайней мере — пять раз в неделю на протяжении всего их детства, а часто — и до их двадцатилетия. И не спрашивайте о лучшей, чем эта, структуре индоктринации. И они ее имеют. Как сказал Альберт Эйнштейн: «Единственной вещью, препятствовавшей моему обучению являлось образование». Мы не имеем образования. У нас имеется индоктринация вероисповедания — системы верований Матрицы. Учителя являются стражами ворот развивающейся мысли, говорящими детям, что такое есть реальность, что — история, что есть правда, а что — ложь. И в подавляющем своем числе эти учителя не имеют представления о том, что они это делают.

Посмотрите, как производится учитель. Прежде всего, они должны хорошо сдавать экзамены в своей школе и университете. Попросту — они должны являться «губкой», впитывающей версию системы о правде и реальности, и должны все это правильно выразить на бумаге во время экзаменаций. Затем они поступают в педагогическое учебное заведение, где учатся тому, как внушить идеи своим ученикам о такой же «правде и реальности», что была запрограммирована в них самих. Между прочим, вы также должны быть хорошей «губкой» в школе и университете и пройти экзаменационные испытания вашего воспитания, прежде чем будете признаны годными для обучения тому, как стать врачом, ученым, журналистом и — чаще всего — политиком. Те, кто хорошо справились с экзаменацией системой — просто подтверждают свой уровень индоктринации, и она остается их ментальной тюремной камерой, для большинства людей целостной до конца их физической жизни. Дети и молодые люди, занимающиеся своими собственными исследованиями, думающие за себя, задающие вопросы и предлагающие отличную от внушаемых «норм» реальность — не проходят свои экзамены и называются «разрушающим влиянием в классе». О, вы имеете в виду: они задают трудные вопросы? Точно, вы уловили. Большей частью того, чему молодых людей обучают в отношении политики, истории, банковского дела, бизнеса, науки и всего прочего — является доказуемая чушь. Но это именно то, во что Иллуминати хотят, чтобы вы поверили, и это все, что требуется. Учителя работают над тем, что называется «курс обучения», означающее в Словаре Айка терминологического перевода: «Версия реальности, которой, мы хотим, чтобы поверили массы». Такое решение принимается на вершине пирамиды «образования» и диктуется всем ниже располагающимся. Либо учителя следуют «учебному плану», либо они должны рассматривать другие варианты своей карьеры. Таким способом все эти «профессиональные» группы содержаться «под линеечку», и всякие бунтовщики — рассчитываются. Учителя учат тому, что им сказано, а не то.; журналисты пишут в пределах, назначенных редактором, а не то.; редакторы выпускают в пределах, указанных владельцем, а не то.; ученые подают версию реальности и возможностей в пределах официальной науки, а не то. Врачи лечат пациентов в строгих пределах — скальпель либо химикат! — диктата медицинского ведомства, а не то. Так происходит везде, куда ни глянь. Несколько на вершине повелевают, а остальные делают то, что им сказано делать. То же происходит и в отношениях учитель-ученик, проходя ниже по строению этой пирамиды. Дети очень рано усваивают в этой жизни, что проще не задавать вопросов по услышанному, а принимать его таким, как сказано.

Я инстинктивно знал с моего раннего возраста, что школы являются местом, где отшлифоваются и производятся завтрашние клоны. Потому я был бунтовщиком с самого начала. Я никогда в моей жизни не проходил главный школьный экзамен (и не принимал его), никогда не ходил в колледж или университет, и прошел все свое обучение в мое время и по моим условиям. Учителя являются ключевыми стражами ворот для Иллуминати не в малой степени еще и потому, судя по моему опыту, что остальные поразительно неинформированы о более широком мире вокруг. Большинству известно только то, что им внушено о нем. Хорошо информированные учителя, журналисты, ученые, врачи и политики — последнее, чего желала бы Матрица. Быть информированным о происходящем — нехорошая черта для карьеры. Те из учителей, которые информированы и понимают, что система является индок-тринационной машиной — расскажут вам о последствиях попытаться дать ей вызов. Система «образования» является хорошо смазанной лентой конвейера, которая всасывает невинные умы с одной стороны, и превращает их в программированных взрослых на другом конце. Есть некоторые, кто выживает со своим, все еще неповрежденным процессом мышления, но таковых очень мало. Надеждой для остальных становится провести свои взрослые годы в пере-программировании себя от индоктринации, которая «обучила» их. В США и других частях планеты в отношении этого родители, которые индоктринируют своих детей дома, выполняют вторую или третью работу, сохраняя свою убежденность в том, что их дети получат хорошую «постановку мозгов» еще и в колледже или университете.

Колеса все крутятся и крутятся, пока каждый играет свою роль в индоктринации кого-то другого и содержания его в «загоне». Это так блестяще сработано, что они искренне верят в то, что для своих детей они делают самое лучшее.

СТРАЖИ ВОРОТ ПОЛИЦИЯ И СОЛДАТЫ

Полиция, военные, официальные лица правительства и чиновники находятся на передней линии насаждения политики Иллуминати на мировое население. Я хочу описать «демократию», слово, которое стало равноценным слову «свобода» в новоречи пропаганды Иллуминати. Удивлюсь, если вы думаете, что это звучит как свобода: вначале вы выбираете правительство голосованием каждые четыре или пять лет, и выбирая промеж двух или более масок на одном лице Иллуминати. Эти правительства затем проделывают почти все, что им нравится во время их нахождения в офисе, и путем «закона» вам никак не удастся убрать их от власти до тех пор, пока не подойдут очередные следующие выборы, в которых мы можем, если захотим «перемен» — выбрать другую маску Иллуминати. Правительства вводят законы, в которых вам не дается никакого влияния и, из-за большинства своих однопартийцев в Парламенте или Конгрессе среди остального выбранного «мяса», проходящего за «политиков» — они могут в буквальном смысле провести любой законопроект в «закон». Как только это произошло — еще больше «мяса»-стражей ворот — появляются на сцене. Мы называем их полицией и солдатами. Им не надо объяснять причины, им следует исполнять или умирать. Вам платят не за мышление, а за исполнение закона и выполнение приказаний. Мы платим за использование твоего тела и твоего указательного пальца на курке, а не твоего мозга, солдат. А теперь: ОГОНЬ! — ЕСТЬ, СЭР! Если бы это не было таким трагическим, то было бы веселым. Маленькие мальчики играют в солдатов за счет жизней других людей.

«Эй, солдат, ты оставил после себя кучу трупов в этой стране, куда только вчера прибыл. Что они тебе сделали?

— Они враги, сэр.

— Ты хоть разговаривал с ними?

— Конечно же нет, сэр.

— Никогда не принимая даже во внимание, что они такие же, как и ты, со своими семьями и детьми, вдохновленные построить лучшую жизнь при кровавом диктаторе, для защиты от которого сюда прилетела твоя армия?

— Нет, сэр.

— Тогда почему же ты решил, что они твои враги?

— Мой командир сказал мне об этом, сэр.

— А кто сказал ему такое?

— Его командующий офицер, сэр.

— А кто командующий офицер на верху этой кучи?

— Президент, сэр.

— А кто командует президентом?

— Народ, сэр. Это демократия.

— Сколько человек сказало тебе поубивать столько народу?

— Ну, один, сэр.

— И кто это был?

— Мой командир, сэр...»

Смотри выше.

Воспитание у военных является чистого рода, классическим контролем сознания. Оно призвано сломить дух рекрута до того момента, когда он под влиянием рефлекса будет исполнять все, что ему было сказано делать, когда бы то ни было и где бы то ни было ему это было сказано сделать это. Чем более элитным является подразделение, тем более глубоким является контроль их сознания. Подготовка элиты британской армии вроде SAS и парашютного подразделения, или Дельта-Сил или Зеленых Беретов в США призвана для производства психопатов-роботов, потому что такой менталитет более всего удовлетворяет требованиям. Мышление в армии является плохим признаком для карьеры. Эти клоны чьих-то других команд, которые используются для выполнения решений часто на безвинных людях — принадлежат сети Иллуминати, работающей в мировой политике: Организации Объединенных Наций и НАТО. В нашем представлении, они наверное, являются ближайшими к зомби. Не говорится о том, что среди униформ не имеется интеллигентных, думающих людей. Есть такие. Но как только военное обмундирование надето на тело — его программирование включается, и страж ворот занимает свою позицию на контрольном посту. Если бы солдаты и прочие в униформе отказались бы выполнять приказы без прошения об оправдании — Иллуминати бы не выжили. Тогда бы пес вертел хвостом, а не наоборот, как это происходит в настоящее время.

Полиция такая же. Я не о том, что нам не нужна полиция в сегодняшнем обществе, а о том, что они нам нужны самостоятельно думающими и оценивающими ситуацию в свою пользу, и не применяющими закон до последней буквы, не важно в чем. Некоторые пытаются поступать именно так, но система постоянно обескураживает их, как и тех учителей, что призывают своих учеников думать и задаваться вопросами. Многие мировые полицейские силы имеют «квоты» по выполнению ежемесячно, и таким образом, мы получаем патетическую ситуацию, при которой много водителей штрафуются за превышение скорости в начале месяца (для хорошего старта) и в конце его (когда они стараются выполнить данный им план). Это называется справедливостью. Нам надо, чтобы полиция спросила себя, является ли способ проведения акции честным при таких обстоятельствах, даже если закон настаивает на том, что правила есть правила. В противном случае они являются роботами для чьей-то команды. Самостоятельное мышление называется «неподчинением субординации». Вы можете увидеть пример его отсутствия на незначительном уровне, когда владельцы авто штрафуются за незаконное паркование, несмотря на то, что они не создают проблемы и существуют причины их нахождения там. Мы уже дошли до того, что паркование в «незаконном» месте на протяжении двух минут может стоить вам 50 фунтов, а если автомобиль заблокировали — еще больше того. Для некоторых стоимость этого выливается в недельный заработок, который предназначался для пропитания семьи вместо карманов порочных фирм «по безопасности», которые выиграли контракты на блокировку колес автомобилей. Чем больше они блокируют — тем больше собирают денег. Это еще один из маленьких фокусов системы. Добейтесь того, чтобы служащие тебе и выполняющие твою программу выигрывали материально от этого. В этом случае вы разделяете и правите населением постановкой блюстителя порядка и жертвы в состояние войны друг с другом, и делая блюстителя выигрывающим положение у его жертвы. Почему все диктаторы всегда стараются в том, чтобы армия была на хорошем содержании? Бурное развитие законов, правил и знаков вокруг, говорящих нам о том, что можно делать, а что нельзя задумано для бомбардировки нашего сознания постоянным потоком приказов и команд. Это программирует подсознание на несение подчиненности последующим приказам, и заставляют людей реагировать подобно роботам на чьи-либо инструкции. Когда вы едете по своему городу, паркуете автомобиль или просто идете по улице — вы удивитесь тому, как многократно вас инструктируют, что делать. Люди вроде солдат, полиции, блокировщиков колес и государственных служащих — все они формируют свою власть над остальными на основании «закона». Этот «закон», знают они, поддержит их в любое время, даже в связи с определенными обстоятельствами, что могут быть абсурдными. В этом состоит увиденный вами смысл. «Закон» становится богом общества. «Законы» проходят «выбираемое» диктаторство, вступают в силу посредством бездумных «шестерок» и защищаются общим населением, которое воспитано в духе «уважения законов» и «быть законопослушным гражданином». В какой же еще более явной тюрьме можем мы жить, если не в той, где наблюдая выдвижение законов, на которых люди не имеют влияния — те же самые люди верят в то, что несмотря на то, что закон может быть нелепым или фашистским — они должны его уважать? Люди должны уважать закон только тогда, когда закон уважает их. «Закон» является просто куском бумаги, имеющим свое происхождение от группы наиболее неинформированных или коррумпированных политиканов, голосующих за его принятие. Вот и все. Если бы суфражистки уважали закон, который запрещал голосовать британским женщинам и не протестовали и не приковывали бы себя к официальным зданиям (вопреки закону) — женщины не выиграли бы свое право на голосование, какое сегодня они имеют. Если бы народы Сербии и стран Восточной Европы уважали свои законы — они до сих пор жили бы в открытого типа диктатуре. Те же самые люди, что говорят: мы должны уважать закон, подпрыгнут от радости, если китайский народ «порвет» свои законы и опрокинет коммунистический режим. Что за лживость. Что за самообман. Единственное различие между китайской диктатурой и «демократической» диктатурой в отношении «закона» состоит в том, что одна является открытого типа диктатурой, а другая скрывается под личиной свободы. Полиция и военные являются стражами ворот переднего края и, подобно Дорожной полиции и ментам, блокировщикам колес, охранникам и всем прочим одетым в униформу блюстителям порядка — они являются наиболее явными примерами массы, полицействующей над самой собой. Они считают, что они насаждают закон, когда это закон насаждает их. Они не отдают себе отчета в правильном и справедливости в конкретных обстоятельствах, они отвечают только перед своими хозяевами, которые вводят «закон», а в действительности — перед хозяевами их хозяев — Иллуминати.

СТРАЖИ ВОРОТ УЧЕНЫЕ

Основы «науки» были заложены Королевским Обществом в Лондоне — вдохновлением Фрэнсиса Бэкона. Эта «наука» заявляет о том, что мы пришли из небытия, имеем короткую физическую «жизнь», и затем возвращаемся назад в небытие. Даже в своей официальной истории Королевское Общество было создано фримасонами — людьми вроде агента Иллуминати Бенджамина Франклина. Другим вдохновителем являлся Исаак Ньютон, гранд магистр элитного секретного общества Иллуминати «Приорат Сиона», которое манипулировало в пользу родословной Меровингов. Ньютон, как и основатели Королевского Общества, знал о том, что большая часть официальной «науки», говорящей нам правду — является откровенным мусором. Но идея состояла в том, чтобы продать нам ложь для того, чтобы утаить от нас правду. Намного проще управлять людьми, которые верят в то, что они являются результатом космического инцидента, которые стали существовать просто благодаря химической реакции, а затем возвращаются в небытие со своей смертью. Намного труднее контролировать тех, которым известно о своей многоразмерной бесконечности. А также, каким лучшим способом можно утаить факт, что мы контролируемся из другой плотности, если не заставить людей поверить в то, что других плотностей не существует? Ученый, как и закон, становится «богом», которому дана свободная власть вести проповеди о великих вопросах, потому что он ученый, и потому должен знать. Современные ученые в большей своей части являются «сосунками», когда касается понимания природы жизни и существования, но тем не менее они надменно настаивают на том, что им-то лучше всё известно. Хуже того, кто-либо внутри или вне их закрытого ордена, подвергающий сомнению их нормы — подвергается кампании ненависти, или высмеивания и поношения. Фактически каждый важный научный прорыв, включая представление о Земле, как о сфере, был вначале встречаем смехом, злобой или отрицанием среди «ученых» своего времени. Наука является фашистским клубом, в котором все его члены должны стоять «под линеечку», или иначе финансирование и репутация непокорного будут уничтожены. Когда Иммануил Великовский публиковал свои книги о опустошениях, произведенных «прогулкой» Венеры, он был подвергнут невероятной критике, потому что посмел поставить под сомнение нормы официальной «научной» ортодоксальности. Ведущие «эксперты» бомбардировали его издателей письмами, полными желчи и сарказма, говорившими о том, что они будут бойкотировать компанию, если те не отзовут книгу Великовского назад. Так как компания являлась издателем официальных «научных» учебников — она снова поставила «воз впереди лошади», и права на издание были переданы другим. Помощник редактора, который предполагал публикацию книги Великовского — был уволен. Все это произошло потому, что людям был предложен взгляд, отличный от научных норм. Джон А. Киль писал:

«В прошлом многие из анти-Великовского критиков считали его работу как свихнувшегося сумасшедшего, даже не потрудившись прочитать книгу, которую пытались критиковать. Они были против книги просто потому, что она выступала с идеями, которые являлись противоположными принятым теориям того дня. Кроме всего прочего они возмущались фактом того, что книга была очень хорошо написана (в большинстве своем ученые являются жалкими писаками)».[567]

Альфред Вегенер, германский метеоролог, умер в 1930 году после 15-ти лет осмеивания, опорочивания и презрения со стороны своих сверстников и коллег. Его преступление? Предположение о том, что Земля вначале состояла из двух континентальных масс, которые раскололись и разошлись за большой промежуток времени, формируя континенты. Он поддержал это предположение многими свидетельствами, но из-за того, что он бросил вызов официальным «нормам» — он отплатил за это атакой злобной клеветы на подрыв его репутации. Сегодня мы называем эту теорию «Континентальным Дрейфом».[568] Предположение, о котором он говорил, оказалось верным! Как сказал Макс Планк: «Новая научная истина не получает триумф путем убеждения своих оппонентов и заставляя их увидеть свет, а быстрее всего потому, что её оппоненты в конце концов умирают, и вырастает новое поколение, которое с этим знакомо». То, что называют наукой — является черным юмором. Большая часть ее усилий не направлены для ответа на великие вопросы существования, потому что на это мало денег или спонсоров. Наука приводится в движение лишь для поиска нового медикамента или индустриальной технологии, которая могла бы приносить состояния ее спонсорам. Это машина по производству денег, никак не вдохновляемая раскрепощенным духом открытия. Как установил Комитет Конгресса еще в 1950-х годах, те, кто финансируют «научные» исследования в университетах США — не облагаемыми налогами фонды вроде Фонда Рокфеллера — требуют расчета по ожидаемым прибылям исследования, даже прежде чем оно будет начато!! Без подобного соглашения фондирования не производится (смотрите «… И Правда Может Сделать Тебя Свободным»). Такая политика рассчитана на подавление не желаемого результата, потому что, словами Карла Сагана: «Все запросы несут с собой некоторый элемент риска. Не существует гарантии того, что Вселенная будет соответствовать нашим предрасположенностям». Вся «научная» система структурирована так, чтобы подавлять знание, а не продвигать его, потому что Иллуминати отчаянно желают нашего нахождения в невежестве в том, кто мы есть и о сущности жизни. Если достаточное количество людей узнают правду — игра будет закончена.

Ученые и их ответвление медицинская профессия являются наиболее заскорузло мыслящими среди стражей ворот. Они являются также одними из наиболее важных, потому что они подавляют сущность многоразмерного существования, и это гарантированно удерживает нас в Матрице. Они чествуются как эксперты и, однако, являются таковыми наряду со многими учителями, журналистами и политиками в своей удивительной неинформированности. Вся их структура создана для содержания их компартментированными в своей «специальности», так что они за все берутся, но ничего толком не умеют. Только соединив все точки, мы можем увидеть картину, но большинство научников проводят всю свою карьеру, специализируясь на изучении лишь одной точки. В Британии одним из наиболее небезызвестных стражей ворот в моей практике является доктор Сюзан Блэкмор, которая постоянно подключается медиа-средствами для отклонения всех заявлений о паранормальном. Чем больше люди встречаются в своей жизни с таким феноменом — тем более нелепыми становятся «разъяснения» доктора Блэкмор. Но, конечно же, из-за того, что она является «академиком» с титулом — ей доверяют больше, чем людям, пережившим все наяву. В журнале «Нью Сайентист» за 4 ноября 2000 года ей снова предоставили свободу раскритиковать всех остальных ученых, которые говорят о том, что мысль и мозг — не одно и то же. Надменность, с которой ее закоснелое сознание отрицает все за пределами признанных «научных» норм — удивительно явное. Мы, люди, являемся единственными, кто может разорвать эту мертвую хватку за настоящую науку. Нам нужно прекратить впечатляться титулами и письмами от чьего-либо лица, а сконцентрировать свое внимание чисто на свидетельствах. Нам пытаются внушить, что ученые должны знать лучше, чем «дилетант» по определению. «Он ведь ученый, не правда ли?» Список ученых, мелящих полную чушь — просто огромен и начинается с самого основания «научного метода». Пока я писал эту книгу, официальный доклад в Королевстве вскрыл факты того, как правительственные «ученые» и «эксперты» годами вводили в заблуждение британскую общественность насчет так называемого «коровьего бешенства» — болезни, передаваемой людям через потребление говядины. Ученые говорили, что эта болезнь не может перейти на людей, поэтому никакие меры не принимались, хотя каждый идиот мог видеть, что вероятность этого очень высока.

Я помню, говорил об этом на программе ВВС для фермеров в 1989 году, когда я был делегатом от Британской партии Зеленых. Но ученые знали лучше всех, а люди продолжают умирать от болезни и по сей день. Был ли это дилетант, что появился с Талидомидом, приведшим к появлению множества по сути, искалеченных детей? Нет, это был ученый, заявивший о его абсолютной безопасности. Получим целую библиотеку, перечислив все ужасы, происходящие от этих «экспертов», которых мы называем «учеными». Но массы продолжают верить им вне всякого сомнения и, пока мы не перестанем делать этого — Матрица будет оставаться замаскированной для нашего большинства. Лозунгом новой и настоящей науки должны являться слова Альберта Швайзера:

«… Те, кто искренне ищут Правду — не должны бояться последствий».

СТРАЖИ ВОРОТ ЦЕНЗОРЫ

Цензура является жизненной силой Матрицы. Если вы можете остановить свободный поток информации — вы уже точно на пути к глобальному контролю. Если я буду подчеркивать одно и подавлять противоположное мнение, я смогу получить большое количество народа с неуравновешенными и неточными умозаключениями о личности, событии или возможности. Это так просто. Таким образом, если вы являетесь цензором — вы являетесь стражем врат, начальником тюрьмы для Матрицы. Все цензоры являются по существу, невероятно самонадеянными, потому что говорят, что их точка зрения должна быть выигрышной по отношению к другой. Они верят, что имеют право решать, чтО другие должны, и что не должны в своей свободе слышать. Могу так говорить из собственного опыта, потому что были бесконечные попытки подвергать цензуре мои работы. Чем ближе я приближался к правде, тем более решительными становились такие попытки, особенно с тех пор, когда я стал говорить и писать о рептильных родословных. Были попытки закрытия моего вебсайта www.davidicke.com и прекращения моих выступлений на общественных митингах и в медиа. Если то, о чем я говорю, является таким сумасбродным и неправильным — почему же тогда такая одержимость в отказе мне в помосте?

Я приведу некоторые примеры того, какими хрупкими в действительности являются наши свободы. Попытки заставить меня замолчать начались в середине 1990-х, когда я начал публиковать детальное описание заговора в книгах вроде «… И Правда.», с тех пор редактированное уже много раз. На сцене появилась пара наивных и незрелых юных «журналистов» с именами Джон Маррэй и Маттью Кальман. Они решили без всяких оснований, потому что правильно противоположное, что я являюсь «антисемитом». Все дело обосновывалось на том, что я сделал ссылку в своей предыдущей книге «Восстание Роботов» из «Протокола Сионских Мудрецов», который, я полагаю, был подсунут Иллуминатами для обвинения во всем евреев и по другим причинам тоже. Что делал «Протокол», однако, так это раскрывал в деталях технологии, что вероятно, были использованы для продвижения Плана Иллуминати за последние 100 и более лет. Для Кальмана и Маррэя не имело значения, что я называл их «Протоколами Иллуминати», как и то, что я подчеркнул в своей этой книге и последующих, что это не есть заговор евреев. Также не имело значение и то, что первое издание «… И Правда Может Сделать Тебя Свободным» было финансировано к своему существованию моим другом-евреем. Большая часть еврейского народа являются жертвами Иллуминати, а не преступниками. Но упомяните некоторых евреев, вроде Киссинджера, Ротшильдов и Бронфманов среди 95 % среди названных мною в течение многих лет не-евреев — и вы станете «анти-Семитным». Издавна это был первым и наиболее эффективным инструментом, используемым Ротшильдами и Бронфманами для прекращения исследования их деятельности, и его эффективность позволяла им оставаться нераскрытыми со своими манипуляциями и надругательством над еврейским обществом более, чем кто либо иной. Некоторые смелые еврейские люди тоже пытаются обратить на это внимание. Норман Финкельштейн, родители которого перенесли страдания в нацистских концентрационных лагерях, опубликовал прекрасную и взрывного характера книгу под названием «Индустрия Холокоста», в которой раскрывается, как еврейская элита беспощадно эксплуатировала Холокост для своих финансовых интересов, в то же самое время отказывая настоящим жертвам в их справедливой компенсации. Некоторые выдержки из этой книги имеются в Приложении III. Кальман и Маррэй, представляющие себя чем-то вроде Вудварда и Бернштейна в «Вашингтон Пост», раскрывающих Уотергейт — решили, кем я являюсь, и это было все, что имело для них значение. Не дайте правде испортить хорошую историю, особенно, если в ней имеются деньги и награды. Внезапно стали появляться статьи в национальных газетах, в которых говорилось о том, что я являюсь антисемитом (что на самом деле означает анти-арабом!). Вот чего там не говорилось, так это того, что все эти истории то-ли были написаны, то-ли по полученной «информации» от — того же бедового дуэта Маттью Кальмана и Джона Маррэя. Их писания привели к запрещению мест проведения моих мероприятий, поэтому люди не могли услышать, как манипулируют их жизнями, устраивают войны, отбирают их свободы, как ужасающее число детей подвергается пыткам, надругательствам и ритуально убиваются. Хорошо сработано, парни, отличная работа.

Это происходило в середине 1990-х, и я пережил проявления Лиги Анти-Нацистов на некоторых моих мероприятиях. Мои дети всегда воспитывались видеть расизм всякого рода как глупый и нелепый. Моя дочь Керри поддерживала Лигу Анти-Нацистов, и всегда носила их значок. Она выбросила его в мусор в ярости от того, что они говорили об отце, который, она знала, находит расизм отвратительным. Друзья вышли наружу к протестующим спросить, читал ли кто-нибудь из них мои книги. Они не читали. Слышали ли они когда-нибудь меня говорящим? Они не слышали меня. Так зачем же они здесь? Из-за того, что они прочитали в газетах, и что им было сказано теми, кто стоял у руководства Лиги Анти-Нацистов. (смотрите предыдущий раздел о солдате и командире, потому что разницы никакой). Они были просто группой бездумных пешек в игре, которую не начали еще понимать, и были так наполнены чувством своей непогрешимости, что даже не принимали в расчет, что ведут себя как нацистские фашисты, которые постоянно громили публичные митинги тех в Германии, кто пытался предупредить о последствиях прихода к власти Гитлера. Полицейский, который посетил один из моих митингов из-за демонстрантов сказал, что он охранял позорную и жесткую конфронтацию между фашистской Партией Национального Фронта и Лигой Анти-Нацистов в 1970-х годах. Он говорил о том, что невозможно было словами развести прочь обе «стороны», потому что их поведение и манеры были абсолютно одинаковыми. Точно. Они являются «противо-такими же». Просто потому, что люди называют себя антифашистами не значит, что они не проявляют фашистского поведения. Они просто не так ярки, чтобы видеть это. Как результат этого, они становятся армией потакающих своим желаниям цензоров, стражей врат для Иллуминати и фашистами, говорящими о пресечении фашизма. Когда протестанты были приглашены бесплатно войти и самим послушать меня, они отказались. Поступив таким образом, они отрекнулись от своего права приниматься всерьёз. Подобное случилось и в университете Сванси, но ведь университеты являются домом контроля сознания и ментального воспитания, благодатной почвой для выращивания, что я называю — «Роботов-Радикалов». Лондонская Школа экономики является тому первым примером.

Кальман и Маррэй давно уже оставили сцену. Неожиданно они притихли. Может быть, они поняли, что были крупно одурачены в одурачивании других. Может, история постарела и доходы от газет закончились. Кто знает, и кого это волнует? Тем не менее, их нонсенс уже был уже в печати, благодаря газетам вроде «Сандэй Таймс», «Гардиан», «Индепендент» и «Лондон Ивнинг Стандард», все руководимые высоко-интеллигентными людьми, сами понимаете. Раз уж они напечатаны, даже если сами авторы уже больше не верят этому — статьи могут быть использованы для дальнейшего цензирования услышанного людьми. Слышали когда-нибудь о Ричарде Вормане? Вы не одни такие. Пожалуй, никто о нем и не слышал до тех пор, пока он не решил посвятить свою жизнь препятствованию мне говорить и возможности слышать меня где бы то ни было в мире. Нет-нет, вы правильно это прочитали. Этот человек, между прочим, работает на канадскую Партию Зеленых, которая осуждает цензирование свободы высказываний! Как и Дэвид Тэйлор в британской Партии Зеленых, которых тоже добивался запрещения моих мероприятий. Вонь лицемерия заполняет воздух. Ричард Ворман является служащим незначительной в других обстоятельствах Зеленой Партии Онтарио, работающей из Онтарио и Торонто — одного из мировых центров Иллуминати и места одного из её ключевых родословных — Бронфманов. Это гангстерская семья, стоящая за «Юниверсал Мюзик», «Юниверсал Студиос», гиганта алкогольной промышленности «Сигрэмс» и силы, стоящей за проповедников мира и любви вроде сатанической рок-звезды Мэрлин Мансон.

Ворман работал в тесном контакте в своей кампании поношения и цензорства против меня с канадским Еврейским Конгрессом или CJC. Он был сформирован и финансирован теми самыми Бронфманами. Просто совпадение, на причина для беспокойств. Ворман писал триумфально после отказа в моей свободе слова в Онтарио в 1999 году:

«Теперь, когда пыль осела над недавней попыткой проведения тура лекций британским подстрекателем к ненависти Дэвидом Айком, я хотел бы выразить слова благодарности со стороны Партии Зеленых Онтарио всем тем, с кем мы работали в противостоянии посылам на разделение и нетерпимость этого типа. Наша озабоченность Дэвидом Айком произрастает не только из необходимости солидарности с евреями и другими общинами, которых он атакует, но еще и потому, что попытки Айка заработать доверие его верованиям основаны на его бывшей принадлежности к британской партии Зеленых, без какого-либо упоминания о том, что они избавились от Айка и прокляли его писанину во вполне определенных выражениях. Уровень успеха, достигнутый в информировании общественности и местах сбора об истинной сущности параноидальных теорий заговоров Дэвида Айка стал возможным в большой своей части благодаря безустанным усилиям Рубина Фридмана и Карен Мок из Лиги Бнай Брит за Права Человека (Ротшильдов), Даниэля Файн и Берни Фарбер из канадского Конгресса Евреев (Бронфманов) и Стаси Бенович из Ваад Харл в Оттаве. Было бы крайне обнадеживающим отметить то, что кроме «Харт Хаус Театр», каждое место проведения его лекций решило, что они не желают являться платформой для Дэвида Айка и его последователей. Наиболее впечатляющим оказался Бронсон-Центр в Оттаве и Орден Седых Нянь, управляющий им. В замечательном проявлении здравого смысла они всегда пытаются разузнать немного больше о том, кто подходит к ним для аренды помещения, и после минимального их запроса они сразу решили, что не заинтересованы иметь Дэвида Айка своим гостем».[569]

Это является своего рода классикой и типичным усилием дезинформации, которое последовало в отказах мне в проведении встреч по всему миру. Обратите внимание, что он говорит о том, что одно из мест было отменено после их собственного «минимального запроса». Обычно не дается вообще никакого запроса, и моему праву на высказывание и праву аудиенции слушать было отказано просто на основании сказанного этим парнем. Он говорит, что решение отменить Орденом Седых Нянь было впечатляющим. Но конечно же, как и все дезинформаторы, он не упоминает о том, что они не отменили из-за того, что сказали, что я антисемит. Они сделали это, потому что я поставил под сомнение буквальное существование «Иисуса». Он не упомянул также, что канадский Еврейский Конгресс был основан и финансируется семейством Бронфманов, или что этот Бнай Брит был основан и финансируется Ротшильдами. Как и Лига по Антиклевете. Она была создана Ротшильдами для использования ярлыка «ненавистник» и «антисемит» для предупреждения легитимного расследования их гротескной деятельности. Вы прочитали эту книгу. Многие прочитают и предыдущие. Где я ненавистник? Где я проклинаю еврейский народ? Я не делаю этого, и Ворман знает это, но тогда — не в этом все дело. И чего добиваются Ворман и Фарбер (Бронфманы) в этой кампании надругательства над личностью? Заставить как можно больше людей ненавидеть меня. Так кто же по-настоящему тут «ненавистники»? Но самым смешным является заявление, что я пытаюсь «заработать доверие» подчеркиванием своей связи с британской Партией Зеленых. Мистер Ворман, когда вы пытаетесь заработать доверие, последнее, что вы делаете — так это подчеркиваете любые связи с британской Партией зеленых, не принимая во внимание ваши собственные.

Желчь, циркулируемая с помощью Вормана и Фарбера (Бронфманы) привела к тому, что я был задержан таможенниками и иммиграционными властями в аэропорту Оттавы, и был продержан там до двух часов ночи. Каждый предмет в моем багаже был осмотрен (рад, что привез с собой грязные носки) и каждый кусочек бумажки был прочитан в поисках «материалов ненависти». Они ничего не нашли, и в конце концов втянутый в это чиновник-пешка смог увидеть, что все это было подстроено. Но я все еще не был свободен, потому что по каким-то найденным иммиграционным формальностям я должен был быть продержан дольше. Я был взят назад в обеденное время следующего дня, дня моего выступления. Они держали меня там часами, а затем спросили меня. В какое время моя лекция должна была бы закончиться в этот день. Я сказал, что в четыре часа. Они отпустили меня в четыре часа. Еще больше мужчин и женщин в униформе, еще больше стражей ворот своих личных свобод. Они обращались со мной, как с преступником, как если бы вся пропаганда Вормана и Фарбера (Брофманов) была правильной. Другими словами, их сознание контролировалось предвзятой идеей, вживленной кем-то другим. Нет ничего более мощнее предвзятой идеи, потому что с её имплантацией вы видите только лишь те свидетельства, которые подкрепляют эту предрасположенность. Сила этой формы мышления так часто неосознанно отфильтровывает информацию, которая может показать, что ваше первоначальное восприятие было неправильным. Надругательство Ричарда Вормана над моей личностью опустошило мои митинги в Оттаве, где расписание должно было изменяться снова и снова за последние 48 часов, а одна встреча — в Виндзоре, Онтарио — было отменена. Вместе с бронфманским канадским Еврейским Конгрессом и его саркастическим оратором Берни Фарбером и другими — Ворман организовал демонстрацию снаружи «Харт Хаус Театер» в университете Торонто, лекцию в котором им не удалось прекратить. Мой друг, которая замужем уже много лет за евреем, вышла наружу к демонстрантам и спросила их, как они узнали о том, что я антисемит. Это была обычная история. «Кое-кто» (Ворман и Фарбер) сказал им, говорят они. Читали ли они мои книги? Нет. Слышали ли мои речи? Нет. Хотят ли они войти и послушать меня? Нет. Почему? Потому что он антисемит! Единственной причиной состоявшейся лекции в Торонто было то, что глава университета отказался «прогнуться» под давлением Вормана и Фарбера для отказа мне в свободе слова. Он был смелым мужчиной, потому что давление было огромным. Вскоре после того он оставил университет по «обоюдному согласию». В результате нацеленной на меня лжи, глава Отделения Преступлений по Ненависти Полиции Канады присутствовал в аудитории. Мы пожали друг другу руки впоследствии, и у него не было никаких проблем с моей речью вообще. Ворман и Фарбер (Бронфманы) никогда не упоминали этого. Когда я сходил со сцены, меня поприветствовали два агента канадских иммиграционных властей, которые пригрозили мне немедленным арестом, если я не соглашусь увидеть их начальника на следующее утро. Поступив так, как они сказали, я получил запрещение на свои речи на каких-либо мероприятиях. Спросите канадца, живет ли он или она в свободной стране, и большинство с воодушевлением вам ответят — да. Мне сказали, что учитель, который оказал гостеприимство для встречи со мною — потерял свою работу в результате подрыва репутации и, хотя это оказалось неверным — многие люди были подвергнуты атаке на их репутации за их связь со мной. Кампания продолжилась, когда Ворман пролетел всю Канаду (кто заплатил?) для поддержки в кампании запрещения моего выступления в Ванкувере весной 2000 года. Заинтересованными в этом стали всего лишь несколько бездумных человек, но все же им удалось, благодаря влиянию Фарбера (Бонфманов) в Торонто, запретить подписание книги главным издателем Канады «Чаптером»… «организовали» также стадо одетых в рептилий, которые ворвались в частный книжный магазин с бросанием в меня тортом. Разве плохо узнать о том, что наши свободы защищаются такими вот в чешуе интеллекта и зрелости?

А пока все это разворачивалось, над детьми продолжались надругательства, пытки и их приносили в жертву. Войны и другие ужасы продолжали манипулироваться, пока господа Ворман и Фарбер так яростно работали над тем, чтобы это не было раскрыто. Они очень ясно показали всем свои приоритеты. Мероприятие в Ванкувере с посещением более 1200 человек осуществилось только потому, что это был независимый театр. Любая связь с городским Советом, правительством или важной цепью — и он был бы разодран, как и многие до того и ранее. Ворман сидел в продолжении всей моей речи, и даже переходивших за 6 часов, где он собственной персоной убедился в том, что я не говорю об еврейском заговоре вообще, и никогда даже не произнес слово «еврейский», потому что в этом не было нужды. Кроме как подчеркнуть, какого рода карикатурную правду пытается поставлять Ворман.

Эту речь можно увидеть на видео с названием «Из Тюрьмы в Рай», и вы сами увидите, что я говорю правду. Если бы Ворман был просто глупым человеком и запутавшимся, на этом все бы и закончилось. Но так не произошло. В этот момент настоящие мотивы Ричарда Вормана стали мне ясны. Этот парень имеет программу и, принимая во внимание то, какой мелкой рыбешкой он является в Канаде — это должна быть, я верю — Программа кого-то другого. До сегодняшнего дня он и Фарбер отказываются встретиться со мною лицом к лицу или провести дебаты со мной на радио, хотя такие возможности предоставлялись. Ворман из своего дома в восточной Канаде ищет возможность запретить мне говорить где-либо на планете, и если кто-нибудь захочет увидеть, как легко контролировать мир — он должен посмотреть, как просто запретить свободу слова, не отходя от своего стола. Все что он делает, так это проверяет на моем вебсайте, где я буду говорить, и ждет до оставшихся нескольких дней до события для уверенности в том, что за оставшееся время нельзя будет найти другое помещение. Затем он или окружает это место плотным кольцом демонстрантов, либо посылает туда шайку с заявлениями, что я антисемит и буду обвинять евреев в мировом заговоре, о чем он знает по своему личному опыту как о неправде. По иронии он приводит выдержки из британских газет, написанных или вдохновленных Кальманом и Маррэем прошедших лет. Наверное, противнее всего, когда он делает заключение, что я представляю известных людей как надругателей и приносящих в жертвы детей как причину, по которой мне не должны предоставлять помещений для лекций. Некоторые указывают ему на место и защищают свободу слова. Уныло, многие просто покидают собрание на основании того, что он сказал. Поступая так во время написания этой книги, Ворман из восточной Канады привел к отмене моих выступлений в «Блэкхит Консерт Румс» в Лондоне, в «Сторбридж Таун Холл» и отеле «Барлингтон» в центральном Бирмингеме. Вот как просто. Владельцы помещений отказались обсуждать ситуацию и их не заботили неудобства и убытки даже самой аудитории, и меньше всего их волновала свобода человеческого самовыражения. Пока это не касалось их интересов — им было наплевать. Им не хватает интеллекта понять того, что запрещением моих речей они подчеркивают тот факт, что свобода для каждого может быть отменена, судя по прецеденту, если личность выражает такие взгляды, которые не устраивают вас (даже если вы не знаете, в чем они заключаются!). Я получался таким нелепым, что почти что был запрещен произносить свои речи и в своем месте проживания — острове Уайт в театре, где я несколько раз уже появлялся без проблем в течение многих лет. Если бы я не оспаривал местные власти в местном радио — они запретили бы и его, я уверен. Городской совет даже назначил «аналитика» с официальным тому наказом и полномочиями на прекращение лекции, если я переступлю «черту». Не называть имена людей, которые надругиваются и приносят в жертву детей являлось более важным для них, чем состояние самих детей. Аналитик сказал местной газете, что не было ни одного момента, когда бы я сказал что-нибудь такое, что бы беспокоило её каким-либо образом. То же, что сказало и Отделение по Преступлениям, связанным с ненавистью от Полиции Канады, которое специально было образовано для рассматривания антисемитизма как криминального преступления. Ну, наконец-то с этим было покончено, подумаете вы, но нет. Когда отель Барлингтон в Бирмингеме получил обработку Ворманом тремя неделями позже — они отменили встречу и отказались даже говорить со мной. Им дали возможность пообщаться с аналитиком от властей острова Уайт, чтобы увидеть, что заявляемое Ворманом, который находится в тысячах миль отсюда — является нонсенсом. Но в Барлингтон-отеле не хотели этого знать. Понимаю, что после полученного прессинга они связались с «Сити Варайэтис Театер» в Лидсе, где я успешно выступал двумя неделями ранее. Но даже после того, как им сказали, что в Лидсе не было проблем — они все равно запретили меня. Они послали очень короткий факс, подписанный Сарой Смол, менеджера по конференц-продажам. Моя лекция отменена, информировала она, потому что они подумали, что она повредит репутации отеля. Возможно, ничто не принесет больше вреда вашей репутации, мадам Смол, чем оскорбительное поведение вас и ваших коллег. Пол, организатор этих британских встреч — истер свои носки до дыр для их успешной организации. Он делал это, потому что верил, что свобода всех нас находится под серьезной угрозой. Но все это оказалось впустую из-за комбинации телефонного звонка или пакета от Ричарда Вормана за тысячи миль отсюда — с жалостливыми менеджерами в Королевстве — что привело к отмене этой наиболее основополагающей из свобод. Каждый из озабоченных этими встречами является стражем ворот Матрицы. Лишь некоторые на этой планете не являются таковыми. Люди вроде Ричарда Вормана и Берни Фарбера (Бронфманы) знают, что они такие, вот в чем разница. Либо количество их мозговых клеток опасно мало, либо их способности к самообману опасно высоки. Но в равной степени ответственными являются и члены Партии Зеленых в Канаде и повсюду в мире, которые были информированы о том, что он вытворяет от их имени и все еще сидит у них на руках и спроса с него нет. Те, кто остаются безгласными и позволяют распоясываться хулиганью — также становятся стражами ворот по своему бездействию. Я был оратором от британской Партии Зеленых на протяжении пары лет в 1980-х, и она со всеми ее эквивалентами по всему миру являются мировой штаб-квартирой Анонимных Наблюдателей Пупка. Вот почему Ворман использует их в качестве своего фронта в попытках заставить меня замолчать, включая его клятву закрыть мой Интернет-сайт. Это заставило нас быстро пердвинуться на другой сервер, чтобы сохранить информацию. Это было еще одним случаем и усилием, использованным для преодоления его попыток цензуры над раскрытием того, что происходит со многими людьми, не говоря уже о детях. По всей видимости, мистер Ворман был разъярен тем, что его активность была раскрыта на вебсайте, и что были опубликованы номера и Е-адресы его официального офиса Партии Зеленых, поэтому люди, которых он лишил права на их свободы — могли ему высказать, что они о нем думают. Ричард Ворман, страж ворот Матрицы, может являться законным претендентом на определение в словаре слова «лживость». Вы найдете контактные номера Партии Зеленых Канады на вебсайте. В то время, пока Ворман срывал мои выступления, лидер Партии Зеленых США Ральф Нэдер проклинал «цензуру», которую смог увидеть в отказе на место в президентских теледебатах между Бушем и Гором. Ворман призвал увидеть в своем поведении стремление к свободе, когда он говорил журналисту с равной его интелигентностью из британской газеты «Индепендент Он Сандэй»:

«Он взял вместе все теории заговоров, что когда-либо существовали, и сплавил их воедино для создания своего еще большего заговора. Его писанина может являться работой сумасшедшего, либо настоящего расиста. По-любому — она очень опасна. Существует неприятный антисемитский подтекст в его работе (а я думал, что являюсь настоящим ненавистником, в открытую проклинающим еврейский народ), на который следует обратить внимание общественности. Если он неустойчив, тогда такими же являются и его последователи, которые цепляются за каждое его слово. Какая же польза будет от позволения ему говорить?»

Если бы кто-нибудь произнес такие слова в середине прошлого столетия, нося при этом на себе нацистскую униформу — никто им не удивился бы. Если оратор в понятии Вормана неустойчив, то такими же по сути, будут и все, кто его слушает. А вот это является действительно ужасным и действительно, действительно опасным. Подумайте о последствиях такого заявления. Психбольницы Советского Союза были наполнены абсолютно здравого ума диссидентами той фашистской-коммунистической системы, из-за того же самого отношения к ним, как и выраженного Ворманом для оправдания их заключения. А более зловещее «Какая же польза будет от позволения ему говорить?» Высокомерие такого заявления превосходит все ожидания. Ни один фашист в нацистской Германии, ни один коммунист Китая или Советского Союза никогда не смог выразить это лучше. Но я по-прежнему уважаю его право на выражение своей точки зрения. Как сказал Вольтер: «Я могу быть несогласен со сказанным вами, но я буду защищать до самой своей смерти ваше право говорить это». Жаль, что мистер Ворман не имеет такого чувства по отношению к другим.

Члены Партии Зеленых по всему миру, этот человек делает заявления от вашего имени.

Как долго еще вы собираетесь сидеть в молчании? Пока вы поступаете так, вы в ответе за все, что этот человек делает и говорит от вашего лица. Как много еще владельцев помещений собираются принимать свои решения на основании этого грандиозного врага свободы? «Журналист», который написал эту статью, некий Джейсон Каули, просто позволил себе пропустить эти цитаты без всякого комментария к ним, в то же время называя мою работу «экстремальной», «темной» и «чудаковатой». Если и говорились когда-либо слова более темные и экстремальнее этих — я их никогда еще не слышал.

Но в одном случае Ричард Ворман, этот заблуждающийся голографический образ, предлагает свою услугу тем, кого заботят свои свободы. Его поведение говорит о том, какими хрупкими эти свободы являются и какими, на самом деле — иллюзиями они являются. Представление о том, что мы живем в свободном мире является самообманом огромного масштаба. Люди в Манчестере, в Англии думают, что они живут в свободном городе, и несмотря на это — не удалось найти там ни одного помещения, которое согласилось бы на проведение моих бесед. Люди в Брингтоне, на южном побережье Англии, думают о том, что они живут в свободном городе, а на самом деле мне не дают говорить там на протяжении многих лет, потому что помещениям угрожают массовыми протестами «антифашистов», которые заявляют, что не могут гарантировать безопасность аудитории. Школа Искусств в Брайтоне соврали мне, сказав, что полиция приказала им отменить там мой митинг. Ничего подобного полиция не делала. Это попросту являлось отговоркой, потому что так проще, когда твоя спина сделана из желе. Когда мы оформляли заявку на другое помещение в Кроули, севернее Брайтона — глава горсовета попросил увидеть видео того, что я собирался говорить. Они просмотрели его и подтвердили, что никаких проблем не существует. За 24 часа до события они отменили его, потому что анонимный звонок предупредил их о возможности насильственных действий по отношению к публике, если мне позволят говорить. Звонивший представился «антифашистом», между прочим. Еще один страж ворот, еще одна овчарка в сбитом с толку стаде.

Цензура в Интернете является следующей в Программе Иллуминати. Интернет является созданием Иллуминати, и существует только благодаря военной технологии. Он был продан как средство, позволяющее свободный поток мировой информации, но это всего лишь маска. Настоящей причиной является то, что он позволяет наиболее ранний надзор над личными связями посредством электронных писем, и вебсайты, посещаемые индивидуумом, дают властям возможность воссоздать персональность и профиль знания каждого.

Это насчет контроля. Медленно, а сейчас еще медленнее, преимущества Интернета, свободный обмен мнениями и информацией становятся мишенями, и наиболее выдающимися сторонниками этого являются…Бронфманы! Вы увидите стремительную атаку против свободы Интернета, также как и Ричард Ворман и его кукловоды нацеливались на мой собственный сайт. Цензоры никогда не позволят себе такого. Это плохо для имиджа, особенно, если вы публикуете статьи, призывающие к свободе слова, как Партия Зеленых. Они всегда найдут способ оправдания в том, что они защищают свободу, а не уничтожают ее. Но когда те же критерии применяются и к ним — они визжат, как трехлетки. Именно самообман является состоянием сознания Матрицы. Добро пожаловать в Матрицу, мистер Ворман.

СТРАЖИ ВОРОТ ЖУРНАЛИСТЫ

Медиа-средства являются силой, держащей воедино всю Матрицу. Вот почему Иллуминати владеют ими. Без минута-за-минутой течения пропаганды Матрицы через глобальные медиа-средства сила иллюзии будет такой существенной, какой она является сейчас. Вам не нужно контролировать каждого журналиста для диктата того, чего хочет или не хочет слышать публика. Если бы журналисты являлись незакрепощенными умом, думающими, интеллигентными людьми, беспокоящимися за свободу — проблемы не существовало бы. Но большинство из них не являются таковыми, а те же из них, кто в курсе и пытаются сказать немного настоящей правды — вскоре понимают, в какой тюрьме самовыражения они работают. Я был журналистом на протяжении лет, и я знаю, какими неинформированными являются они о мире без утренних газет или ТВ-новостей. Я наблюдал их в работе с другой стороны с тех пор, когда я стал сообщаться с этой информацией и это был великолепный опыт наблюдать вблизи интеллект, которых стоит между тем, что происходит в мире и о чем говорится людям. И я говорю об известных телевизионных корреспондентах так же, как и о пропагандистском «мясе» в больших и малых газетах. Существуют в основном, два типа личностей, которые достигают верхов в журнализме, и политики подходят к этому тоже: а). Те некоторые, которые знают, что происходит на самом деле и поддерживают эту программу, и — б). остальные, большинство — кто не понимает происходящего в этом мире.

Британский премьер-министр Тони Блэр и его помощник Джон Прескотт являются отличным примером обоих типов, и журналисты являются точно такими же. Тем не менее они являются теми людьми, которые говорят нам каждый день, что нам следует думать о людях и событиях. Как говориться в одной старой поговорке: «Вы не можете дать взятку или обхитрить великого британского журналиста, но видя то, что они творят в своей неподкупности — не дает причины их подкупать».

Журналисты в общем являются, как и большинство политиков, самыми неинформированными людьми на планете. Они являются рабами «норм» Иллуминати, ментальным и эмоциональным «овечьим загоном». Как только установлены нормы того, что есть правильное и неправильное, хорошее и плохое, возможное и невозможное — медиа описывает мир, исходя из этого ракурса. Они есть клоны Матрицы. Несколькими веками назад сегодняшние медиа высмеяли бы и осудили как опасного любого, кто заявил бы, что Земля не является плоской. Почему? По одной такой причине, что «норма», признанная «истина» официальной ведомственной системы состоит в том, что Земля в действительности является плоской. Из-за того, что «журналисты» сообщают обо всем с точки зрения «норм» в каждом поколении, это означает что всякое различие всегда отождествляется с опасным, либо с сумасшедшим. Или, как в моем случае — с обоими. Они не пытаются разобраться в том, не является ли отличное на самом деле правильным. Они предполагают, что оно неправильно потому, что является так отличающимся. И, конечно же, они располагают ультимативным само-уверованием того, что раз они «журналисты» — они могли бы знать о том, что это верно. Спросите журналиста о Бильдербергской Группе, и вы увидите, как его или ее глаза потеряют свой блеск. «Бильдер — что?» Я пробовал это снова и снова по всему миру, и пока нашел только одного, одного, кто слышал об этом. Но в то же время они отрицают информацию о заговоре как сумасбродную и параноидальную «теорию». А теперь, если бы вы были Иллуминати, желающим держать людей в невежестве — не это ли та самая ментальность, что вы хотели бы иметь в работе на свои медиа? Да конечно же — так. И вот почему мы и имеем её. Я мог бы привести много особых примеров этого, но произошедшее со мной во время написания этой книги может послужить примером их всех. Мне позвонил парень по имени Джейсон Каули, который пишет для «Индепендент Он Сандэй». «Индепендент» («Независимость»), между прочим, есть новоречь не для всего. Вы называете газету «Независимость» таким же образом, как и жестокие диктаторы, правящие с помощью своей армии, называют свои страны «демократическим фронтом». Это призвано затемнить реальность. Газетная группа «Индепендент» является собственностью ставленника Иллуминати Тони О’Рэйли, кто также владеет целым списком медиа-организаций по всему миру, включая и главную газетную группу в Южной Африке. О’Рэйли, который любит показать свои связи с людьми вроде Генри Киссинджера, является близким другом Роберта Мугабе, коррумпированного и порочного диктатора в Зимбабве. Что за идеальная кандидатура для владения газетой «Независимость»! Тем не менее, этот парень Каули звонит мне и говорит, что он придет на ко мне лекцию на острове Уайт, что я упомянул ранее. Мои первые впечатления не были хорошими. Его не интересовало, о чем я говорю, и он менял предмет разговора, как только я переходил к сути. Он сказал, что хочет написать «философскую вещь». На журналистском языке это теперь означает: «У меня в голове есть тема, о чем я буду писать, моя предвзятая идея, и я не собираюсь позволить чему-нибудь помешать в этом».

Вроде фактов. Я видел много всякого дерьма, написанного и брошенного в меня в течение этих лет такими, что и Джейсон Каули — менталитетами, и я знал, что он готовиться бросить еще больше. В эти дни я различаю их за милю, потому что уж такие они прозрачные люди.

Я сказал другу: «Я думаю, что этот независимый парень еще тот грандиозный придурок, и я знаю, что он собирается делать». Каули сказал мне также, что он он собирается прийти с «открытой душой», а это всегда как красный флаг для меня. Я хотел бы получать по доллару за каждого встреченного мною журналиста с железобетонным сознанием, который уверял меня, что он или она придет с «непредвзятым умом». Как и он. На самом деле он собиралсяя прийти на лекцию где-то часа через три после ее начала, а потом написать статью о том, что я говорил! Только после того, как я показал, насколько смешным и недопустимым являлось это — он согласился постараться прийти туда раньше. Это просто подтвердило то, что мое первое впечатление оказалось правильным. Его не интересовало, что я говорил, статью и ее тему он уже имел в своей голове. Как и многие из них. Даже тогда он провел много времени вне театра и потому не мог услышать свидетельств, предоставленных мною. Что за оскорбление для его читателей, и как же он должен был их презирать, чтобы вести себя подобным образом. В течение всего дня, как говорили моей семье люди из аудитории, Каули задавал им глупые и направляющие вопросы, и для них было очевидно, что он собирался провести разрушительную работу. Между тем, он считал, что свои истинные намерения он хорошо спрятал! Вы будете смеяться. И в действительности, в конце люди стали смеяться над ним, когда он порхал туда-сюда из театра, делая свои намерения столь очевидными и думая, что всего этого никто не заметит. Он говорил со мной около сорока минут о моем умственном состоянии (я отличаюсь, поэтому я должен быть сумасшедшим) и об удивительном происшествии, случившимся со мною в Перу в 1991 году (никаких цитат об этом он не привел). Мне не задано было ни единого вопроса о заговоре. Из всего этого «исследования» Джейсоном Каули, одного из наименее интеллигентных «журналистов», встреченных мною в жизни, фактически было опубликовано следующее:

«Зрение Айка затуманилось с его становлением более бредовым и параноидальным, и более чем просто зловещее, как и более сумасбродное — содержится в его теории заговора».[570]

Это было написано человеком, который не знает, о чем я говорю, потому что он и не побеспокоился об этом. Закончил он выводом что, возможно, величайшим секретом будет являться отсутствие какого-либо секрета и что не существует никакого поля, охватывающего все. Некоторые замечательные и незакрепощенные ученые будут удивлены услышанным, но кто посмеет подвергнуть сомнению всезнающего, не-исследующего мистера Каули или же журналистское стадо, которым он управляет? Проблема с моими представлениями, сказал он, состоит в том, что они не основаны на священных текстах или вере в единственное божество. Он попросту посетил лекцию (или, быстрее всего — нет), в которой я сказал, что все существующее есть одно бесконечное сознание. Он процитировал Г. К. Честертона в поддержку его видения моей «проблемы»: «Когда человек перестает верить в Бога, это не означает, что он ни во что уже не верит. Он верит во всё, во что бы то ни было». То есть, если вы не верите в официальную версию Бога — вас нельзя воспринимать серьезно.

Так какие же исследования провел Каули, чтобы увидеть, что в том, о чем я говорю — я прав? Никаких. Как и все прочие. И он написал бы то же самое, хоть и будь он, как намеревался, три часа на моей лекции. Читал он мои книги? Нет. Это, леди и джентльмены Матрицы — является менталитетом, содержащим людей в рабстве иллюзии, потому что он является не исключением, а правилом по всему миру. Слепой, ведущих слепого и вкрадчивых ведущий вкрадчивого. Я говорил на лекции об известных людях, приносящих в жертву и надругающихся над детьми, людей вроде Теда Хита. Что написал Каули на тему массовых ритуальных убийств и надругательств? Ничего. Какие расследования он провел после всего для того, чтобы увидеть, правда ли это? Никаких. Что он сказал о подробных связях, сделанных мною на лекции, которые показывают, например, что члены всё тех же организаций, вроде Бильдербергской Группы, были названы как главные мирные переговорщики в Боснийском конфликте? Ничего. Что он сообщил о какой-либо особой подробной информации, данной мною в тот день? Ничего. Вся эта специфическая информация и подробности были отклонены на основании того, что я вижу теорию заговора во всем. Вот так. Мистер Каули, как и 95 % его сотрудников-«журналистов», недостаточно интеллигентен, чтобы понять, что он страж ворот от сознания других людей, также, как и своего. Но, как я и говорил уже, он — норма, а не исключение. Я не думаю, что мистер Каули и ему подобные узнают, как стать исключением. Они живут в мире предписанных норм, где затем подтверждают их и увековечивают для всех остальных.

Я встретился с «журналистом» от британской газеты «Обсервер» в 1997 году, будучи в США, по имени Тэйлор. Я думаю, это был он. Я сказал ему о проектах по контролю сознания и широко распространенному пожертвованию детей и надругательствах над ними, с участием людей вроде Джорджа Буша и прочих. Он назвал это «историей века». Я предложил ему связаться с жертвами и имевшими к тому прямое отношение, которые расскажут ему больше. Я дал ему мой номер позвонить насчет их имен и контактных адресов. Он никогда не позвонил. Он исчез, а в последующее воскресенье написал издевательскую статью.

А дети постоянно продолжают приноситься в жертвы, подвергаются пыткам и надругательствам в ритуалах Сатанизма и проектах по контролю сознания. Если вы видели жизнь в типичной газете или в радио- и телевизионных новостях — она поразит вас. Они берут сообщения, постоянно приходящие на телепринтер от мировых (Иллуминати) агентств новостей, и просто публикуют их или транслируют, как если бы они являлись верными. Эти агентства новостей имеют корреспондентов в каждой стране, и когда там случаются важные события — сообщение этого журналиста рассылается по всему миру в каждую важную организацию новостей. Если журналист направильно его понял, либо имеет план — каждая газета, радио и телевизионные бюллетени новостей получают их неверное толкование либо перекрученными, как полагается. Каждый час на радиостанциях по всей планете дикторы «вырывают» предварительно написанный бюллетень новостей из телепринтера и читают их как правду.

В ВВС в Королевстве этот процесс известен сейчас как «выдирай и читай». Лицо, читающее эти «новости» не имеет понятия о том, кто написал их, или из какого источника они происходят, и не без заботы об их аккуратности. Слушатели слушают эти «новости» и они воздействуют на их взгляд на жизнь, людей и мир. Вот почему у нас не возникает вопросов ко всему, что нам толкуют из этих источников. Просто слушаем какой либо телевизионный бюллетень новостей и журналиста, постоянно берущего официальную версию события и передающего его своими словами. Сейчас еще мы имеем тенденцию, когда диктор новостей берет интервью у репортера насчет людей и событий, вместо того, чтобы опросить вовлеченных в это людей.

«Переходим к нашему корреспонденту Джону Рейнольдсу на месте события. Джон, что там происходит?

— Ну, Майкл, террористы, по предположению — со Среднего Востока, кажется, установили бомбу. (Официальные источники сказали ему, что террористы, должно быть со Среднего Востока установили бомбу).

— Я так понимаю, что полиция и службы безопасности концентрируют свои расследования на террористической группе, связанной с Ливией, Ираком, Ираном и т. д., и т. п. (Официальный источник сказал ему, что они фокусируются на такой группе. Неважно, так ли это на самом деле, он сообщает, что ему было сказано).

— Вероятно, эта бомба была установлена как протест против политики ООН на Среднем Востоке, и премьер-министр говорит, что эта политика будет продолжена, потому что они не пойдут на уступки терроризму. Новые законы, связанные с безопасностью, должны быть срочно проведены через парламент, чтобы защитить общество от дальнейших атак». (Все это происходит из официальных источников, и репортер не имеет понятия: правда это или нет. В словах заложены: а) поддержка продолжению политики ООН; и б)введение новых законов, которые сократят свободы под предлогом необходимости защиты общества)

Репортер не пытается одурачить людей или подать фальшивую информацию. Но он берет свою информацию из официальных источников, и потому становится рупором для официальной версии событий. Такое происходит каждый день. Он не является независимым обозревателем и репортером, он чуть больше чем помощник по общественным связям для официальной версии, в которую они хотят чтобы общество поверило. Когда репортер ВВС Питер Сноу попытался представить в целом Фолклендскую войну и использовал фразы вроде «Британское правительство заявляет» или — «говорит», вместо того, чтобы принять аккуратность того за должное и без вопросов — он был сурово раскритикован правительством и остальными медиа за свою анти-Британскую сущность. Мужчины и женщины мировых медиа-средств, за исключением всего нескольких очень уважаемых людей — являются ключевыми стражами ворот для Матрицы и наиболее растворенными в ее менталитете.

Один журналист написал ужасную статью, указывающую на то, что я был антисемитом и говорил параноидальный нонсенс о заговорах. По всей видимости, он даже позвонил на телепрограмму, что послужило отменой моего появления на ней. Годами позже он связался со мной, чтобы сказать, что он больше не верит в то, что я антисемит, и что с тех пор он увидел достаточно в своей жизни, чтобы сделать заключение о том, что расследование мирового заговора надо провести обязательно. По крайней мере, ему хватило ума поменять своё сознание, и он не будет являться последним по мере того, как свидетельства становятся все более и более очевидными. Когда это случится — всякие каули, тэйлоры, ворманы и фарберы будут в ответе за всех надруганных детей. Я надеюсь, что они будут иметь хорошую причину наготове за другой свой взгляд на предмет и высмеивание свидетельств таких надругательств, не предприняв даже никаких попыток выяснить, является ли это правдой. Или, как в случае с Ворманом и Фарбером — громогласно подавляя раскрытие бедственного положения детей. Во многих случаях мировые медиа-средства являются Матрицей, а мировое журналистское стадо является ее, в большинстве своем не понимая этого — пропагандистской машиной.

СТРАЖИ ВОРОТ ЛЮДИ

Мы все являемся стражами ворот в какой-то мере, потому что иллюзия так сильна. Просто в разной степени. Среди главных профессий и ментальностей стражей ворот, что я осветил здесь, имеются много порядочных, заботливых людей, являющихся интеллигентными в рамках видения интеллигентности Матрицей. Это интеллигентность заключенного, который набрался опыта в своей тюрьме, который может увертываться и крутиться, и успешно участвовать в игре среди ее ограничений и правил. Вот чего уж не видит эта интеллигентность — так это тюремных стен. Она думает, что она свободна. И не интеллигентность нам нужна для того, чтобы вырваться на свободу. Нам нужна мудрость. Я подчеркивал в этой главе, как закрепощенный ум и воспитание Матрицей профессий и менталитета приводит их в положение стражей на вратах к умственной, эмоциональной и духовной свободе. Их профессии делают их особенно эффективными стражами ворот, но самом деле — все мы являемся таковыми. Каждый, кто старается насадить свою реальность на других посредством подавления, высмеивания и периначиванием взглядов другого. Или через родительское, либо ровесников или партнера давлением для соответствия чьей-то реальности.

Партнеры сторожат своих партнеров; родители сторожат своих детей; дети сторожат друг друга; соседи сторожат соседей; священник сторожит своих верующих; журналисты сторожат массы. Как сказал однажды мой друг Майкл Ролл:

«Вы были рождены любящими родителями, и они сказали вам, что 2+2=5; вы идете в школу, и учитель говорит вам, что 2+2=5. Вы идете в университет и профессора с буквами после своего имени говорят вам, что 2+2=5. Медиа постоянно подтверждают, что 2+2=5, потому что это есть «норма», которой они рабски служат и которую продвигают. И все люди вокруг вас верят этому, потому что они прошли всю ту же систему, что и вы. При таких обстоятельствах и в том, что мы наблюдаем каждый день — разве будет казаться удивительным то, миллиарды людей живут всю свою физическую жизнь с верой в то, что 2+2=5?»

Отличная точка зрения. Ответ должен быть равен четырем, просто люди не знают об этом, а большинство это и не волнует. Если мы хотим свободы — пришло время волноваться.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Связанные материалы