Как стать волшебником

Вызывает недоумение то, что многие научные чиновники по-прежнему находятся в состоянии детского счастливого неведения по поводу этих фундаментальных событий, затрагивающих сами основы мироздания. Такое отношение тревожило великого ученого академика В. И. Вернадского еще несколько десятков лет назад: “...Мне представляется легкомысленным и не отвечающим положению дел часто встречаемое резко отрицательное к ним отношение. Это явление телепатии и аналогичные парапсихологические явления”.

Единственное влиятельное государственное учреждение, которое серьезно отнеслось к необычным явлениям и феноменам человеческой психики был, как ни странно, КГБ бывшего Союза. В то время как Академия Наук СССР стойко изображала на ведомственных лицах гримасу недоумения, в секретных лабораториях проводились интересные и небезрезультатные исследования. Может быть, только благодаря этим исследованиям мы имеем теперь возможность вырваться вперед на самом перспективном направлении человеческой эволюции, хотя подозреваю, что полученные результаты использовались этим учреждением не всегда в гуманных целях.

Понять сложившееся положение можно — школа, институт, вся наша система образования вырабатывают в нас стойкий иммунитет ко всему, что не укладывается в “прокрустово ложе” уже провозглашенных официальной наукой истин.

Сложилась странная ситуация, когда, с одной стороны, научно-техническое развитие общества приближает человечество поистине к демиургическому могуществу, дающему возможность воздействовать на процессы материосферных и вакуумосферных пространств Вселенной, с другой стороны, концептуальные позиции по основным направлениям нашего мировосприятия мало отличаются от взглядов не только XIX, но даже XVIII века. Если это не свидетельство о мировоззренческом кризисе в фундаментальных науках, то что же это такое?

Исследователи до сих пор не могут определиться в истинности тех представлений, на основании которых были получены даже самые выдающиеся результаты. А это ставит под сомнение многие основополагающие позиции современной науки, делает совершенно недопустимой догматизацию любых законов и теорий, поскольку в изменяющемся мире изменяется все — в том числе теории, законы, истины. Лучше это понять поздно, чем никогда.

Если бы не критическое состояние здоровья, я, наверное, так никогда и не решился бы на практические занятия в Академии Бронникова. Но у нас с Вячеславом Михайловичем были общие друзья, они уговорили, и я не выдержал напора оптимистических обещаний, которые нейтрализовали мое личное предубеждение ко всему не признаваемому официальной наукой. Я просто испугался утратить не склоне лет желание жить и доверился тем, кто утверждал, будто знает путь, которым надо идти, чтобы не попасть преждевременно в страну, именуемую старостью. И еще любопытство — неужели с нами рядом есть кто-то, у кого достаточно власти, чтобы не только обратить вспять, казалось, необратимые жизненные процессы, но и открыть тайные двери в другие миры.

Так я (уже в который раз) стал учеником. И первое, что мне пришлось усвоить — если у тебя болит тело, то лечить надо свой разум. И еще — все функциональные системы человека работают как энергоинформационные структуры. Предположения, высказанные рядом серьезных ученых о том, что за совокупностью материальных частиц скрыта информация (отношения), не принадлежащая по своей природе и форме к физико-химическому миру и организующая его частицы в информационно-динамическую систему, придающая физическому телу жизненность и управляющая его функционированием, помогли мне на первых порах быть, по крайней мере, хотя бы терпимым к теоретическим основам методики Бронникова.

А основы эти таковы:

На международном симпозиуме по проблемам бессознательного, проходившем в Тбилиси в 1979 году, ученые разделили функциональные процессы в организме человека на подсознательные, сознательные и сверхсознательные. Им соответствуют три функциональные системы — подсознание (ПС), сознание (С) и сверхсознание (СС).

О подсознании, т.е. о нашем физическом теле, знает каждый. Знание об этой части нашего организма — клетках, тканях, органах — укладывается в рамки естественной анатомии и физиологии. Тела сознания и сверхсознания рассматриваются абстрактно-логической анатомией. И если тело подсознания находится в материальном пространстве, то тела сознания и сверхсознания для нас не проявлены и находятся в нематериальном пространстве - называют это пространство - смысловым полем. Между материальным и нематериальным пространствами есть соединительное пространство, на Востоке называемое Бардо.

Энергетические процессы, протекающие на всех уровнях организации подсознания (на клеточном, минеральном, организменном, интеллектуальном и общественном), формируют энергетическое поле, имеющее форму яблока. У практически здорового человека радиус поля составляет (Называют это пространство — смысловым полем.) не менее семи метров. Центральная и периферическая нервные системы формируют энергетическое поле, имеющее форму вытянутого овала (яйца), и его высота над головой у практически здорового человека составляет 60 см.

Если параметры полей ниже нормы, то это говорит о слабом состоянии здоровья, ослабленной иммунной системе, плохом энергообмене в организме.

Методика, используя тантрический путь развития (один человек помогает активизировать энергообмен другому человеку), позволяет развивать энергетические структуры, улучшать кровообращение, гармонизировать работу головного мозга и вегетативной нервной системы, усиливать иммунитет, что приводит к общему оздоровлению организма.

Левое полушарие мозга доминирующе связано с энергетическими явлениями и его работа направлена в материальное пространство. Энергетические каналы, точки акупунктуры и деятельность левого полушария связаны с поступлением энергии 'в наш организм. Если поступление энергии в организм нарушено, наступает патология.

Правое полушарие головного мозга связано с явлениями, которые несут информацию и имеют тесную связь с нематериальным пространством, т.е. с нашей сверхсознательной функцией.

Художники, музыканты, поэты, писатели — это те люди, у которых правое полушарие функционирует, т.е. они получают информацию через свое сверхсознание из единого информационного поля, понимаемое сегодня как нематериальное пространство.

В целом же деятельность мозга формирует наше сознание, и от гармоничной работы обоих его полушарий зависит степень развития сознания, а следовательно, и подсознания, и всего организма в целом.

Неумение влиять на сохранение равновесия энергообмена приводит к возникновению патологий на различных уровнях организма человека.

На основе активизации энергообмена головного мозга и в целом организма можно осуществить развитие подсознательной, сознательной и сверхсознательной функций организма.

Это позволит перевести организм из пассивного, слаборазвитого, неуправляемого состояния — в активное, сознательно управляемое, создавая при этом мощный оздоровительный эффект, омоложение органов и систем организма.

Все люди способны фиксировать размеры и однородность биополя посредством органов чувств. С помощью рук можно оценить параметры энергетического поля подсознания и поля сознания, определять, в каком состоянии находится организм, почувствовать его функциональные системы. Создавая ощущения тяжести можно научиться ощущать свое тело подсознания. Создавая ощущения перемещения биоэнергии — почувствовать работу сознания, а создавая ощущения легкости — чувствовать свою сверхсознательную функцию. На основе этих ощущений диагностируется “включенность” трех тел организма.

Все эти обещания развития новых чувств и феноменальных возможностей организма поначалу казались мне рекламным преувеличением. В нашей группе я, кажется, из-за своего скепсиса, был самым отстающим.

Первые занятия вообще не ощущал никакой энергии и даже стал раздражать своими нескончаемыми сомнениями наших терпеливых инструкторов. Но потом произошло что-то необычное. Это случилось дома, когда мы с женой выполняли домашнее задание по “энергетической прокачке” головы. Цель упражнения согласно методике Бронникова — усиление межполушарных связей, развитие определенных зон головного мозга, его корковых и подкорковых структур, энергетической и сосудистой систем правого и левого полушарий, гомеостатического механизма, который должен удерживать в равновесии динамическую систему энергоинформационного обмена и систему кровообращения. Его выполнение связано с особым анодно-катодным дыханием. И вот, когда моя супруга выполняла дыхательные упражнения, накладывая по определенной схеме мне на голову свои ладони, мое зрение вдруг резко, одномоментно обострилось. При этом существенно изменилась и колористика зрительного восприятия — цвета стали яркими, насыщенными, даже диапазон их существенно расширился.

Улучшение зрения сохранилось не только во все последующие дни, но не ухудшилось и поныне.

Кстати, такие же изменения произошли у другого ученика нашей группы — профессора Анатолия Ивановича Набережных. Теперь он вообще обходится без очков, что вызывает нескончаемое удивление его сослуживцев и родных. Потом начались изменения с памятью. Самое странное в этом процессе было то, что как и предыдущий, он осуществился очень быстро, как бы обвально. Это произошло, когда мы прозанимались четыре недели. Я вернулся домой, поужинал, лег спать и вдруг у меня в голове включился какой- то странный проектор. То, что я увидел .благодаря ему во сне, не было сном. Это был слайд-фильм, в котором с огромной скоростью, но в строгой хронологической последовательности, были показаны мое детство и молодость приблизительно до 25 лет. Очень подробно, даже скрупулезно, был воспроизведен и весь наш дворовый мир на улице Сталина в подмосковном городе Балашиха-3.

Вот мы сидим с друзьями за дощатым столом на скамейках, слушаем как играет на гитаре и поет Петя Бычков. Нет музыки, нет слов. Есть только снимок, но вспоминаются и музыка, и слова, имена и фамилии ребят, которых я уже не видел лет сорок. А вот наше лесное озеро у стадиона. Мы убежали из школы с уроков вместе с Толей Малышевым, Колей Самохиным, Валерой Елисеевым. Мы часами могли не вылезать из воды и плавать.

И таинственный проектор показывает наши озаренные щенячим восторгом лица. Потом что-то происходит — утонул мужчина. Все ныряют за ним — мы тоже. Утопленника достают из воды и уносят на берег. Приехала скорая помощь. Врачи делают искусственное дыхание. Все бесполезно. Они собираются уехать. Жена утонувшего — хрупкая молодая женщина — сама делает искусственное дыхание мужу и не дает его увезти. Врачи и медсестра уговаривают ее не тратить силы. Она их не слушает и все сводит и разводит руки утопленника. Врачи садятся в машину и медленно отъезжают. А минуту спустя мужчина оживает, и мы бежим вдогонку за скорой помощью, возвращаем ее.

Вот так — день за днем, час за часом — слайд-фильм отщелкал мою молодость и то, что он мне показал, снова ожило в памяти, обрело черты реальности.

Все эти необычные, по крайней мере для моей жизни, события — улучшение здоровья, достигнутое буквально за три-четыре недели, странные эффекты с памятью и то, что я, наконец, действительно стал ощущать энергетические воздействия и самостоятельно их оказывать на других, заставили меня уже с достаточной степенью серьезности отнестись к дальнейшей перспективе сотрудничества с Академией Бронникова. Я перешел на вторую ступень обучения (что-то вроде второго класса) и получил допуск к открытию биокомпьютера — механизма внутреннего и межпространственного видения. Чудеса не заставили себя ждать. Неведомое протянуло руку сотрудничества.

Уже в первые дни работы с биокомпьютером. то Таинственное, что прячется за порогом сознания, решило показать свои возможности. Это было сделано с легким дружеским юмором и явно не имело целью подчинить или напугать меня. Просто мне хотели объяснить, как зыбка и ненадежна грань между тем, что мы считаем таким надежным и реальным — действительностью и тем, что Карл Густав Юнг подразумевал как смысловое поле, в котором существуют идеи, мысли, информация о прошлом, настоящем и будущем.

Это произошло утром — обычным утром обычного дня. Меня разбудил солнечный свет. Я почему-то знал, что уже пора встать, тем более, что еще до ухода на работу надо было дочитать, купленную неделю назад книгу Джеффри Мишлава “Корни сознания”.

Открыл глаза. Табло электронных часов показывало половину седьмого. Сунул ноги в тапочки. Поднялся. Прошел в ванную комнату. Почистил зубы. Умылся. Побрился. Дети и жена спали, и я тихонько проскользнул к себе в кабинет. Открыл книгу и стал читать. Это была глава “Биологический проводник сознания”. Там, где текст меня особенно интересовал, подчеркивал красным цветом. Я прочитал несколько страниц и вдруг заметил, что вокруг все меняется. Поднял взгляд от текста и понял, что влип в историю с биокомпьютером. Стены иззыбились, потеряли четкость форм. Комната сжалась. Теперь она была похожа на какую-то кладовку — грубая, неровная кладка новых стен была покрыта синей масляной краской. Они мне что-то напоминали из давнего прошлого, из детства. Вдобавок кто-то начал еще и подхихикивать (не зло, шутливо) и не давал мне подняться из кресла.

Нас предупреждали, что может произойти подобное. И даже объяснили, как закрыть самовольно, без команды включившийся биокомпьютер. Дело в том, что энергетические занятия, повышая возможности мозга во взаимодействии со сверхсознанием, или смысловым полем, инициируют произвольные трансцендентные (запредельные по отношению к нашему миру) функции. Поскольку работа биокомпьютера ощутимо энергозатратна, допускать его самодеятельности в установлении контактов недопустимо. Поэтому я сделал то, что необходимо для его закрытия: сжал веки, осуществил энергетический всплеск, перегнав мысленным усилием энергию по спинному мозгу в лобную часть головы, выбросил ее через глаза, поднял веки и увидел — я по-прежнему в кровати, табло часов показывало половину седьмого.

Встал. Прошел в ванную комнату. Почистил зубы. Умылся. Все спали. Я проскользнул в кабинет и открыл лежавшую на столе книгу Мишлава. Закладка оказалась там, где я ее оставил вчера — в самом начале главы. Но когда я стал читать, то увидел, что содержание нескольких следующих страниц мне хорошо знакомо — я прочитал их, когда самовольно включился биокомпьютер. Причем, никаких подчеркиваний, что я сделал в “странном сне”, на страницах не было. Но текст был хорошо мне знаком — буквально построчно. Произошедшее замечательно иллюстрирует возможность формирования событий в нашем материальном мире галлюцинаторными средствами некого высшего творческого разума. По сути — это и была всего лишь манифестация возможностей того мира, что скрыт от нас за СТЕНОЙ СОЗНАНИЯ. Ведь ни один из органов чувств — ни слух, ни зрение, ни осязание, ни обоняние не забили тревоги, не предупредили о том, что я вижу иллюзию, иллюзию настолько реальную, что она способна поглощать действительность, мимикрировать под нее, изменять ее и даже включать в прошлое несостоявшееся будущее (непрочитанные страницы, содержание которых было известно мне).

Когда меняется представление о жизни — меняется сама жизнь. Знаменитый британский физик Джеймс Джин однажды заметил: “Когда вибрирует один электрон, сотрясается вся вселенная”. Величайшее преимущество нового мировоззрения в его бесконечной способности творческого саморазвития во взаимодействии с Разумом Вселенной. Каждый человек — это огромный, бесконечный мир, имеющий выход на космический суперкомпьютер. Те, кто получают право на взаимодействие с ним, обретают новые возможности развития. Моя дочь Надя — художник. Прозанимавшись по методу Бронникова всего два месяца, она настолько освоилась в своих взаимоотношениях с биокомпьютером, что считает его лучшим другом. Всего за несколько месяцев она сделала такой мощный рывок творческого саморазвития, какой не достичь и за десятилетия. Она буквально входит в сюжеты будущих картин, очень тщательно обсуждает со своим таинственным другом не только какие краски необходимо использовать, но и с помощью какой техники их наложить на холст. Известнейшие художники Илья Глазунов, Давид Шимилис, Александр Максимов, замечательный художественный редактор “Худлита”, Галина Павловна Клодт пророчат Наде известность и славу. И совсем не потому, что хотят одобрить старательную девушку, а потому что искренне убеждены в том, что у нее в искусстве явственно обозначились и своя дорога, и своя судьба. У другой моей дочери. Жени — более сложные отношения с биокомпьютером. Он своевольничает и не хочет ее слушаться. Более того, он явно демонстрирует свое желание руководить ее поступками. Произвольно включается и дает ей задания. Например, может обозначить на внутреннем экране ее тело, рассыпать его на составляющие и дать команду собрать себя, то есть учит биологии.

На такое задание порой уходит не один час. Причем биокомпьютер, как строгий придирчивый учитель, контролирует ход сборки, вмешивается, поправляет, заставляет начинать все сначала,

Такое стремление руководить, а не сотрудничать, вряд ли стоит поощрять. В нашем пространстве именно человек главная фигура мироздания. Поэтому Женя последнее время редко включает биокомпьютер. Она требует, чтобы он точно выполнял ее распоряжения. Идет настоящая борьба характеров, в которой у каждого есть могучее оружие — Женя знает, как выключить в себе этот таинственный разум, а он знает, что теперь без его помощи ей в жизни все равно никак не обойтись, Обнадеживает то, что тенденция к компромиссу все-таки обозначилась.

Далеко не всегда биокомпьютеры ведут себя так строптиво. У моей жены он скорее похож на скорую помощь, которая иногда работает с опережением.

Недавно у нас в семье случилась беда — погиб на железнодорожном переезде муж племянницы, Люды. Когда ей сообщили об этом, у нее случился шок, который вызвал сердечный приступ. Потом у нее возникли судороги, началась парализация. Ей пытались разжать рот и вложить таблетку валидола. Не получилось. На губах появилась пена. К счастью, рядом оказалась моя жена. Она села на кровать рядом с племянницей, ее биокомпьютер самовольно, без команды включился и начал ей показывать какое-то калейдоскопическое мельтешение внутренних органов.

— Можно ли чем помочь моей племяшке? — спросила она биокомпьютер. — Да, — лаконично ответил тот. И показал ей две половинки сердца. Жена сначала не поняла, что он показывает, переспросила. — Это сердце разрезе, подсказал биокомпьютер.

Одна половина сердца работала, как помпа, и была розовой, вторая — серого цвета и бездействовала.

— Прости, что я не знаю медицину, — взмолилась жена. — Помоги мне защитить ее сердце.

На экране внутреннего видения вдруг возникла желтая стрелка и уперлась своим концом в большой рубец, шрам на сердце. Потом следом за стрелкой возник шарик золотистого цвета и медленно поплыл к шраму, на ходу выстреливая разноцветные лучики.

Буквально через две-три минуты Люде стало лучше, она открыла глаза и даже смогла что-то сказать. Жене, напротив, стало очень плохо.

Биокомпьютер напоследок показал ей сердце уже не в разрезе, а целиком (оно нормально, ритмично работало) и отключился. Супруге потом понадобилось сделать несколько энергетических упражнений, чтобы прийти в себя. Кстати у тех, кто уже давно работает с биокомпьютером, подобного ослабления организма не происходит.

Этот случай наглядно показывает как человек, даже не имеющий специальных медицинских знаний, может с помощью биокомпьютера оказаться полезным в критической ситуации. Но лучше, конечно, если эти знания имеются. Вот почему одним из важнейших направлений в деятельности Академии Бронникова является подготовка специалистов.

Сейчас вокруг Академии Развития Человека группируются люди, облеченные научными степенями — философы, педагоги, физики, биологи, врачи. Такое внимание к методу Бронникова со стороны ученых разных специальностей недвусмысленно показывает, что все они видят в этом феноменальном открытии нечто большее, нежели очередной метод альтернативной медицины.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить