Документ без названия

 

 

 

 

Наш мир — отражение идей

 

 

История сохранила для нас немало случаев спонтанного открытия “биокомпьютера”. Сократ обладал даром предвидения, и объяснял свои необычные способности помощью полубожественного существа даймониона, который появлялся внутри него и подсказывал ему, что надо делать. Сократ утверждал, что даймонион ни разу не ошибся в своих прогнозах.

Пифагор, Платон, Гераклит — в античном мире; Альберт Великий, Данте, Парацельс, Жанна д'Арк, Декарт — в средние века; Вильгельм Лейбниц, сэр Исаак Ньютон, Эммануэль Сведенборг, Иоганн Вольфганг фон Гете, Франц Антон Месмер — эпоха Просвещения — все они пользовались возможностями получать знание из тех самых феноменальных миров, которые современная наука отрицает только на том основании, что до сих пор не сумела разработать надежный инструментарий для изучения подобных явлений. Но ведь это проблема самой науки, но никак не тех, кто уже практически использует открывшиеся им возможности. Примитивным догматическим отрицанием ничего достигнуть нельзя. Более того, история учит, что движение науки вперед происходило именно тогда, когда ученые сознательно и последовательно обращались к “неправильным явлениям”. Пролистайте свои энциклопедии и убедитесь, что в формулах современной науки гораздо сильнее звучит голос исключений, а не того, что почиталось правилом.

Великий Карл Густав Юнг предупреждал, что сама рациональность здравого смысла может быть самым худшим из предубеждений, поскольку мы называем разумным то, что нам таковым кажется.

Менделеев увидел свою знаменитую “Периодическую таблицу” во сне, как данность, и лишь затем стал искать закономерности, соединяющие химические элементы в единую систему через произвольно открывшийся биокомпьютер. То есть сначала он получил знание и лишь позднее начал подбирать ему объяснение.

Непосвященные воспринимают это, как чудо. Но любому сотруднику Академии Развития Человека понятен механизм получения знания через информационное поле.

Феномен Джуны, Кулагиной, Кулешовой, Ванги, Ури Геллера, Шри Сатья Саи Баба, Чжана Боошен, Янь Синя и даже Копперфильда, который старательно прикидывается фокусником, также непосредственно связан с открытием и работой биокомпьютера. Жаль только, что каждому из них самостоятельно, как бы наощупь, приходилось пройти путь познания закономерностей работы этого уникального механизма взаимодействия с другими пространствами. Ведь то, чего добилась Ванга за долгие годы, например, радарное зрение, можно получить в Академии Бронникова всего за два-три месяца. И научиться использовать свой новый дар для лечения себя и других.

Сегодня в моей семье никого не удивит просьба: “Дочка, войди в меня, посмотри, что у меня там с горлом, что-то першит?” Обычная ситуация лечения с помощью биоэнергии. За пятнадцать минут можно согнать температуру, за день-два расправиться без всяких лекарств с ангиной. Не то ли самое делали известные экстрасенсы, не объясняя механизм лечения и подпуская в процесс мистического тумана?

Год назад, приступив к исследованию феномена Бронникова, я и не предполагал, что вовлеку в это дело почти всех своих родственников, друзей, коллег. У многих из них, особенно у тех, кому не был помехой возраст или недостаток времени, открылись обещанные специалистами Академии способности. Но даже те, кто не достиг максимального результата, смогли весьма существенно поправить свое здоровье. А ведь совсем недавно я был одним из самых яростных противников экстрасенсорики. Помню первые занятия, где мне с трудом удавалось сдержать свой скепсис. Инструкторы объясняли нам, что во время энергетических упражнений мы работаем с плазмой.

Потирая руки, мы вызываем прилив крови к ладоням и за счет этого создаем электрическое поле, в котором как бы растягиваем в разные стороны ионизированный атом и электрон, заставляем их двигаться первый к катоду (отрицательному электроду), а второй к аноду (положительному электроду). Выполняя эти несложные требования, я чувствовал себя малышом в детском садике. Но позднее мне попались с руки материалы исследований, которые проводились в биохимической лаборатории Хилл Колледжа (Буффало, штат Нью Йорк). И я перестал себя чувствовать ребенком. В опытах участвовал известный экстрасенс Оскар Эстербани — американец венгерского происхождения.

Биохимик Джаста Смит специализировалась на энзимах — больших белковых молекулах- катализаторах, ускоряющих течение биохимических реакций. Обнаружив, что при обработке энзимов сильным магнитным полем их химическая активность повышается, она заинтересовалась, не имитируют ли руки Эстербани этот эффект.

Эксперимент состоял в том, что Эстербани держал пробирку с энзимами, в то время как ассистенты при помощи инфракрасного спектрофотометра каждые пятнадцать минут проверяли уровень их химической активности. Они обнаружили, что энзимы вели себя так, будто они были помещены в магнитное поле порядка 13000 гаусс. Это в двадцать шесть тысяч раз больше, чем магнитное поле Земли, однако магнитометры при замерах не выявили вокруг рук Эстербани никакого аномального магнитного поля.

В другом эксперименте с Эстербани измеряли уровень гемоглобина в крови у пациентов, которых он лечил методом прикладывания рук. В течение шестидневного периода уровень гемоглобина у пациентов повысился в среднем на 1,2 грамма на 100 кубических сантиметров крови. У пациентов, не воспользовавшихся услугами экстрасенса, уровень гемоглобина не повышался.

Проведенное в дальнейшем обследование воды, обработанной Эстербани, выявило в ней наличие четких спектрофотометрических отличий от воды, не подвергавшейся обработке. Об этом эффекте независимо друг от друга сообщили несколько лабораторий. Положение усугубляется тем, что молекулы воды, обработанные экстрасенсорным воздействием, слегка ионизировали.

Иначе, как вызовом физике, это не назовешь. Ведь процесс превращения атомов и молекул в ионы требует значительной энергии. Но что это за таинственная сила, способная катализировать субатомные взаимодействия?

Однако если допустить, что излучаемая экстрасенсом энергия способна за счет внутриатомных взаимодействий создать внешнее электрическое поле, то дальнейшее вполне можно объяснить за счет уже известных из физики явлений. Согласно физике плазмы в таком внешнем поле, превышающем электрическое поле в микрообъеме тела человека, возникшие электрон и ион ускоряются и при столкновении с атомами сами действуют как ионизаторы, образуя новые заряженные частицы на своем пути. Таким образом нарастает лавина зарядоносителей, происходит пробой изолятора, как правило там, где человек имеет какие либо телесные патологии. За счет этого начинается процесс лечения.

Представления о микроплазме и связанных с ней экстрасенсорных эффектах получили неожиданную теоретическую поддержку со стороны казались бы такой далекой от этой области науки, как геология. Еще В. И. Вернадский и В. В. Докучаев, исследуя механизмы развития земной коры и эволюции неживой материи в живую, обозначили как важнейший фактор геологических процессов так называемый биоэнергетический потенциал Земли. В дальнейшем было установлено, что высокоэнергетическая плазма, образуемая в зонах активности разломов земной коры, создает мощный заряд, который необходим кристаллам кварца для зачатия органических структур.

По своим физическим характеристикам геоплазменная энергия соответствует гамма-излучению, следовательно способна приводить ядра элементов в возбужденное состояние. Солнечный про- тонный поток способствует образованию нейтральной оболочки вокруг каркасной структуры (скелет человека). Причем для плазмы нет границ проникновения, так как ее потенциал превышает все сверхмощные связи жестких структур. Об этом написал в своей книге “Ключ к тайнам энергии” (Киев, 1996 г.) доктор геолого-минералогичесих наук Юрий Вячеславович Кононов. В ней он убедительно показал, как осуществляет свою фантастическую работу природа, превращая энергию в вещество. В свете новых фактов становится весьма вероятной гипотеза, что именно через плазму, вырабатываемую планетарным ядром Земли в столкновении с протонным солнечным потоком, осуществляется информационное кодирование всех планетарных процессов развития и взаимодействия.

Мне кажется, очень важным вывод об информационной организованности биосферы через геоплазменные процессы. Видимо, через этот механизм осуществляется зарождение и внедрение в сознание и жизнь озарений и идей, которые мы затем материализуем на нашем уровне Бытия.

Теперь мне хотелось бы рассказать о личном опыте взаимодействия с одним из иерархических уровней планетарной живой системы, который обычно остается недосягаем большинству людей, не занимающихся экстрасенсорикой. Все в этом мире подчинено пропорциям. Еще Леонардо да Винчи отмечал, что процессы в живой природе отличаются геометрически от процессов в неживой природе тем, что морфология роста и определяемые ростом функции в живой природе являются самоподобными моделями, причем коэффициент подобия гармонически сообразуется с Золотым сечением, математически выражаемом с помощью чисел Фибоначчи.

Знаменитый коэффициент Золотого сечения (у=1,6180398) пронизывает буквально все в природе. Например, отношения расстояний между планетами нашей звездной системы к расстоянию от Солнца до Плутона охватывают семь октав, как в музыкальном произведении. Поразительная связь музыкального звукоряда и местоположения планет объясняется с помощью закона гармонии.

Благодаря Золотому сечению проявляются пропорции мужского и женского тела в их ритмической взаимодополняющей обусловленности. Интересно, что соотношение “мужского” модульного пространства к “женскому” модульному пространству подчиняется пропорции с коэффициентом 1,059, что полностью соответствует соотношению рождаемости мальчиков и девочек. Более того, пульсация геометрических элементов пропорций совпадает с биоритмическими интервалами мужского и женского тела.

“Нейроны головного мозга взаимодействуют между собой с помощью электрических сигналов низкой частоты. Разным состояниям человека и мозга соответствуют пять частотных диапазонов. Мозг, подобно самонастраивающейся электронной системе, генерирует колебания разной частоты при различной выполняемой работе.

Оказывается, инварианты (величины, остающиеся неизменными при различных преобразованиях) всех биоритмов мозга человека связаны с коэффициентом у (Золотое сечение) элементарными алгебраическими преобразованиями, физический смысл которых пока трудно объяснить. С величиной "у" мы уже неоднократно встречались, сейчас она проявилась в работе мозга, но в новом качестве — для характеристики мыслительной деятельности человека — величайшей тайны мироздания. Вряд ли это случайность — скорее проявление более общей, пока еще не разгаданной закономерности, действующей как в микро-, так и в макромире”.

Сафонов Ю. “Новеллы о золотом сечении и числах Фибоначчи”. М„ 1998.

Почему я привел эту обширную цитату? Дело в том, что во время практических занятий в Академии, когда мы переходим к контактам с другими измерениями, я неоднократно попадал в странный таинственный мир, похожий на космическую фабрику идей.

Непривычное пространство, в котором непрестанно формировалась в четкие геометрические фигуры структурированная, чрезвычайно подвижная Среда. Бесчисленные трансформации окружающего рождали ромбы, шары, конусы, цилиндры, кубы, трапеции, полусферы, сложные конструкции—тетраэдры, пирамиды, икосаэдры, додекаэдры. Фигуры мгновенно отцвечивались, то нежной солнечной охрой, то суровым ртутным металликом, то пронзительной голубизной, и уносились прочь, подчиняясь сложному, но вполне определенному ритму. Все очень красиво, четко, энергично меняется в бесконечном пространстве. Все пронизано мощным, математически точным импульсом жизни. Я не хочу сказать, что это лучше, чем наш мир. Просто это совсем другое — математика, точные формы в череде бесконечных геометрических превращений, импульсов, вибраций. В этом пространстве, где нет никакой земли и неба, я как бы стоял, опираясь на пустоту. И каждое скоростное взаимодействие множества геометрических олицетворений старательно огибало мое, явно незапланированное здесь присутствие.

Вдруг, словно сорвавшись с какого-то полотна Сальвадора Дали, из бесконечности неровными, но явно осмысленными зигзагами примчались три ослепительно белых шара. Они тянули за собой красные эластичные шланги, чутко вибрировавшие мощной стремительной жизнью неведомого разума. Остановившись напротив меня они как бы изучают, чем грозит мое незваное присутствие здесь, и, успокоившись, вновь уносятся со своими бесконечными шлангами в беспредельность. Шары явно выполняли сторожевую функцию и то, что они не проявили враждебности, требует осмысления.

Внезапно напротив меня раскрылась одна из пирамид. Ее стены просто отвалились в стороны четырьмя ровными треугольниками. Открылось устройство, в котором постоянно что-то выскакивало изнутри и опять исчезало — колесики, цилиндры, шары, ленты Мебиуса, странные молоточки, рычажки и противовесы. Все это беззвучно и целеустремленно выполняло неведомую работу вокруг полупрозрачной призмы.

Я был в таком пространстве дважды. Причем, второй раз видел дополнительно к тому, о чем рассказал, еще странные очень плоские часы, от которых во все стороны тянулись светящиеся, похожие на разноцветную паутину нити, и опутывали собой все вокруг. При этом я не находился в состоянии сна и осуществлял постоянные речевые контакты с инструктором. Такое геометризированное пространство — не единственное, в которое можно попасть. Их тысячи, самых разных и за каждым стоит тайна Вселенной. Проблема в том, что факты, о которых сообщают люди, побывавшие в каких-то иных измерениях, трудно поддаются оценке и исследованию. Психологи обычно квалифицируют подобные рассказы как аутоскопические галлюцинации, которые довольно часто сопутствуют инфекционным заболеваниям, повреждениям мозга, алкоголизму, наркомании, эпилепсии.

Но как в таком случае объяснить факты, которые явно выходят за рамки субъективных иллюзий или галлюцинаций. Внести ясность могут только экспериментальные исследования, результат которых можно заранее предугадать и при необходимости повторить. У меня такая возможность была: Андрей Галинский,— юный сотрудник Академии и один из сильнейших экстрасенсов,— также неоднократно попадал в то странное формообразующее пространство, о котором я рассказывал. Его наблюдения полностью совпали с моими — это мир, где созидается геометрия и архитектура.

Еще один мой товарищ, Борис Орлов, из-за своей язвенной болезни желудка трижды побывал в реанимации. Хотя он и не был экстрасенсом, но видел в состоянии между жизнью и смертью те же самые картины. Похоже, именно знание об этом странном измерении привело в свое время Платона к убеждению, что мир идей столь же реален, как и мир объектов, — и даже более реален. “Объекты, — утверждал Платон, — представляют собой лишь тени идей”.

Очень возможно, Платон был прав, утверждая, что наша действительность имеет в некотором смысле галлюцинаторную природу. Но не стоит испытывать ее достоверность, ударяться головой в стену. Раз природа создала наш мир, значит он зачем-то нужен ей. И в этом мире иллюзия жизни равноценна жизни, а иллюзия смерти — смерти, и изменить ничего нельзя, не получится.

Библия утверждает, что человек создан по образу и подобию Бога. Но не спешите к зеркалу, чтобы увидеть божественный аналог. Вы ничего не узрите, кроме странного сооружения из мяса и костей. Думаю, вам и самим ясно, что отраженное зеркальной поверхностью, не является подобием того, кто созидает миры. Также как компьютер не является подобием человека или автомобиля, на котором вы перемещаетесь в пространстве. И все же в этих механизмах действительно что-то есть от человека, и это что-то называется идеей, замыслом. Он не был материализован до того, как рука коснулась кульмана, чтобы начертить чертежи будущей машины. Аналогии можно продолжить в любом направлении.

Карл Густав Юнг — один из тех, кто ближе всех подошел к пониманию того, что человек не случайное явление мироздания, — утверждал будто существует некий нематериальный мир, смысловое поле. “И в этом поле существуют идеи, мысли, знание прошлого-настоящего-будщего. Это поле духовное и информационное. Это поле не подчиняется пространственно-временным законам, т.е. существует вне времени и пространства. Оно связано с материальным миром через психе. Психе частично существует в материальном теле, частично сливается с этим смысловым полем через бессознательное”.

Юнг К.Г. “Синхроничность”. Рефл-бук. Валлер, 1997, с. 7.

Иными словами, сознание — это порождение нематериального пространства в материально-причинном мире, а смысловое поле — проект развития Вселенной.

Мы, действительно, неотъемлемая часть Творца, кем бы или чем бы он ни был. Неизвестно только какая. Может быть — его сон, может быть — его дыхание или игрушка, которой он забавляется? Кто знает? Но ясно одно, у каждого есть своя задача, своя роль. И нас всех несет в Неведомое поток причинно-следственных зависимостей новой, созидаемой с помощью нас самих, действительности. И мы отчасти вольны делать в этом потоке все, что нам заблагорассудится — сходить с ума или его набираться, тосковать или радоваться жизни, любить или ненавидеть. Мир будет до поры до времени (пока не вызреют контрпозиции бессознательного) таким, каким мы его сотворим. Только не стоит забывать о том, что в отличии от нас — у Бога дней много. Он может себе позволить делать и переделывать, добиваясь своего, одному ему ведомого совершенства. У нас же, людей, только один шанс стать сотворцами мироздания, а не безвольными статистами,— познать себя. Ибо, как говорили древние: познаешь себя — познаешь мир. Следовательно:

Во-первых, должны быть тщательно изучены основные причинные факторы и те результатирующие силы, которые делают метод Бронникова повторяемым, достаточно надежно тиражируемым; Во-вторых, четко наметить вполне определенные направления, причинная обусловленность которых уже имеет опору на вполне достоверные научные исследования; В-третьих, необходимо выяснить, с какими пространствами и какими активными интеллектуальными системами вошли в контакт ученики Бронникова. Всегда ли полезен этот контакт? Всегда ли безопасен? Ведь садясь в автомобиль без навыков управления им, мы тоже рискуем: все может быть хорошо — сама машина, погода, шоссе... и авария тоже получится чудненькая.

Важным является вопрос — можно ли каждому развить в себе экстрасенсорные возможности. Ведь повторяемость явления — веский довод в пользу того, что мы имеем дело не с исключительной экспериментальной ситуацией, а с закономерностью, с поддающейся проверке методикой.

Необходимо, чтобы масса субъективных толкований была серьезно проверена научной практикой. Уже недопустимо считать аномалией то, что эффективно и безотказно действует в нашей жизни.

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить