Документ без названия

Дельфины — психотерапевты

clip_image002_0004Недалеко от станции метро «Елизаровская» расположился морской колледж. От самого названия уже, согласитесь, веет романтикой дальних путешествий и экзотичесих стран. Но вот уже несколько лет, помимо «суровых балтийских ветров», романтики ему добавляет не совсем привычное для нашего города заведение — дельфинарий, обосновавшийся в стенах бассейна колледжа.

Сначала здесь располагался Ленинградский Утришский дельфинарий со всеми своими подопечными. Со временем площадка стала тесновата, и представления с участием морских животных стали проводиться в бассейне «Спартак», а здесь остался филиал, где дельфинья молодежь проходит «начальную школу».

Среди всех животных дельфины всегда привлекали особое внимание людей. Причем, во всех дошедших до нас преданиях дельфины — очень дружелюбные существа. Они издавна славятся своим изначально доброжелательным отношением к человеку. К тому же дельфины — очень романтичные создания; так, во всяком случае, они воспринимаются обыденным сознанием. Неудивительно, что им приписывают магические способности.

Конечно же, у дельфинов нет разума — в нашем, человеческом понимании. Но интерес к этим умным и необычным существам всегда вызывал у людей желание общаться с ними как можно ближе и теснее. И так возникла дельфинотерапия — отрасль нетрадиционной медицины, при которой исцеляющее воздействие на пациента оказывает взаимодействие «человек-дельфин». Дельфинотерапия с неизменным успехом уже много лет используется во всем мире. В нашем городе подобный вид лечения появился совсем недавно.

— Идея эта, — рассказывает психолог филиала Галина Манжосова, — давно, как говорится, витала в воздухе. После выступлений подходили люди, спрашивали, почему мы не ведем такой работы. В результате была создана и апробирована программа «Дети и дельфины». Нужно подчеркнуть, что мы не ведем «дельфинотерапии». Это просто психотерапевтические группы общения детей и дельфинов.

Помогаем мы детям с психологическими проблемами, болезнями опорно-двигательного аппарата. Причем, изначально мы не ставили задачи именно лечить. Наша цель — стабилизировать психоэмоциональное состояние ребенка. Помочь ему мобилизовать внутренние ресурсы организма. И эта цель достигается во всех случаях.

Вместе с Галиной Владимировной мы проходим к бассейну. Молодые дельфины, а ростом (длинной, прим. ред.) они поболе взрослого человека, охотно резвятся в своем мокром доме, поражая отточенностью движений, особой пластикой и легкостью перемещения в воде, виртуозностью поворотов и прыжков. Переводя на человеческие категории, они — такие грациозные, добродушные и улыбчивые.

Тренер приоткрывает дверцы в перегородке посреди бассейна, и два дельфина устремляются к своим «рабочим местам». Там на краю бассейна на специальных площадках уже ждут их мамы со своими малышами. У них, у девочки и у мальчика, одна и та же проблема — аутизм. Ребенок при такой болезни страдает замкнутостью, для него очень трудно дается любой контакт с окружающими. Поэтому открытие любого канала общения — это очень большое достижение.

Вот ребята начинают с того, что вместе с мамами бросают в воду кольца и мячи, а дельфины охотно приносят их обратно, как собачки по команде «апорт». Сначала дело идет туговато, но постепенно ребята входят во вкус и уже осмеливаются дотронуться до высовывающейся из воды добродушной дельфиньей морды.

А потом наступает следующий этап занятия. Мама вместе с ребенком спускается по ступенькам огороженный на мелководье небольшой участок бассейна. И общение становится более тесным. Тоже не сразу, но понемногу малыш все охотнее вступает в контакт с морским зверем, гладит его, а в конце занятия уже плавает, ухватившись за дельфиний плавник.

— Вот так проходят индивидуальные занятия, — объясняет Галина Манжосова, — а весь цикл состоит из десяти таких занятий. Каждый день с дельфинами отдельно общаются 12 детей и еще 10 приходят на групповые занятия. Сами занятия строятся в зависимости от проблемы ребенка, от ее тяжести. В каждом случае методика подбирается индивидуально. Родители записываются по телефону, приходят сами. Конечно, желающих гораздо больше, чем у нас есть возможностей.

Недавно наши экономисты подсчитали, и получилось, что дельфинотерапия обходится нам в копеечку. Каждое занятие стоит не меньше 900 рублей. Конечно, брать такие деньги с родителей больных детей просто рука не поднимается. Цену назначаем тоже индивидуально, но гораздо меньше себестоимости. Выручают зарубежные «дочки» дельфинария. Помогают за счет доходов от представлений.

Мы подходим к мамам, и я спрашиваю, помогают ли такие занятия. Первой отвечает Елена. Она с сыном приехала из Кишинева:

— Мы очень довольны. Это уже седьмое занятие. Сын стал спокойней, лучше спит. И общее состояние заметно лучше стало.

Ирина с дочкой — наши земляки:

Это очень ценное общение. Дочке очень нравится. Тут и само животное необычное, и занятия проходят в воде. Ася — очень умный дельфин. Очень хорошо чувствует нас. Видно, что ей хочется поиграть, но она не напирает. Сближается постепенно. Жалко, что занятия такие короткие. Дочка после них чувствует себя очень хорошо.

Галина Владимировна добавляет, что в процессе занятия очень важно, что животное само охотно идет на контакт, берет на себя инициативу в общении. И если на первых занятиях дети часто плачут, кричат, убегают, то в дальнейшем мы уже видим то, что происходило сегодня. Возникает радостное, спокойное, дружелюбное отношение к этим удивительным существам. Как настоящие психологи-профессионалы дельфины, чувствуют боязнь ребенка при первом знакомстве и дают ему время привыкнуть к себе (что, кстати, происходит довольно быстро).

Даже если не наступает полного излечения, состояние ребятишек значительно улучшается. И очень важно, что достигнутые результаты сохраняются впоследствии и в домашних условиях, и они столь ощутимы, что родители стремятся снова попасть на сеансы дельфинотерапии. Исцеляет не только плавание с дельфинами, но и просто общение с ними.

Я спросил у тренера Сергея Борисова, как дельфинов готовят к такой работе.

— Никакой специальной подготовки не нужно. Дельфины очень хорошо чувствуют настроение людей, их эмоции. Даже неприрученные дельфины любят играть, а здесь, где они не заняты добычей пищи, их желание поиграть гораздо больше.

Причем, что интересно, после таких занятий мне стало гораздо легче общаться с молодым дельфином Степашкой. Он стал лучше понимать меня, выполнять команды, активнее работает на тренировках. Так что польза получается обоюдная.

В каких же случаях помогает общение с дельфинами? Список довольно большой — это синдром Дауна, детский церебральный паралич, аутизм, задержка умственного развития, другие неврологические, психические и психомоторные проблемы.

Почему же общение с дельфинами так действенно? В чем его отличие от других направлений зоотерапии, например, от положительного эффекта общения с собственной собакой или кошкой? Вот некоторые возможные варианты ответа на этот вопрос.

Дельфин, в отличие от домашних животных, окружен романтическим ореолом, как уже говорилось в начале этой статьи; ему приписывают магические и даже сверхъестественные свойства. От встречи с ним, от непосредственного контакта уже заранее ожидают какого-то необычайного целительного эффекта. Если дети еще слишком малы, чтобы это понимать, им передается ожидание родителей. Вообще эффект любой психотерапии во многом зависит от того, на что настроен, чего ожидает пациент; вера в чудодейственное средство, в чародея-доктора, в волшебное исцеление объясняет многое.

Надо отметить, что в случаях, когда эффект дельфиньей помощи выражен особенно отчетливо, мы встречаемся с ситуацией, когда с пациентом и его окружением работает целая команда специалистов, и общение с дельфином или дельфинами — только вершина айсберга.

Человек, попадающий в теплую водную среду, волей-неволей расслабляется. Когда дети активно двигаются в воде, плавая с дельфинами, эффект расслабления все равно значителен — тем более что дельфины двигаются очень плавно.

Дельфины действительно легко вступают в контакт с человеком, они дружелюбны и общительны. Общение с дельфином, телесный контакт с ним — очень важный фактор, особенно для больных детей, тех, кто не находит контакта с людьми. Часто задержки развития и отклоняющееся поведение у ребенка объясняются недостатком материнской ласки, телесного контакта с ней; контакт с теплокровным дружелюбным существом в какой-то степени восполняет дефицит такого телесного общения.

Наконец, активное взаимодействие с дельфином в воде предполагает и игровое поведение. Дельфины, не озабоченные постоянными поисками пищи — очень игривые существа, они активно привлекают к себе внимание человека, требуют, чтобы с ними играли, и вовлекают в игру людей, а, как известно, игровая психотерапия — один из основных способов восстановления психических функций у детей.

В Санкт-Петербургском дельфинарии первые результаты подтвердили эффективность общения с хвостатыми целителями: у детей улучшилась концентрация внимания, снизилась агрессивность, преодолен барьер в общении, появились некоторые новые моторные навыки, улучшилась координация движений.

Некоторые ученые полагают, что дельфины влияют на человека экстрасенсорно. Причем, дельфины как целители-экстрасенсы гораздо сильнее любого экстрасенса-человека. Правда, подтверждения этой теории нет, как, впрочем, и опровержения. Существует и иная версия — механистическая. Согласно ей, дельфин является просто источником ультразвуковых сигналов, оказывающих физиотерапевтическое воздействие на биологически активные точки. В общем, пока ученые спорят, дельфины спокойно делают свое дело, то есть помогают людям излечиться. Как это они делают, наверное, не самое главное. Важен ведь результат, а он есть.

А. Руднев (г. Санкт-Петербург).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить